quote Мир прошлого есть произнесенное пророчество. Только как созидатели
будущего, как познавшие настоящее, вы поймете это
Ницше

Клинические проявления тревоги смерти

„Вся человеческая жизнь
может быть истолкована
как постоянная попытка
убежать от отчаяния“.

Пауль Тиллих
ПАНИКА
Панические состояния проявляются бурным каскадом вегетативных реакций и весьма неприятных и пугающих телесных ощущений. Сердце выскакивает из груди, что-то перекрывает горло, грудь сжимает как железным обручем, в животе происходит нечто, сравнимое с переживаниями на американских горках или других экстремальных аттракционах.
Человек в состоянии паники ощущает себя беспомощным, как бы проваливающимся в бездну. Ноги и руки становятся ватными, мир кажется нереальным. Подобные состояния, когда человек внезапно видит себя как бы со стороны, когда он казется себе ненастоящим, когда исчезает чувство реальности, когда сам мир теряет знакомые очертания и все устои рушатся, носят название деперсонализаци и дереализации.
Тревога смерти в чистом виде проявляется полной потерей опор в настоящем моменте. Паника и является, можно сказать, квинтэссенцией тревоги смерти.

Одна женщина в течение многих лет направлялась в психиатрическую клинику (чаще по скорой помощи) с паническими состояниями и страхом смерти. Она посетила за многие годы всех врачей и была в приёмных отделениях всех больниц округи. Наверное, ее можно было представить на номинацию в книгу рекордов Гиннеса по количеству электрокардиограмм и прочих более дорогих обследований, которым ее подвергали врачи. Надо сказать, что физическое здоровье ее было в целом неплохим - и через 1-2 дня её, как правило, выписывали. Однако через несколько дней (или редко недель) всё повторялось сначала.
Как в последствие оказалось, толчком к развитию панических атак являлась одна мысль (точнее одна воображаемая картина). Дело в том, что эта пациентка заключила страховой договор на похороны. Но так как материальный достаток её был не очень большим, то ей не оставалось ничего другого, кроме кремации. И вот она начала представлять себе картину, как её тело пожирает огонь. Тут все и началось...
В этом случае мы видим также иллюстрацию того, что тревога смерти замещается иррациональными страхами. Именно эти страхи и провоцируют столь бурную реакцию организма.
Второе, что стоит сказать в связи с этой пациенткой, это то, что внимание её оказалось полностью занятым её страхами и переживаемыми симптомами. Она тратила годы своей жизни на "предотвращение" смерти (ведь посешение больниц - это не что иное, как попытка защититься от умирания, отодвинуть роковой момент). И эти годы она отнимала от своей реальной жизни.
И третье. Женщина эта чувствовала себя уверенно лишь в больничных стенах. Она там буквально расцветала, смеялась, вела вполне нормальный образ жизни. Это иллюстрирует уже упоминавшуюся нами хаспространенную защитную стратегию: человек, боящийся смерти, находит себе некоего покровителя, который выполняет функцию защитника от смерти.
Прежде чем перейти к следующим подразделам, хотелось ба привести высказывание Владимира Янкелевича:
Смерть — источник всех эмпирических и естественных беспокойств; смерть — то, что беспокоит в любом беспокойстве и что придает каждой заботе трагический масштаб; например, повышенное давление, шум в сердце, излишек мочевины вызывают беспокойство, потому что предполагают возможность смерти; однако заботит непосредственно не смерть. Забота (некая конкретная обеспокоенность) настолько совпадает со своей причиной, что она и есть сама эта причина...
В этом высказывании говорится о том, что вездесущая тревога смерти маскируется какими-то второстепенными заботами и беспокойствами. К этим страхам и заботам мы сейчас и перейдем.
Паника - этот страх смерти в чистом виде, это жуткое и непереносимое состояние, когда все основы как бы рушатся, когда не чувствуется никакой опоры в бытии, когда весь мир и собственное сознание кажутся нереальными - становится причиной многих душевных недугов и страданий, а также приводит к тому, что люди совершают безрассудные поступки (то, что мы называем "в состоянии аффекта"). Кроме того, такой острый страх смерти заставляет человека порой "забыть" о своих обязательствах, ценностях, совести - и сделать шаг, принять решение, о котором всю жизнь свою он будет жалеть. Я имею в виду, в первую очередь, предательство.

ФОБИИ И НАВЯЗЧИВОСТИ
„Тревога стремится стать страхом“ (Пауль Тиллих) – это значит, что вторичные страхи (фобии, навязчивости) являются бессознательной защитой от тревоги смерти.
Мы уже знаем, что тревога никогда не имеет объекта, её вызывающего. Поэтому тревожащийся человек не может занять адекватную позицию и проявить своё мужество. Это состояние невыносимо - и природа человеческая устроила так, что всегда могут быть найдены заместительные объекты, объясняющие человеку, почему он испытывает такие неприятные ощущения.
В случае появления объектов тревога перестает замечаться, скрытая страхами перед "найденным" объектом. Как только появляются объекты, олицетворяющие страх, мужество может справиться с этим страхом. Но даже если человек просто убегает от пугающего объекта, это гораздо легче, чем быть поглощенным тревогой и метаться в полной ратерянности, не зная, что предпринять.
Описано бесчисленное множество различных страхов (фобий). С некоторыми из них человек живёт всю жизнь, сосуществуя с ними, как с какой-нибудь родинкой на щеке. Другие „портят“ ему жизнь, и он стремится от них избавиться. Борьба со страхами нередко бывает успешной, но не менее редко страх выходит из этой борьбы победителем или на смену одним (побежденным) страхам приходят другие.
Самыми известными фобиями являются страхи тесноты и замкнутых пространств (клаустрофобия). При этом человек испытывает жуткий страх смерти вплоть до паники, требующий немедленного бегства из ситуации, вызывающей эти ощущения. Профилактика таких состояний заключается во взятии максимально возможного контроля (точнее, использования ряда мер, которые внушают ощущение контроля).  Именно панический страх смерти вследствие невозможности убежать лежит в основе страха перед полетами на самолете или избегание пользования метро и лифтом.
Здесь мы хотим представить вам короткое описание случая одной весьма распространенной фобии, связанной напрямую с тревогой (точнее со страхом) смертельного заболевания.
Женщина 70 лет является на прием гинеколога с запущенным раком груди, когда правая молочная железа представляет собой буквально открытую язву. Диагноз можно ставить безл всяких дополнительных обследований. Женщина сообщает, что заметила уплотнение в правой молочной железе еще 10.12 лет назад. Она сразу заподозрила онкологию, но с тех пор ни разу не ходила на обследование. После постановки диагноза она приняла его безоговорочно, аккуратно ходила на лечение, мужественно переносила осложнения последних недель жизни. Смерть она встретила не прячась и не обманывая себя.
Этот случай очень ярко описывает "страх окончательного приговора". Хотя женщина эта и знала "задним умом" все, что с ней происходит, и с каждым новым проявлением своей опухоли все больше представляла себе, что ей уготовано, она все же боялась подтверждения своих предположений. Подобные страхи называтся "канцерофобией". И, как мы видели, основной стратегией здесь является вытеснение проблемы, как бы игнорирование ее. Но такое мужественное поведение вряд ли можно назвать по-настоящему мужеством, потому что настоящее мужество основано на преодолении тревоги во имя совладания с реальностью, здесь же налицо бегство от реальности, чтобы оттянуть встречу с настоящей тревогой.
Фобии могут принимать весьма вычурный (на грани психоза) характер, как, например, у почти 80летней женщины, которая боялась умереть от удушья, потому что представляла себе, как ее язык глубоко западает в глотку и перекрывает дыхательные пути.
Навязчивые действия, как известно, являются попыткой человека смягчить различные страхи. Люди с навязчивостями отличаются магическим мышлением, которое проявляется подсознательной уверенностью в том, что с помощью того или иного слова, действия, ритуала можно уберечься от беды. Кроме того, "беря цитуацию" под контроль, человек как бы становится хозяином этой ситуации. А заодно (кто знает!), может он сможет взять под контроль и саму смерть - или, по крайнен мере, обмануть её.

Пациент 67 лет лечился у уролога по поводу задержки мочеиспускания в связи с большой аденомой простаты. Ему был положен катетер для отвода мочи и предложена операция. Несколько раз разведенный мужчина постоянно находил себе женщин для совместного времяпрепровождения. Теперь он был поставлен перед фактом, что, возможно, его сексуальная жизнь поставлена под угрозу, что он уже не молод. Он начал все чаще размышлять о том, что и жить ему осталось не так уж и много лет.
С такими мрачными размышлениями он заночевал как-то у своего приятеля. Спать пришлось в тесной коматушке, да еще и с закрытым окном. Той ночью он впервые испытал страх смерти, и с тех пор не мог больше переносить закрытых помещений. Так у него развилась (в уже почтенном возрасте!) клаустрофобия. Когда он кое-как справился с ней (он мог находиться в тесных помещениях, но только если дверь или окно были открыты), у него появились навязчивые действия, выражающиеся в попытке досконально узнавать всё о том, что ему встречается. Например, непременно узнать когда и где будет тот или иной концерт, обявленный на афише, обязательно вспомнить, как зовут жену человека, которого он встретил на улице, непременно точно знать, кто из актеров играл в том или ином фильме. Именно эти мучительные и изматывающие "занятия" и послужили поводом для обращения в клинику.

Сам факт появления страхов означает прорыв небытия в сознание человека, в результате чего выстраиваются всё новые и новые защиты в виде всё новых и новых страхов. Это индикатор того, что человек переживает тревогу, которая требует от него определенных изменений. А значит необходимо не столько бороться со страхами, сколько задуматься над тем, какие возможности, предоставляемые реальной ситуацией, можно использовать для роста, для самоактуализации.
ИПОХОНДРИЯ
Человек осознаёт, что смерть рано или поздно настигнет его. Но он осознаёт также, что его смерть - это не старуха с косой, а, возможно, какая-то болезнь, которая и сведет его в могилу.
Желая воспользоваться прогрессом современной медицины и раскрыть подобную болезнь в зародыше, вылечить её и тем самым избавиться от одной из причин смерти, отложив её на неопределенное время, человек пускается на поиски малейших проявлений, минимальных симптомов болезней. Если в боку вдруг заколет, то это может свидетельствовать о раке печени, если вдруг случится кашель, то, может быть, опухоль сидит в лёгких.
Такие пациенты изводят себя и врачей, заставляя их проводить несметные и ненужные обследования. Отрицательным результатам таких обследований, человек, конечно, не верит: либо техника еще несовершенна, либо стадия болезни еще настолько ранняя, что и не может быть выявлена современными методами.
И всё начинается сначала - нередко уже у другого врача, потому что предыдущий уже "вышел из доверия".
ПАРАНОЙЯ
Паранойя проявляется жуткой подозрительностью. Человек живет как бы среди врагов, которые в любую минуту могут угрожать его жизни. Такая жизнь подобно существованию на действующем вулкане, когда каждая секунда может стать роковой. Для того, чтобы обезопасить себя перед лицом потенциальных угроз, человек предпринимает различные защитные реакции, от обычного замыкания в четырех стенах до сложных поведенческих реакций. Одна женщина, которая ощущала себя под угрозой воздейсвтия электрических полей. исходящих от соседей, меняла место проживания более 20 раз за полседние 30 лет. В больнице, надо сказать, она чувствовала себя в безопасности ("врачи - надежное средство против болезней и смерти"). Если паранойя перерастает в тяжелое психотическое состояние с бредом преследования, сопровождающийся непереносимыми страхами, то в острых стадиях человек может развернуть (в основном, как импульсивная реакция) "боевые действия" против своих (ничего не подозревающих) "преследователей". Чаще такими "преслелователями" являются близкие люди, соседи, коллеги по работе. Как мы уже говорили, страх перед конкретным объектом ("преследователем") помогает человеку ослабить мучительное состояние тревоги.
Стоит остановиться на социальной опасности подобных реаций, если они имеют место у политических деятелей высшего ранга. Самый яркий пример здесь - Сталин. Его страх перед предателями и преследователями стоил жизни миллионам его сограждан (не говоря о мучениях и страхе, которые пришлось испытать десяткам миллионов человек).

СУИЦИД
Осознавание собственной смертности, размышления над возможностью небытия могут привести к пессимистической настроенности. Спрашивается - зачем жить если в конце концов наступит смерть и полное НИЧТО. От таких рассуждений недалеко и до отчаяния. Пауль Тиллих пишет по этому поводу: „Боль отчаяния возникает потому, что бытие осознает неспособность утверждать себя вопреки силе небытия“.
Такое отчаяние особенно сильно в случае тяжелой болезни. Тогда жизненные перспективы полностью перекрываются ожиданиями мучительного конца. И не важно, что этот конец мозет наступить через годы (а нередко смертельная болезнь является и вовсе плодом воображения)! Человек видит всё происходящее в мрачных тонах и оказывается лишенным будущего. Жизнь теряет свою привлекательность. Смерть (которой человек страшится), напротив становится всё более желанной. Но не та смерть - насильственная смерть через болезнь - а смерть по собственному выбору, как утверждение своей силы и последнего акта контроля над своей судьбой. „В результате бытие стремится избавиться от самого себя. Если бы тревога была лишь тревогой смерти, то добровольная смерть стала бы выходом из ситуации отчаяния. Мужество, необходимое в этом случае, было бы мужеством «не» быть. Окончательной формой самоутверждения стал бы акт самоотрицания“ (Пауль Тиллих).
Тревога смерти и сопутствующая ей депрессия усугубляются еще и чувством вины и бессмысленности жизни. От этих опустошаюших и делающих жизнь мрачной ощущений хочется тоже избавиться - уйдя навсегда и "забыв обо всем". Но здесь как раз имеется "лазейка", которая может спасти человека от самоубийства. Пауль Тиллих в этой связи утверждает, что самоубийству препятствует осознание как его бессмысленности, так и невозможности с его помощью устранить чувство вины. „Вина и осуждение давят бесконечным грузом, и их невозможно устранить конечным актом самоотрицания“.
Немало людей сводят с жизнью счеты. Еще больше людей пытаются это сделать... Но не стоит думать, конечно, что каждый человек, совершающий (или совершивший) акт самоубийства, хочет (или хотел) непременно уйти из жизни. Как часто это лишь крик о помощи, попытка найти опору в другом человеке, желание избавиться от мучительного одиночества,  быть услышанным и понятым...

В таких ситуациях прослеживается подспудная фантазия, свойственная каждому человеку. Он представляет свою попытку самоубийства успешной и как бы смотрит на себя со стороны глазами своих близких, с печалью отмечая, что он умер. Подобные фантазии могут быть настолько сладкими, что человек теряет чувство осторожности - и переступает роковую черту, даже не желая того.

В основе суицидального поведения лежит тотальное извращение ценностных ориентаций. У человека коренным образом меняется отношение к жизни и смерти. Жизнь, утрачивая свою истинную ценность, воспринимается лишь в мрачных тонах, в то время как смерть становится привлекательной, несущей столь желанный покой. Это так называя инверсия ценностных ориентаций.
Предстоящая смерть превращается в абсолютную  помеху для самореализации. Поэтому некоторые люди, не выдерживая такого мучительного противоречия, решаются поставить точку своею собственной рукой. "Смерть служит для заклинания смерти", - отмечает Владимир Янкелевич.
Отчаяние говорит человеку: "нужно принять необходимое зло, которое оборачивается добром и спасает то, что можно спасти; чтобы жить, следует однажды, как это ни парадоксально, прекратить жить". Человек принимает через самоубийство смерть, лишь бы избавиться от нее, рушащей все планы и задумки, в будущем... "Самоубийца просто не желает платить цену за настоящую жизнь; опережая свою собственную смерть, он убивает жизнь одним махом, вместо того чтобы дать ей созреть и умереть вовремя" (Владимир Янкелевич).
Отсюда такая парадоксальная формула: "Лучший способ не умирать — это не жить!"


АГРЕССИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ

Тревога смерти, грозящей обращению человека в НИЧТО, может вызывать сильнейшие страхи, которые берут верх в сознании человека и лишают его возможности контролировать собственные действия. В таких ситуациях (мы говорим "действие в состоянии аффекта") человек может совершить немало трагических и даже фатальных поступков.
Например, видя перед собой кого-то, кого подсознание приняло за объект страха (то есть как бы угрожающего жизни человека, способного и желающего уничтожить его), человек в состоянии, защищаясь от этого объекта, нанести превентивный роковой удар.
Подобное встречается также у психотических больных, которые в своём бредовом восприятии реальности приняли другого человека за возможный источник зла и угрозы своей жизни. Испытываемый смертельный страх обясняет причины многих агрессивных действий подобных пациентов.
Подобные действия направлены подсознательно на защиту самой сущности человека. В таких случаях страх мобилизует на агрессию (агрессию во имя спасения своего бытия).
ДЕПРЕССИЯ

Размышления о своей смерти (особенно, если прогноз заболевания недостаточно благоприятен) могут выливаться в депрессивные состояния со сниженным настроением, апатией, чувством безразличия и бессмыссленности. Человек не в состоянии испытывать радости от жизни.

Подобные состояния могут сопровождаться чувством вины - как по отношению к ближним, вынужденным страдать из-за болезни человека, из-за его депрессии, так и по отношению к самому себе, вследствие того, что человек чувствует себя ответственным за подобное состояние, за свою болезнь, а также из-за того, что он ничего не делает (или не может делать) для того, чтобы исправить ситуацию.

Часто наслаиваются всевозможные страхи и опасения, усугубляющие депрессивное состояние. Например, страх обнищания, страх потери ближних (в силу ли их смерти, или из-за того, что они покинут пациента, который утомил их своей болезнью), ревность. Эти страхи в основном иррациональны (не имеют под собой реальной почвы). Но эти мысли безнадежно отвлекают человека от настоящей реальности.
Одна женщина перенесла операцию по поводу рака кишечника. И операция, и химиотерапия были успешными. Онкологи не видели причин для беспокойства. Физически женщина была здорова. Ее жизни в обозримом будущем ничто не угрожало. Однако она по нескольку раз в год поступала на лечение в психиатрическую клинику с симптомами тяжелой депрессии и страха.
Воображение рисовало ее образы умирания, недоступности для нее, уже как бы умершей, всего, что ей было дорого, всех, кого она любила. Перед глазами постоянно представали лица родственников, оплакивающих ее смерть и не представляющих себе жизни без нее.
Как видим, она „смещалась“ в "будущее" по осям своего бытия - ее внимание оказывалось притягиваемым заботами и опасениями по поводу событий, которые еше не стали реальностью.
С помощью бесед и несложных упражнений удавалось вернуть женщину в ФОКУС БЫТИЯ, в ее "здесь и сейчас" - то есть туда, где она в состоянии быть с теми, кого она любит, и кто ее любит, получать радость от общения с ними и от того, что жизнь продолжается.
Положительный эффект длился не более нескольких месяцев, и женщина, внимание котрой снова соскальзывало в нежелательное будущее, вновь впадала в тревожно-депрессивное состояние, мешающее ей ценить мгновения уходящей жизни.
ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА
Тревога смерти может приводить к значительным изменениям характера человека, порой в такой степени, что самые близкие люди "перестают" его узнавать.
Один успешный художник всегда был инициативным человеком, самостоятельно принимающим любые решения, душой компании, никогда не отказывал в помощи и поддержке своим друзьям или родственникам. В возрасте около 50 лет он перенес операцию на сердечных сосудах. Впоследствии он стал настолько беспокоиться о своем здоровье и покое, что почти полностью прекратил тесное общение со своими близкими. Нечастые телефонные разговоры он обрывал, как только чувствовал, что что-то может вывести его из состояния покоя. Почти по любому поводу он обращался к своей жене, избегая самостоятельного решения (особенно когда к нему обращались с какими-то просьбами его друзья или близкие).
Я полагаю, что необходимо затрагивать тематику смерти в терапевтической работе. Как мы видели, многие болезненные состояния имеют причиной тревогу смерти. Известно, что все что не проговорено, что "молча" гложет душу, не дает возможности полноценно общаться: голова будет занята беспокоящими и пугающими содержаниями. Теметизирую смерть, мы помогаем человеку лучше структурировать свое сознание, находить новые ресурсы для совладания со своими недугами.
БЕССОННИЦА
Это мучительное состояние известно многим. Хочется отключиться, забыться - но в голове кружатся бесконечные мысли, а тело напряжено, как будто готово взметнуться в любую минуту по первому приказу. Состояние мучащегося бессонницей напоминает бодрствование частового, стоящего на посту.
Владимир Янкелевич указывал, что людей в постоянном напряжениие держит именно размышление о "часе неточном" - о том неведомом часе, когда он встретится со своей смертью. Этот "час" может наступить в любую минуту - потому-то тревожащийся человек старается "обмануть" смерть, встретить ее во всеоружии, и, кто знает, может быть, обмануть.
"Бессонница — это прежде всего недоверие". Недоверие к уельности своего бытия, которому постоянно грозит уничтожение.
Вот что пишет Владимир Янкелевич:
"Полное отсутствие гарантий в продолжаемости бытия (т. е. в том, что будущее обязательно придет на смену настоящему), а также порожденная этим неуверенность в завтрашнем дне заставляют нас тревожиться и беспокоиться; человек, сомневающийся в верности его жизнетворного времени, теряет всякое доверие к тому, что будущность действительно способна обеспечить будущее; стоит только ему осознать свое положение и всю глубину его трагичности, как он теряет сон, ведь слепая отключенность спящего — это самое простое выражение нашего доверия к инерции времени, которое идет своим чередом даже тогда, когда мы спим; сон косвенным образом говорит о нашей вере в то, что при пробуждении мы попадем в привычную обстановку, что злой гений не воспользуется нашим отсутствием или нашей бессознательностью, чтобы сыграть с нами одну из таких злых шуток, как разрыв аневризмы, остановка сердца и т. д.".
.
Изобразительный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?
Литературный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?