quote Личность в каждое мгновение своего существования находится в процессе
становления, так как личность... только тогда является таковой, когда она
идет к тому, чтобы стать личностью
Серен Кьеркегор

Идентичность как самость и внутренняя реальность

То что человек считает собой, представляет собой некую мозаику (точнее – динамичный калейдоскоп) массы объектов, составляющих его САМОСТЬ. Мелани Кляйн подчеркивает, что если ВНУТРЕННИЙ МИР человека - „это мир объектов, преимущественно живущих мирно друг с другом и с его Я (Эго), то он влечет за собой внутреннюю гармонию, безопасность и интеграцию“. В таком случае человек ощущает цельность своего Я. Но часто мы сталкиваемся с обратным – а именно с нарушением внутренней интеграции, когда самость фрагментируется, когда на передний план внутренней реальности выходят объекты, угрожающие цельности Я. В таких случаях человек теряется, будучи не в состоянии определиться со своей идентичностью, не в состоянии ответить себе на “простой” вопрос: “а что есть Я?”.

Начинается все, как обычно, с раннего детства.

„С самого начала Эго ИНТРОЕЦИРУЕТ (принимает внутрь себя) объекты “хорошие” и “плохие”, для каждого из них прототипом является грудь матери - для хороших объектов, когда ребенок получает ее, и для плохих, когда она покидает его“, - пишет Мелани Кляйн.

Причиной того, что ребенок ощущает некоторые объекты “плохими” Мелани Кляйн видит в том, что ребенок ПРОЕЦИРУЕТ свою собственную агрессию на эти объекты (и не только тогда, когда они фрустрируют его желания): „ребенок представляет их как действительно опасные - преследователи, которых он боится, что они сожрут его, вычерпают содержимое его тела, разрежут его на куски, отравят его - короче, осуществят свое разрушение всеми возможными садистическими средствами; эти образы, которые фантастически нарушают картину реальных объектов, на которой они основаны, устанавливаются не только во внешнем мире, но, посредством процесса инкорпорации, также внутри Эго“. Иными словами, именно реакция ребенка на внешние и внутренние объекты делает их (эти объекты) хорошими или ужасными.

Ужасные объекты САМОСТИ внушают ребенку страх преследования, а также тревожность и агрессивные чувства (согласно Мелани Кляйн – „параноидная позиция“). „К таким страхам добавляется страх потерять любимые объекты, т.е. возникает депрессивная позиция“, пишет Мелани Кляйн.

Взрослея, ребенок учится все более объективно воспринимать внешнюю реальность и ее объекты. Я (Эго) ребенка становится все более в состоянии воспринимать эти объекты цельно, в их единстве. Мелани Кляйн подчеркивает, что "когда Эго станет лучше организованным, интернализированные образы будут сильнее приближаться к реальности и Эго будет полнее идентифицироваться с “хорошими” объектами". При этом, однако, "страх преследования, который сперва ощущался по поводу Эго, теперь относится к также и к хорошим объектам, и с этого времени предохранение хорошего объекта рассматривается как синоним выживания Эго". То есть на этой стадии именно СТРАХ ПОТЕРИ "хорошего" объекта выходит на передний план. Здесь возникает предпосылка "депрессивности", которая требует соответствующих форм защиты. Однако, предупреждает Кляйн, именно восприятия внутреннего объекта как цельного, со всей совокупностью его хороших и плохих сторон, является предпосылкой того, что он может стать любимым и быть утерян: "пока объект не живет как целый, его потеря не может восприниматься как потеря целого".

Согласно Кляйн, „первый тип чувств и фантазий преследования характеризуется страхами, относящимися к разрушению Эго внутренними преследователями“. Второй тип чувств, составляющих депрессивную позицию, проявляется чувствами „печали и беспокойства о любимых объектах, страха потерять их и стремления вернуть их“. Кляйн, а вслед за ней и Винникотт описали особый вид защиты от этих страхов и стоящей за ними тревоги, названный ими МАНИАКАЛЬНОЙ ЗАЩИТОЙ.

Стоит еще раз подчеркнуть, что и плохие, и хорошие внутренние объекты есть лишь одна из сторон соответствующего реального объекта. Поэтому отношение человека  к реальному объекту будет отличаться амбивалентностью (противоречивостью), то есть этот объект будет вызывать и положительные, и отрицательные эмоции, в зависимости от того, какой внутренний объект в настоящее время соответствует восприятию данной стороны объекта внешнего. Особенно неблагоприятно сказывается на восприятии реальности и самого себя нарушение интеграции внутренних объектов (объединение "плохих" и "хороших" объектов в единое целое), отсутствие цельности внутренних объектов, соответствующих внешним объектам.

В таких случаях восприятие своего Я будет поставлено по угрозу: человек перестает понимать, что есть он в этом мире. Я (Эго), лишенное ЦЕЛЬНОСТИ будет порождать в человеке жуткую тревогу потери идентичности - особенно если аспекты, с которыми человек себя идентифицирует, начинают атаковаться "плохими" внутренними объектами или распадаются, теряя цельность.