quote Сильная тревога и депрессия уничтожают время, делают невозможным будущее. Или напротив,
тревога пациента в отношении времени, его неспособность "иметь" будущее, вызывает тревогу
и депрессию. Так или иначе, самым неприятным аспектом затруднительного положения
пациента является то, что он не в состоянии представить что-то в будущем,
когда он уже не будет испытывать тревогу или депрессию
Минковски (цит. по Ролло Мэй)

Предназначение человека

“Но даже и под гения пятой
Ты должен оставаться сам собой…”
Арсений Тарковский

"Будь верен себе"
Вильям Шекспир

 

Мы не говорим о предназначении, как о некой мистической миссии человека на земле. Мы концентрируемся на том, что человек призван реализовать те качества и свойства, те потенциалы, которые в него заложены. Хотя, если расширить горизонты рассмотрения вопроса, можно ощутить внутреннюю дрожь оттого, что то, что заложено в нас природой, имеет какой-то отдаленный, лежащий в других измерениях смысл. Но смысл этот не в каком-то особом пути, а в том, чтобы быть и становиться самим собой.

Каждый человек обладает прирожденными способносями и потенциалами. Мало того, человек имеет исходные знания о своих потенциях. Одна еврейская притча иллюстрирует это следующим образом. Младенец, приходя в этот мир, обладает всей мудростью мира. Но ангел приставляет ему палец к губам, чтобы этот груз, взваленный на хрупкие плечи ребенка, не раздавил его. Но в течение всей своей жизни человек открывает для себя эту мудрость, если смело смотрит в лицо мира и выполняет своё предназначение, прислушибаясь к тому, что говорят ему его "внутренние голоса".

Пауль Тиллих утверждает, что человек должен отвечать, если его спросят, что он сделал из себя. От человека ожидается, что он сделает из себя то, чем он может стать, чтобы воплотить свою судьбу. Каждым моральным актом, актом самоутверждения человек вносит вклад в воплошение своей судьбы, в актуализацию того, чем он потенциально является.

Главный смысл роста человека заключается в реализации того потенциала, который заложен в нем. В конечном счете, этот смысл – в становлении самим собой. Конечно, хорошо, когда мы имеем перед собой хороший пример в лице другого человека, образ которого может нас вдохновлять в нашей жизни. Однако мы никогда не в состоянии достичь того, что достиг другой. Мы можем лишь раскрыть заложенные в нас потенциалы, лишь развить то; что сами имеем. То есть мы не можем быть кем-то иным, кроме самого себя. Как говорил еврейский мудрец Реб Зуся, „на суде Всевышнего меня не спросят, почему я не стал Моисеем или Авраамом – но непременно спросят, почему я не был Зусей“.

Поэтому важно всегда концентрироваться на том, чтобы понятъ, "кто есть Я", постоянно "ловить" себя на попытках стремиться к недостижимому и иллюзорному образу самого себя, который рисует нам наша гордыня.

Неминуемые неудачи в погонях за иллюзиями, в стремлении воплотить в жизнь нереализуемое, способно привести человека в отчаяние, которое лежит в основе многих психических расстройств. „Быть тем "собой", который ты есть на самом деле, это, конечно, нечто, противоположное отчаянию, и за этот выбор человек несет величайшую ответственность“, пишет Карл Роджерс.

Предназначение человека и смысл его жизни в значительной степени пересекаются. Если человек осознал, каково его предназначение и что ему делать для его реализации, то это становится смыслом жизни.

Рэбе Хиллель, еще один известный еврейский мудрец, говорил две тысячи лет назад: „если я не за себя, то кто же за меня? Если я только за себя, то зачем я? Если не я, то кто же? Если не сейчас, то когда?“. Эта блестящая формула содержит в себе всё, что нужно человеку для осуществления собственного развития:

1. осознание собственной отделённости, покинутости в мире;
2.  необходимость обретения смысла;
3. взятие на себя ответственности за свою судьбу;
4. предупреждение, что всё проходит и надо пользоваться моментом, который дарит нам бытие.

Подлинное призвание человека, утверждает Кьеркегор, это становление самим собой, то есть полная реализация того, на что ты способен.

В самой глубине своей души каждый человек знает, что он долзэн делать, поэтому ему надо только спросить себя и прислушаться к голосу своего бессознательного, которое, согласно Ролло Мэю  представляет собой потенциальные знания и переживания, которые человек часто не может или не хочет актуализировать.

Неделание в своей жизни того, что человек может делать, является одним из семи смертный грехов, именуемым праздностью.

Абрахам Маслоу подчеркивал в своих работах, что отступничество человека от своей сущности, от того, что является его предназначением, представляет собой преступление против его природы. Это фиксируется в его бессознательном и заставляет человека презирать себя.

Отто Ранк убежден, что человек обречен на ощущение собственной виновности в  неиспользованности возможностей, если он предохраняет себя от слишком интенсивного проживания собственной жизни.

Ролло Мэй соглашается с ним, заявляя, что человек неминуемо столкнётся с чувством вины, если он отрицает потенциальные возможности или терпит неудачу в их осушествлении.

Сёрен Кьеркегор предупреждал, что, вследствие невозможности сделать выбор или нежелания быть самим собой, человеку суждено столкнуться с отчаянием.

Пауль Тиллих заявляет, что человек постоянно стоит перед судом, судья на котором – он сам. Данная ситуация вызывает тревогу (“в относительных терминах тревогу вины, в абсолютных – тревогу самоотвергания, самоосуждения”), которая выливается в отчаяние. Это подтверждает и Карл Роджерс, считаюший, что самое глубокое отчаяние наступает тогда, когда человек выбирает "быть не самим собой, быть другим".

Итак, человек, живуший неполно, уходящий от реализации своих потенциалов, предающий свою внутреннюю природу, своё Я обречен на муки, которые ему готовит чувство вины. Эта вина, пишет Ирвин Ялом, не есть результат преступления, но результат упушений, неделания в собственной жизни. Это вина экзистенциальная, представляющая собой здоровое чувство (в отличие от вины невротической).

Маслоу предупреждает, что её появления не следует избегать (как избегают появления какого-либо неприятного симптома), а, напротив, прислушиваться к ней, как к зову изнутри, как к обоснованному недовольству собой, как к проводнику к самому себе, к собственной сусшности. Ибо экзистенциальная вина – “внутренний "поводырь", указывающий дорогу к осуществлению истинного себя и своих потенциальных возможностей“.

Пауль Тиллих подчеркивает, что саморефлексия, осознание вины уменьшают отчаяние, возникающее в результате предательства самого себя. Если человек уклоняется от суда своей экзистенциальной вины, если он пускается на поиски самооправдания, то это равносильно бегству от самого себя.

Прислушивающийся к голосу своей экзистенциальной вины человек может (как утверждает Ялом) и узнать свой потенциал, и найти пути к становлению собой. Становление же собой определяется тем, что приводит в движение жизненные силы человека – его внутренним голосом, его САМОСТЬЮ.

Ведь, как утверждает Абрахам Маслоу, "учитель или культура не создают человека, они не насаждают в нем способность любить или быть любопытным, или философствовать, создавать символы, творить... Скорее они дают возможность, благоприятствуют, побуждают, помогают тому, что существует в зародыше, стать реальным и актуальным".