quote Обретение чувства бытия v широком смысле – это отношение к себе
и своему миру, переживание своего бытия (включая ощущение себя
собой)… Сознавание собственного бытия происходит на уровне
понимания себя
Ролло Мэй

Составляющие идентичности

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ ИДЕНТИЧНОСТИ

Человек интуитивно воспринимает свои желания, цели, убеждения, предпочтения, воспоминания и установки как исходящие из собственной личности и ей принадлежащие. Идентичность (то есть ощущение соответствия самому себе) будет гарантироваться во временном континууме относительным постоянством психологического отношения к этим проявлениям самого себя.


СОМАТИЧЕСКАЯ (ТЕЛЕСНАЯ) СОСТАВЛЯЮЩАЯ ИДЕНТИЧНОСТИ

В любом случае человек (что бы ни происходило с его психикой в тот или иной момент) находится в своем физическом теле (в организме). На основании этого критерия идентичность человека определяется тем, что в любой момент времени он привязан к своему организму, тем самым являясь "самим собой". Согласно П. Рикеру, тело является важнейшим аспектом понятия личности, поскольку именно оно вмешивается в ход вещей и вызывает изменения.


НАРРАТИВНЫЙ (ПОВЕСТВОВАТЕЛЬНЫЙ) ПОДХОД К ЧУВСТВУ ИДЕНТИЧНОСТИ

Соматические и психологические сосавляющие позволяют человеку ответить на вопрос, который М. Шехтман назвал "вопросом РЕ-идентификации". Ответ на этот вопрос позволяет в любой момент времени заново идентифицировать данного человека по отношению к любому другому. Но М. Шехтман заявляет, что гораздо важнее ответ на "характеризующий вопрос": "при каких условиях мы можем различные психологические характеристики, опыт и поступки человека четко отнести именно К ДАННОЙ ЛИЧНОСТИ?".

Нарративный (повествовательный) подход позволяет наилучшим образом ответить на этот вопрос. Поступки, опыт и психологические характеристики человека становятся частью его идентичности благодаря тому, что они укореняются, инкорпорируются в "саморассказываемую историю его жизни".

Таким образом, события и опыт жизни человека не пассивно попадают в его ощущение идентичности, а активно привносятся человеком в его идентчиность. Это становится возможным благодаря познавательным, сознавательным и интеллекутуальным механизмам, опирающимся на память, речь, способность к обучению и вспоминанию. То есть идентичность является не чем-то раз и навсегда данным, а динамичным и постоянно обновляющимся феноменом.

Идентичность, таким образом, можно понимать как способность интегрировать в свою историю события и опыт своей жизни. И это беспрерывное самоповествование, эта непрекращащющаяся история человеческой жизни длятся, покуда человек жив.

П. Рикер называл идентичность, к которой человек способен прийти посредством повествовательной деятельности, рассказывая о себе и о своей жизни, повествовательной идентичностью. „На протяжении всей рассказанной истории, с присущими ей единством и целостностью (целое, по Аристотелю, "есть то, что имеет начало, середину и конец"), персонаж сохраняет свою идентичность, которая согласуется с идентичностью рассказанной истории“, - пишет Рикер. Он считает, что благодаря повествованию человек осуществляет самопознание, познавая себя не непосредственно, а исключительно опосредованно, через знаки, посредством которых формируется его повествование. В повествовании осуществляется интерпретация самости.

В своём повествовании человек должен быть способен описать самого себя в третьем лице, подчеркивает Рикер. В своём повествовании о самом себе, которое всегда содержит определлнную интригу, человек является героем этой интриги, этой истории („герой есть некто, о ком говорят“).

Жизненная история подводит нас, по мнению Рикера, к двоякому пониманию идентичности. С одной стороны, это ощущение идентичности (тождественности) с самим собой (то есть, здесь можно говорить об идентичности САМОСТИ). С другой стороны, осознание собственной идентичности как "ТОГО ЖЕ САМОГО", то есть неизменного. Человек склонен часто именно к такому восприятию своей идентичности: то есть он сам - себе подобный, сам с собой сходный, сам себе аналогичный в любой момент времени. Но каким образом можно оставаться максимально возможно подобным самому себе, вопрошает Рикер, если не содержать в себе "некую незыблемую основу, неподверженную временным изменениям"? И он указывает далее на невозможность такой незыблемости: "весь человеческий опыт опровергает незыблемость этого элемента, образующего личность. Во внутреннем опыте все подвержено изменению".

 

ВНУТРЕНИИЕ И ВНЕШНИЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ

Идентичность человека - это не нечто однородное и единое. Скорее ее можно представить в виде лоскутного одеяла. И хорошо, если человек воспринимает такую свою идентичность "в целом". Чаще же человек концентрируется на каком-то одном участке, а то и вовсе на одном лоскутке. В результате он отодлествляет себя с тем, что, порой, весьма далеко отстоит от его истинной сущности.

На основании того, что мы рассмотрели выше можно грубо (и весьма условно) разделить составляющие человесческой идентичности на внутренние (коренящиеся в теле человека и в его САМОСТИ) и внешние, приходящие из мира человека, с которым тот непрерывно контактирует. Напомним, что мир человека - это не только то, что его окружает, но и то, что происходит в нем самом, что его Я может наблюдать и осознавать.

Контакт с миром вызывает необходимость постоянно "привязывать" себя к местности, ориентироваться в непрестанно изменяющемся окружении. Для того, чтобы это было возможно, сознание человека выработало способность все явления систематизировать с помощью неких полярных "конструктов", описанных Джорджем А. Келли. Эти конструкты характеризуют мир человека и дают человеку ориентиры и смыслы.

Все конструкты лишь частично осознаются, им человек может дать название. Но в значительной степени конструкты, как правило, невербыльны. Они могут быть чрезвычайно эмоционально заряжены, что может делает их весьма значимыми для человека - неважно, в позитивном или негативном аспекте (то есть будет ли их человек ценить и за них бороться или они станут предметом его ненависти).

Некоторые такие конструкты могут вполне становиться составляющими человеческой идентичности. В результате человек отождествляет, идентифицирует себя с этими конструктами, точнее, с тем или иным полюсом того или иного конструкта.

Например, возьмем конструкт "ДОБРЫЙ - ЗЛОЙ". Человек может отождествиться с полюсом "ДОБРЫЙ" и в результате поступать так, чтобы соответствовать своему образу. Человек будет игнорировать свои истинные потребности и не будет замечать реальную ситуацию, посылающую ему сигналы о том, что его поступки не совсем адекватны. Он будет ставить на карту многое во имя того, чтобы соответствовать образу самого себя - того, который "есть" нечто, чему он себя уподобляет и что он считает для себя чрезвычайно важным.

Или, например, такой конструкт "ПАТРИОТ - КОСМОПОЛИТ". Если часть народа идентифицирует себя с первым полюсом этого конструкта, то те, на кого навешан ярлык второго его полюса, становится предметoм ненависти и гонений.

Здесь мы вплотную подходим к пониманию идентичности как некоего "ценностного скелета" личности. То, что человек считает важным и ценным, находится ближе к центру его личности. Эти ЦЕННОСТИ становятся основой его идентичности. За иные из таких ценностей человек готов и жизнь свою отдать и горло другому перегрызть. Но, опять же, то, как человек относится к защите своей идентичности, базирующейся на ценностях, зависит от ценностной ориентации человека, базирующейся в его СОВЕСТИ.

Теорию Дж.А. Келли мы рассмотрим подробнее в разделе, посвященном АКСИОЛОГИЧЕСКИМ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫМ РЕШЕНИЯМ.

Другая склонность человека - ориентация в поисках своей идентичности на других людей. При этом чаще за основу принимается вырванная из общего контекста личности другого человека какая-либо частная черта. Эта чужая черта может поддерживать и укреплять уже имеющееся "Идеальное Я" человека, либо стать центром его новой идентичности, его нового образа самого себя.

Любым идеологиям присуще стремление насаждать соотетствующие их генеральным линим идеалы героев и идеальных характеристик личности своих подданных. Герои при этом превращаются из личностей в некие схемы, носители некой "нужной" черты. Подданные режимов легко (особенно если это явление носит массовый характер и люди в значительной мере лишены уверенного чувства собственной идентичности, основанной на внутренних источниках) "впитывают" в себя новые (внешние) образы идентификации. Режимам же очень удобно манипулировать такими схематичными образами идентичности своих подданных.

П. Рикер предупреждает об опасности "ложной" идентификации, идентификации себя (в своём воображении) с неким „другим“: „в поисках идентичности субъект не может не сбиться с пути“. "Жить в воображении означает выступать в ложном облике, позволяющем скрываться, - пишет Рикер,- Именно сила воображения приводит субъекта к тому, что он сталкивается с угрозой утраты идентичности, отсутствия "Я"… В дальнейшем идентификация становится средством либо самообмана, либо бегства от себя".

Важно отметить, что наша идентичность оказывает решающее влияние на всю нашу жизнь - от выражения лица и позы до каждодневных поступков и долгосрочных планов.

Идентификация себя с теми или иными конструктами, понятиями или объектами осуществляется, как мы уже упоминали, в основном на подсознательно-эмоциональном уровне. Это значит, что человек, зачастую, может вкладывать в понятия свой собственный смысл (об этом мы говорим подробнее в разделе об ИНТЕЛЛЕКТУАЛьНЫХ ФУНДАМЕНТАЛьНЫХ РЕШЕНИЯХ). В результате наполнение того или иного аспекта идентичности может весьма сильно расходиться с тем, что традиционно принято понимать под этим аспектом. Особенно это касается таких "абстрактных" или "размытых" понятий как "быть хорошим", "справедливость", "любить ближнего". Человек, чья идентичность основана на подобных понятиях, может проявлять в своём поведении совершенно противоположные качества, искренне веря в то, что он реализует "свои" принципы именно так, как того требуют его "лучшие" стороны.

Но за свои "убеждения" (я взял это слово в кавычки, поскольку, как я уже отмечал, речь идет больше о невербальном восприятии черт своей идентичности) человек нередко готов глотку перегрызть тому, кто ставит под угрозу целостность его идентичности, подвергая сомнению или осмеянию ту или иную ее составляющую. Причина такого пристрастного отношения к отдельным своим характеристикам заключается в том, что человеку свойственно (по словам Ассаджиоли) отождествлять себя с теми или другими своими чертами, которые можно смело назвать субличностями. То есть то своё качество, с которым человек себя отождествляет, он считает "самим собой". Потому и угроза этой стороне своей личности, этому аспекту идентичности человека воспринимается как угроза САМОМУ "Я" - то есть угроза исчезновения "Я". Именно здесь и коренится одна из важнейших причин рассматриваемого в данном разделе вида тревоги.

ИДЕНТИЧНОСТЬ КАК ОБЛАДАНИЕ

B значительное мере, ощущение идентичности человека определяется набором свойств и характеристик, которыми он ОБЛАДАЕТ. Именно модус ОБЛАДАНИЯ делает самовосприятие столь статичным. Ведь, как мы уже не раз говорили, осознание того, что мы чем-то обладаем, «превращает» динамичные и текучие свойства в «неизменяеме» СУБСТАНЦИИ (сущности), что вселяет в нас уверенность непреходящести и неизменности составляющих нашего „Я“.

Обладание «вечными» сущностями делает человека упрямым и не готовым к возможности и необходимости перемен, которые постоянно пристутствуют в ФОКУСЕ БЫТИЯ. В частности, общение (в какой бы то ни было форме) с другими людьми, требующее от человека гибкости и готовности отказаться от каких-то устаревших представлений о самом себе в пользу обновленных (соответствующих текущему моменту) составляющих своей идентичности. Именно такая жесткость самовосприятия и делает нас нетерпимыми к любым переменам – и, соответственно, к другим людям, которые «угрожают» незыблемости нашей идентичности.

ИДЕНТИЧНОСТЬ И СУБСТНЦИОНАЛЬНОСТЬ

Идентичность составляет все, что человек считает ценным и принадлежащим к его Я. Все, что “выстраивает” СУБСТАНЦИЮ его души. Важной составляющей является ценностное отношенеие к собственной персоне – то есть то, что называется САМООЦЕНКОЙ. Чувство самоценности придает человеку особую значимость в собственных глазах, поэтому он будет страдать от отпадения тхе или иных составляющих самоценности как если бы у него ампутировали часть души. А за иные из этих составляющих человек будет биться не на живот, а на смерть.

Стоит подчеркнуть, что нередко то, что человек считает в себе ценным – то, чем он гордится – есть лишь проявление его ГОРДЫНИ. То есть торжество его ИДЕАЛЬНОГО Я. Отсюда и идентичность базируется не на подлинном, а на ложном, уводя человека в “ЛОЖНУЮ” ЖИЗНЬ.

 

***

Надеюсь, мне удалось показать, что ориентация в своей идентификации (разумеется, по большей части бессознательная) на некие внешние "лоскуты" может уводить человека как от его ИСТИННОГО Я, так и от человечности, ТЕРПИМОСТИ в отношении других людей, уводить человека прочь от ИСТИННОЙ ЛЮБВИ.

.
Изобразительный креатив

По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?

Литературный креатив

НАЦИОНАЛЬНОСТЬ....