quote Мы никогда не являемся просто пассивными жертвами автоматического
воздействия прошлого. Значимость детерминистических событий
прошлого определяется настоящим и будущим
Ролло Мэй

Клинические проявления тревоги потери идентичности

ФОБИИ И НАВЯЗЧИВОЕ ПОВЕДЕНИЕ (страх загрязнения и "мания чистоты")
Люди с тревогой потери идентичности часто не переносят телесного контакта и чрезмерной близости других людей. Нередко они ощущают себя под постоянной угрозой загрязнения.
Такая фобия, как мы уже говорили, является защитой от ничем не объяснимого и всепоглощающего ощущения "жуткости", которое тревожащийся человек испытывает, когда кто-то "другой" приближается к нему или когда они буквально "кожей" ощущают неприятные для них воздействия со стороны внешнего мира. Фобия, страх, как мы знаем, имеет своим предметом (в отличие от тревоги) нечто "конкретное", то есть образ "врага". И человеку становится легче, когда он как бы знает, почему ему так плохо.
Рука об руку с этой фобией идет навязчивость чистоты. Люди, боящиеся загрязнения, стремятся освободить себя от возможных микробов или избавиться от посторонних запахов, которые, как им какжется, они приобрели в результате контактов с внешним миром. Загрязнение, по их мнению, способно не только угрожать их здоровью и жизни, но может как бы лишать их привычной сущности, делая "другими" людьми (нечистых, с неприятным запахом, отвратительных).
И они, не жалея времени, воды, мыла и сил моют руки, стирают одежду, полируют дверные ручки или делают еще немало подобных вещей. Но, самое мучительное, что одним разом эта процедура не ограничивается. Магическое мышление требует от человека повторять процедуры в определенной последовательности определенное число раз: только тогда они могут оказаться "действенными".
Ритуальные действия лишь сиюминутно устраняют страх. В следующую минуту человек снова попадает в сети своей тревоги (да, собственно, она его и не выпускает из своих сетей - это страх отступает на какое-то мгновение).

СОЦИАЛЬНАЯ ФОБИЯ

При этом состоянии человек опасается показать себя на людях в нелучшем своем виде. Он опасается быть осмеянным другими людьми, которым "видны" все его "изъяны". В значительной степени эта фобия является проявлением ТРЕВОГИ ЗАТРОНУТОЙ ГОРДОСТИ, но опасение, что собственная идентичность окажется под угрозой, играет также немалую роль в избегании контактов с другими людьми. Ведь идентификация, отждествление себя с какими-то определенными (чаще идеальными или надуманными, порой вовсе не существующими) качествами своей личности делает идентичность чрезвычайно хрупкой.

 

СОМАТИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ
Стремление оградить себя, свою сущность от опасного воздействия внешнего мира, заставляет людей постоянно концентрировать внимание на своем теле, как бы "беря под контроль" все, что в организме происходит автоматически и, в принципе, не поддается никакому контролю.
Фокусировка внимания на каком-либо органе вызывает восприятие ощущений, которые в любом тругом случае не вопринимаются, отфильтровываясь на полпути и не допускаяси в сознание. Так человек начинает ловить и анализировать сигналы "опасности". Так появляется симптом, который (как и описанная выше фобия) становится "реальным" врагом, отвлекая внимание от мучительного переживания тревоги.
Постоянный стресс и напряжение вследствие переживаемой тревоги может выливаться в появление и реальных соматических расстройств, например, ишемической болезни сердца, гипертонии.
Как отмечает Фриц Риман, "трудности и конфликты, которые подобные люди не могут преодолеть, переводятся в соматические симптомы; при этом соответствующая проблематика, относящаяся к органам чувств и органам, осуществляющим контакты, заменяется на признаки поражения кожи и дыхания в форме экзематозных и астмоидных расстройств, иногда встречающихся уже в раннем возрасте. Кожа есть орган, отграничивающий нас от внешнего мира, и если внешний мир вызывает беспокойство, отражающее трудности контактов, то это проявляется в преходящих кровотечениях, псориазе, потливости и пр..".
ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ТУПОСТЬ И АЛЕКСИТИМИЯ
Одной из реакций на тяжелую депрессию, на сильную и хроническую тревогу, вызванную реальной или воображаемой агрессией извне, особенно если под угрозу ставится "Я" человека, будет "усыхание" его эмоций. Это состояние выражается, с одной стороны, подавлением чувств, которые либо могут сами спровоцировать боль, либо в состоянии сделать человека уязвимым для воздействия со стороны других людей, сделать его "менее оборогоспособным". С другой стороны, если эти процессы начинаются в раннем возрасте или являются следствием сильной травмы либо выраженного хронического негативного воздействия, то человеку грозит впасть в так называемую "эмоциональную тупость", когда чувства его "исчезают" вовсе, когда внешние события и внутренние переживания не вызывают в нем ответных эмоций.
Состояние, при котором человек не только затрудняется в различениии эмоций и ощущений своего тела но и не в состоянии адкватно описать свои чувства или чувства других людей называется алекситимией (буквально переводится с греческого как "бессловесность чувств" или неспособность с помощью слов или символов выразить эмоции). Алекситимия возникает именно как защитная реакция на чрезмерные стресс и угрозу. При этом эмоции и чувства реально не исчезают, а лишь вытесняются и подавляются, перестают быть доступны сознанию.
Карен Хорни отмечает, что в тяжелых случаях эмоциональное омертвение является выражением всепоглощающей инертности, и может измениться только вместе с ее уменьшением. "Всепоглощающая инертность грозит опасностью опуститься, - предостерегает Карен Хорни, - человеку становится лень уже и думать и чувствовать. Мысли и чувства становятся чистыми ответными реакциями. Чем шире распространяется инертность, тем больше она захватывает чувства пациента. Ему становятся нужны сильные стимулы, чтобы вызвать ответные чувства вообще".
Такие люди не могут сопереживать другим людям (понимать их чувства), не способны испытывать сострадание или жалость, если другому плохо. При этом состоянии человека отличает, наряду с бедностью собственных эмоциональных реакций, также и дефицит воображения и интуиции, сниженная способность к пониманию самого себя и своих реаций на события в его мире.
Так как ему не на чем сосредоточиться в эмоциональном плане, человек вынужден обращаться исключительно к внешним событиям. Бедность внутренних переживаний вызывает перекос в сторону логики. Интеллект берет верх над чувствами.
В результате человек не может полноценно осознавать свои мотивы и потребности, не понимает и в состоянии адекватно реагировать на то, что происходит с ним и внутри него. Ему грозит крах в налаживании и поддержании гармоничных и бесконфликтных отношений с другими людьми, что только усиливает его и без того сложные отношения и усугубляет его отделенность, замкнутость и одиночество. Так человек перестаёт быть хозяином собственной жизни и судьбы.
ДЕРЕАЛИЗАЦИЯ И ДЕПЕРСОНАЛИЗАЦИЯ
Одним из неприятных и кажущихся угрожающими симптомами могут быть ощущения того, что изменяется и становится зыбким мир вокруг, своя собственная личность превращается в нечто неузнаваемое. Стираются границы между личностью и миром. Почва как бы уходит из-под ног. Теряются внешние и внутренние ориентиры. Именно такие ощущения вызывают страх сумасшествия. Такие симптомы могут быть одним из проявлений паники, но могут и сами являться причиной паники.
Одна из причин такого состояния может явиться тревога потери идентичности. Например, это может иметь место, когда пайиент вновь переживает пугающий опыт доминантного воздействия со стороны какого-то человека (когда пациент переживает растворения своего "Я" в другом). Другая причина - потеря привычного окружения, которое способствуе ощущению своей идентичности. Такое чаще случается с молодыми людьми, когда они внезапно попадают в чужое окружение (причем неважно, воспринимает ли человек это окружение как враждебное).
Юноша 16 лет впервые уехал с классом в поездку на выходные (раньше он отдыхал только с родителями). Ночью впервые возникли ощущения, что он - это не он, а окружающая лстановка стала вдруг неузнаваемо другой, как бы далекой. Это было настолько необычно и пугающе, что юноша попросил родителей забрать его домой. Дома однако такие явления продолжались. Мать отвела его к психиатру, который поставил диагноз шизофрении и направил пациента в клинику, где начали лечение нейролептиками. Далее два года пациент принимал препараты (несмотря на побочные явления) без улучшения симптоматики. Тогда пациент (прочитавший в интернете о возможности отдельного (непсихотического) синдрома дереализации-деперсонализации, постепенно прекратил прием препаратов, нагел себе психотерапевта и менее чам через год был свободен от мучительных симптомов.
АКЦЕНТУАЦИИ ЛИЧНОСТИ ИЛИ РАССТРОЙСТВА ХАРАКТЕРА

ШИЗОИДНЫЕ ЛИЧНОСТИ
Люди с подобным характером будут ожидать от окружающих подвоха или причинения страданий, в силу чего будут стараться избегать тесных контактов, продолжая погружаться в себя и реагируя на других нередко агрессивно.
В дальнейшем опыт отношений с внешим миром приводит к попаданию в "порочный круг", так что людей такого типа отличает, по словам Фрица Римана, "рост поведенческих отклонений от первоначальной недоверчивости через уклончивость, индифферентность и холодность к ненависти и презрению к людям... Возникает пропасть между ним и другими людьми, склонность к независимости и эгоцентризму, фиксация на связи с самим собой. Эти качества являются основой для возникновения одной из основных форм страха – страха перед самоотдачей и близостью, служащего источником для соответствующего импульса повышения самооценки и автаркии (самоудовлетворенности) как единственной возможности самосохранения. Одиночество по необходимости становится для шизоида единственным мерилом добродетели".
Приведем данную Фрицем Риманом характеристику различных личностных аспектов людей с щизоидной акцентуацией.

Почти все, что шизоид воспринимает извне, все связи, которые имеют отношение к нему, включая большинство контактов и жизненно важных отношений с окружением, интерпретируются и объясняются бредовым образом и входят в бредовую структуру, не поддающуюся коррекции. Все, что происходит с ним, по его мнению, отнюдь не случайно, имеет особое значение, которое он пытается постичь. Можно себе представить, какие страдания и беспокойство доставляет шизоидам такое отсутствие естественности и непринужденности.
Шизоиды с тяжелыми личностными расстройствами не способны к переживаниям любви и веры и склонны к атеизму. Они часто делают самих себя мерилом всех вещей, доходя до чудовищной надменности и самообожествления. Если они и обращают свои интересы к внешнему миру, то исключительно для того, чтобы оценить интерес к своей собственной персоне, своей мощи и значительности, рассуждения о которых постепенно заполняют все их сознание.
Некоторые находят в религии не защиту и прибежище, их религиозность не основана на искренней детской доверчивости, но связана с верой в персонального, любящего именно их Бога.
Этика и мораль представляются шизоидам весьма сомнительными. Они считают, что большинство требований, предъявляемых человеку, чрезмерны и вызывают у него чувство вины. В связи с недостаточностью контактов у них отмечается слабая социальная приспособленность; будучи эгоцентриками, они учитывают только собственные интересы и, соответственно, считаются только с ними.
Они придерживаются «морали господина», признавая ее для себя единственно достойной, и полны презрения к тем «слабым личностям», которые связывают свои действия с моральными соображениями, расценивая эти свойства преимущественно как трусость и недостаток мужества. Только «сильные духом», как показано в этой главе, могут не только противопоставить себя другим, но и находиться в оппозиции к установившимся в обществе оценкам и суждениям.
Слабые и хрупкие отстраняются от окружающих путем создания своего личного мира, способного обеспечить их всем тем, в чем посторонние не нуждаются. В некоторых случаях это стремление реализуется в необычной, исключительной привязанности к животным или к неживой природе.
Глубокие личностные расстройства часто вызывают деструктивные разрушительные действия, связанные с асоциальностью и отсутствием сомнений при достижении своих целей. Сколь опасными в руках тяжелых шизоидов могут быть научные познания и обретенное с их помощью могущество, если эти люди лишены связи с человеческим окружением, живут только своими аутическими идеями и ищут способ воплощения этих идей в жизнь".
Карен Хорни описала захватнический тип характера, для которого решающей является власть: "Человек, принадлежащий к такому типу склонен отождествлять себя со своими внутренними предписаниями и (сознательно или бессознательно) гордиться своими нормами. Он не сомневается в их правильности и пытается так или иначе воплотить их в жизнь. Как он думает про себя, он деиствительно соответствует своим высочайшим нормам. Его самонадеянность может быть столь велика, что он даже не рассматривает возможность неудачи и отбрасывает ее в сторону, если она случается. Его правота столь же жесткая, сколь и деспотичная, поэтому в своих глазах он никогда не ошибается".
АСОЦИАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛЬНЫЕ ЛИЧНОСТИ
Человек, опасающийся растворения своей идентичности, будет стремиться, с одной стороны, избегать близких отношений, пытаясь укрыться от страха и избежать боли разочарования. С другой стороны, он будет (как и каждый человек) в глубине души своей стремиться  к близости, доверию, любви и взаимности.
"Такой конфликт, - отмечает Фриц Риман, - приводит к повторению негативного опыта, к новому переживанию боли, к новому витку ненависти. Это может достигать экстремальных форм в виде ожесточенной враждебности ко всем и ко всему, презрения к людям, цинизма и нигилизма. Такого рода развитие может легко привести к асоциальным и криминальным действиям, которые иногда становятся разрешающим внутренний конфликт механизмом".
Если человек в раннем детстве получал вместо тепла, любви и близости лишь зуботычины и холод, если он боялся тех, кто должны были обеспечить его безопасность, то он вынесет этот страх перед другими из детства. И он будет сопровождать его всю жизнь, если обстоятельства жизни не внесут никакие позитивные коррективы. Кроме страха человек будет еще полон ненависти к тем, любви которых он ждал и искал, но кто им лишь помыкал и его обижал. А заодно и ко всем другим, если детский опыт не был обогащен теплыми отношениями.
Проявление ненависти и агрессивности в отношение других людей - это, по сути, превентивная мера против возможного влияния с их стороны. При этом человека, который ненавидит другого, характеризует недостаток или отсутствие эмпатии и жалости. Отношение с людьми будет строиться по принципу "Другой - это не человек". А все взаимоотношения будут напоминать войну, во время которой активные боевын действия перемежаются пережиданием, вынашиванием планов мести, подогреванием ненависти, и всегда сопровождаются повышенной готовностью к атаке со сторны "врага" и "готвоностью номер один" для нанесения ему сокрушительного удара.
ПСИХОТИЧЕСКИЕ СОСТОЯНИЯ
В основе тревоги потери идентичности лежит недоверие другим людям. Это недоверие питается предрассудками. Предрассудки могут довольно легко перейти в бред. Фриц Риман объясняет возможность такого перехода, обращая наше внимание на то, что предрассудки и бредовые представления близко соседствуют друг с другом. Предрассудки аффективно насыщены, как и бред. Пациенты крепко держатся за свои бредовые представления. Носители предрассудков так же не готовы подвергать свои убеждения реалистической проверке и с трудом их корригируют.
Когда теряется ощущение реальности, внутреннее и внешнее смешиваются между собой. То есть человек перестает различать, где проходит граница между миром и его представлением о нем. Если  неуверенность в окружающем мире и в других людях достигает значительной выраженности, то возможен переход к бредовому восприятию и переработке действительности, что приводит к значительном у усилению тревоги и появлению страха перед "конкретными" врагами.
По словам Фрица Римана, "разрушительный страх может привести к психозу как последней отчаянной попытке уйти от страха. Можно предположить, что сумасшествие есть в реальном масштабе избегание или спасение путем бегства в ирреальный мир, где больной чувствует себя здоровым, а внешний мир представляется ему больным (что в иных случаях соответствует действительности)".
Сюда можно отнести, например, бред воздействия. При этом человеку представляется, что другие люди или некие силы могут читать его мысли, управлять ими, вкладывать в его голову "не его мысли", руководить его поступками. При этом человек испытывает мучительное чувство потери самого себя. Но зато он в своем бреду выделяет себе конкретного (по крайней мере, ему кажется, что конкретного) врага.
ЗАВИСИМОСТИ

СУБСТАНЦИИ
Внутренний мир легко достигается уходом от мира внешнего, от других людей. Химические вещества являются самым "надежным" способом покинуть реальность и погрузиться в себя, замкнуться в своем мире, притупить боль и переживание тревоги. Алкоголь и наркотики могут стать "единственным другом" для человека, который полон недоверия к другим людям, к тем, которые, как ему кажется, уугрожают его идентичности.
В алкоголе и наркотиках "содержится" заменитель отношений, ценностей и смыслов. Но также их потребление позволяет пережить неудачи в других фундаментальных решениях по совладанию с тревогой или "пережить" свое бездействие. И как же легко можно все себе объяснить, когда голова находится под влиянием зелья.
ИГРЫ
Погружаясь в некоторые ИГРЫ, человек без мучительных контактов с другими людьми может проявить свои способности держать ситуацию под КОНТРОЛЕМ, добиваться результатов и самоутверждаться, повышая САМООЦЕНКУ.
ПИРОМАНИЯ

Пироманией является вид психического расстройства, связанный с нарушением контроля импульсов.

Пациент 19 лет, пришел в сопровождении опекуна и двух полицейских. Легкая задержка умственного развития. Окончил специальную школу, 8 классов, в настояшее время проживает в интернате и работает в мастерской при интернате. Родители давно разведены и у каждого своя семья и дети.

Согласно информации от полицейских, молодой человек совершил за последние 1,5 месяца 10 поджогов, из них 5 легковых автомобилей. В день поступления он поджег в женском туалете интерната шкаф воспитательницы. Для этого он специально купил бутылочку бензина для заправки зажигалок и спички, выбрал время, когда никого в здании не было, набил шкаф воспитательицы туалетной бумагой, полил все бензином, поджег и наблюдал (как и в случае предыдущих поджогов) со стороны за пожаром, за работой пожарных.

Его все же "вычислили" на этот раз, и он признался в предыдущих поджогах.

В качестве одной из причин последнего поджога он назвал месть воспитательнице: та часто ругала его за лень и опоздания. Еще одно объяснение - желание вернуться домой (интернат за поджог выгонит его, и он вернется к родителям). Последнее, как он сам понимает, все же невозможно: родители имеют собственные семьи и детей и не хотят иметь дело с проблемным юношей. Он также понимает, что он будет наказан за содеянное.

Значит, должны быть более глубокие причины, толкающие его на поджоги.

Как он рассказывал, у него нет и никогда не было подруги, он никогда не имел сексуальных связей. Причиной тому - его заикание и робость перед представительницами противоположного пола, страх очередного отказа.
Во время поджогов юноша испытывал сильное сексуальное возбуждение, порой мастурбировал, иногда наступала спонтанная эякуляция.

Итак, этот случай наглядно свидетельствует о "наградах", которые пироман получает в итоге поджогов. Это освобождение от мучительных и разрывающих изнутри чувств ОБИДЫ от переживания НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ, жажды МЕСТИ. Далее, это чувство радости, нередко сексуальное возбуждение или удовлетворение.

Но, пожалуй, самое важное, пироман ощущает себя сильным и могучим, способным разбудить стихию огня, испытывает сильнейшее ВООДУШЕВЛЕНИЕ от переживания своей идентичности с сильными мужчинами, приезжающими на огромных и красивых машинах под вой сирен, под отблески "мигалок", чтобы бороться с бушующим огнем.


ВИРТУАЛ
Виртуальное обшение как способ безопасного удовлетворения потребности в других без опасения того, что собственной идентичности может кто-то или что-то угрожать. Но даже в этом случае опасность может подстеренать человека, если содержание общения будет затрагивать значимые темы и тем самым будут ставить под угрозу сердцевину его личности. Конечно, можно отключить связь, прекратить общение, но зароненные зерна сомнения дадут о себе знать. Ведь идентичность человека - это в значительной мере продукт его собственных установок.
Виртуальное общение может быть и ступенью к росту, если там будут отрабатываться стратегии реального общения. Но важно внутреннее РЕШЕНИЕ применить эти стратегии в реале. А еще нужны РЕШИМОСТЬ и МУЖЕСТВО, чтобы воплотить свое решение в жизнь.
ТАТУ-ЗАВИСИМОСТЬ

Люди, недостаточно уверенные в себе, стараются улучшить свою "сущность" путем изменения своего облика. Для этого используются татуировки, пирсинг и другие подобные методы украшения своего тела. Человек, нанося все новые татуировки, все больше оказывается недоволен своим обликом, прибегая все к новым и новым услугам татуировщика.

Считается, что этот вид зависимости является легкой формой ДИСМОРФОФОБИИ.