quote Фрагментарность жизни не умаляет ее смысла. Из длительности сроков
жизни мы никогда не сможем вывести меру ее осмысленности…
Мы должны основываться в оценке любой биографии
на богатстве ее содержания
Виктор Франкл

Понимание как диалог

„Как сердцу высказать себя?
Другому как познать тебя?
Поймёт ли он, чем, ты живешь?
Мысль изреченная есть ложь”.
Фёдор Тютчев

Вся наша жизнь представляет собой бесконечный разговор, порой в форме монолога, но чаще или (если принять монолог лишь за составную часть разговора) исключительно в форме диалога. Наша внутренняя сущность, наша самость является некой трибуной, сценой, с которой вещают или на которой разговаривают друг с другом различные её составляющие. Это могут быть ИНТРОЕКТЫ (включенные в наше Я образы других людей), различные уровни нашего Я (например, наблюдающее и действующее Я), СОВЕСТЬ и наши импульсивные составляющие.

Интроецированные „голоса“ могут порой занимать ведущее положение в иерархии нашего „Я“, что приводит к тому, что наша самость превращается поистине в свалку чужих мыслей и убеждений. Это скажется непременно на том, что человек становится бессвязным в своём внутреннем диалоге и непоследовательным в своих поступках, так что человек всё больше будет лишаться в себе всего человеческого и всё меньше будет способен адекватно воспринимать бытие.

Поговорим теперь о том, как можно всё же добиться понимания.

Наша САМОСТЬ – это беспрерывный „полилог“ (разговор многих сторон), в котором переплетаются и влияют друг на друга различные тексты (то есть содержащие определенные смысл и развертывающиеся во времени переплетения знаков и символов). Именно тексты являются основой понимания и дают возможность для взаимопонимания, потому что именно тексты отображают мир, отражаемый сознанием человека, переводящего воспринимаемые образы в язык знаков и символов. Именно своими текстами в диалоге с другими людьми и с самим собой человек может сообщить о себе, о своей жизни, о своём видении мира и отношении к нему.

СМЫСЛ, который вкладывает в свой текст некий субъект, может разительно отличаться от того смысла, который открывается в этом тексте его получателем. Мы можем приблизиться к пониманию, лишь вопрошая, задавая вопросы, проясняя, стремясь получить ответ. То есть в любом диалоге – как внешнем (разговор с другими людьми), так и внутреннем (разговор с самим собой) необходимо, с одной стороны, „активное слушание“, обеспечивающее максимальное приближение к пониманию другой стороны. С другой стороны, необходимо постоянно стремиться к прояснению собственных понятий – то есть того, что имеется в виду, когда произносится то или иное слово, тот или иной текст.

И еще одно замечание. Как отмечал Карл Роджерс,“сообщения” человека о себе (включая всю совокупность его высказываний, актов творчества) являются лишь маленькой верхушкой огромного айсберга, большая часть которого сокрыта от нас в недрах невысказанного. Например, многое человек не решается или не хочет облечь в слова, поскольку не хочет признаться в чем-то себе или другим. Многое из невысказанного не может быть высказанным (вербализованным) никогда, поскольку покоится в самых глубинах человеческой души и его чувственного восприятия.

Но даже высказанное, то есть облеченное в текст сообщение о себе, всегда будет весьма далеко отстоять от полной "правды", от полного соответствия отражаемому высказыванием бытию. Ведь с помощью слов (знаков, символов) можно лишь стараться приблизиться к отражению, к описанию реальности. Но сколько бы мы ни старались, сколь честными мы ни были бы, какие бы усилия мы ни прикладывали, чтобы максимально четко определить значение используемых нами знаков, бытие так и останется не раскрытым до конца.

То есть при всем старании никто из нас не в состоянии до конца постичь ни другого человека, ни самого себя. Поэтому человек во многом остаётся величайшей тайной как для других, так и для себя самого.