quote Взаимная встреча нашей предрасположенности с внешним миром ...
и есть то, что мы называем нашей судьбой или участью
Фриц Риман

Восхождение к терпимости

О ТЕРПИМОСТИ

Терпимость (или, говоря современным языком, толерантность), соответствует принципам СПРАВЕДЛИВОСТИ.

В Преамбуле Устава ООН провозглашена готовность наций «проявлять терпимость и жить вместе, в мире друг с другом, как добрые соседи». Принципы толерантности находят своё тазвитие в соответствующей Декларации ЮНЕСКО от 16 ноября 1995 года:

1.1 Терпимость означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявлений человеческой индивидуальности. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Терпимость — это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая и правовая потребность. Терпимость — это добродетель, которая делает возможным достижение мира и способствует замене культуры войны культурой мира.

1.2 Терпимость — это не уступка, снисхождение или потворство. Терпимость — это прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека. Ни при каких обстоятельствах терпимость не может служить оправданием посягательств на эти основные ценности, терпимость должны проявлять отдельные люди, группы и государства.

1.3 Терпимость — это обязанность способствовать утверждению прав человека, плюрализма (в том числе культурного плюрализма), демократии и правопорядка. Терпимость — это понятие, означающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающее нормы, установленные в международных правовых актах в области прав человека.

1.4 Проявление терпимости, которое созвучно уважению прав человека, не означает терпимого отношения к социальной несправедливости, отказа от своих или уступки чужим убеждениям. Это означает, что каждый свободен придерживаться своих убеждений и признает такое же право за другими. Это означает признание того, что люди по своей природе различаются по внешнему виду, положению, речи, поведению и ценностям и обладают правом жить в мире и сохранять свою индивидуальность. Это также означает, что взгляды одного человека не могут быть навязаны другим.

 

О „БЫТОВОЙ” ТЕРПИМОСТИ


Быть терпимым — значит признавать за кем-либо право
поступать как он считает нужным и правильным.
Это очень трудно, между прочим!
Особенно когда знаешь, как лучше…
Вероника Иванова


Терпимость на национальном и международном уровне является отражением великого принципа терпимости, которому  может следовать каждый из нас. Ведь, как указывал Николай Рерих, "понятия терпимости или нетерпимости выражаются именно в обиходе каждодневности". То есть именно на бытовом уровне может выразить себя и выражает себя наша сущность - именно в каждодневном общении с другими людьми мы покажем себя такими, какие мы есть.

По сути, терпимость находит свое отражение в тех же областых, в которых мы склонны проявлять НЕТЕРПИМОСТЬ.

Например, место национализма и расовой нетерпимости занимает толерантность - способность не переносить недостатки и негативные действия отдельных представителей какой-либо национальности на всех других ее представителей, относиться к любому человеку с позиции "презумпции национальной невиновности" (Михиал Мацковский). Мы перестаем мерить людей аршином наших предрассудков.

В сфере сексуальных предпочтений мы можем спокойно принять тот факт, что кто-то хочет вступать в однополые браки. И не будем возмущаться, если люди хотят заявить о своих правах - пусть даже на какой-нибудь демонстрации. Мы не будем бояться, что наши дети после такой демонстрации сами станут гомосексулистами, потому что наша непредвзятость может помочь нам понять, что гомосексуалистами становятся не вследствие избытка соответствующей рекламы.

Уважение к старикам и детям, инвалидам и гастарбайтерам, бомжам и заключенным вполне естественно - как к людям, какими мы сами когда-то были, какими мы когда-нибудь станем или на чьем месте мы тоже запросто можем очутиться (от сумы да от тюрьмы, как известно, не зарекаются).

Терпимость требуется от нас и в обычном контакте с нашими близкими, соседями, сослуживцами. Сказал кто-то (по нашему мнению) глупость - надо ли его высмеивать или презирать? Если чье-то решение идет вразрез с нашими привычками или убеждениями, будет все же разумным принять это, а не стараться во что бы то ни стало убедить человека поступить по-другому.

Мы не позволяем себе вмешиваться в свободу наших ближних. В свободу мнений, выбора  и принятия решений. Единственно правильной позицией будет взгляд стороннего наблюдателя.

Людмила Улицкая считает, что „если мы не научимся пониманию того, что люди могут по-другому выглядеть и есть другую еду, по-другому устраивать свои семьи и реагировать на множество бытовых вещей, мы все время будем находиться в состоянии самой ужасной войны, которая может быть, - войны у себя дома".

Но если мы будем с малых лет приучать наших детей жить по принциапам справедливости и любви, то, быть может сбудется предвосхищение Николая Рериха: "Какое множество предрассудков и суеверий будет изъято из жизни! Сколько новых приветливых взглядов и сердечных сочувствий будет создано!"

Михиал Мацковский  подчеркивает, что личность выигрывает от выбора позиции толерантности, что связано:

1. с резким изменением числа, объема и характера конфликтных ситуаций в различных сферах жизни, формированием позитивного отношения к жизни (что помимо всего прочего представляет собой серьезную психофизиологическую терапию, позволяющую сокращать стрессы).

2. с влиянием толерантных установок на внешние формы поведения, предотвращающие агрессивные формы взаимодействия, в том числе и противоправного характера.

Поэтому мы стерпим и примем все, что касается поступков и убеждений наших ближних - даже если нам оно и не очень по душе. Точнее, мы стерпим почти все. Но именно это "почти" содержит то, что принципиально.

Могут подумать, что принципиальным будет, например, склонить человека к переходу на определенные позиции - скажем, касающиеся христианского или мусульманского вероучения. Ведь, казалось бы, это так важно, чтобы ближний наш тоже смог познать радость общения с Богом из "правильной" перспективы. Но нет, это как раз не принципиально (хотя для каждого отдельного человека и может оказаться очень важным).

Принципиальным будет именно нарушение или соблюдение нами и другими людьми принципов справедливости, уважение или ущемление свобод других людей. Николай Рерих недаром напоминает нам, что "терпимость вовсе не означает терпимость зла и преступности".

Поэтому терпимость несправедливых поступков и зла может оказаться вредной, опасной и даже преступной. Злом с этой точки зрения мы считаем преднамеренное ущемление интересов другого человека, нанесение ему заведомой обиды. Терпимости в отношении таких поступков не может быть места.

Но мы должны быть уверены, что человек, совершающий такой поступок, поступает именно осознанно и во вред нам или другим людям. Что мы конкретно предпримем в той или иной ситуации, зависит от каждого конкретного случая - и нам предстоит каждый раз принимать взвешенное и ответственное решение (как, впрочем, и в любых других обстоятельствах).

 


ТЕРПИМОСТЬ КО ВСЕМ, ИЛИ ЕСТЬ ЛИ ПРЕДЕЛ ТЕРПИМОСТИ?


Терпимость — очень трудная добродетель,
для некоторых труднее героизма…
Наш первый порыв и даже последующий —
это ненависть ко всякому,
кто не так думает, как мы.
Жорж Леметр


Терпимость как в поведении отдельного человека, так и группы людей (вплоть до обшества на уровне отдельного государства или всего человечества) проявляется в отказе от преследования тех, чьи убеждения или действия не совпадают с общепринятыми (или принятыми отдельным человеком).

При этом мы вовсе не должны одобрять поведение етих людей или оправдывать то, что они делают. Но даже если нам очень сильно не нравится то, что делают или думают эти люди, мы сознательно принимаем решение, „терпеть их с их убеждениями и практиками. Терпимость лежит, таким образом, в основе гарантий социального разнообразия.

Но необходимо учитывать, что с точки зрения справедливости терпение не должно быть безграничным. Джон Ролз отмечал, что те, кто принимает принципс справедливости, должны проявлять терпимость к нетерпимым, насколько это позволяет безопасность свободных институтов. Религиозная нетерпимость и расовая дискриминация несправедливы. Группы, которые ставят под угрозу принципы справедливости и угрожают тем самым свободе других членов общества, могут быть ограничены в их свободах.

Прие этом, как отмечает Джон Ролз, „свободы одних подавляются не просто ради большей свободы других. Справедливость запрещает подобные рассуждения относительно свободы, так же как и относительно суммы преимуществ. Ограничиваться должна лишь свобода нетерпимых, и это делается во имя равной свободы при справедливой конституции, принципы которой сами нетерпимые признали бы в исходном положении. Справедливость ущемляется всегда, когда равная свобода отрицается без достаточных оснований. Вопрос, таким образом, заключается в том, является ли чья-либо нетерпимость к другим достаточным основанием для ограничения чьей-либо свободы… Но даже тогда, когда свобода нетерпимых ограничивается ради защиты справедливой конституции, это делается во имя максимизации свободы“.

Джон Ролз обращает наше внимание особо на то, что, „когда сама конституция в безопасности, нет оснований лишать нетерпимых свободы“.

Джон Ролз считает, что свободы для нетерпимых могут склонить их к вере в свободу, ведь, по его убеждению, „люди, чьи права защищены справедливой конституцией, получающие от нее выгоду, с течением времени станут, при прочих равных условиях, к ней лояльны…“.

Терпимость является производным свободы. „Проблема свободы заключается в выборе принципа, посредством которого будут регулироваться притязания людей друг к другу во имя своей религии, - пишет Джон Ролз, - Из того факта, что с намерениями Бога необходимо соглашаться, не следует что один человек или институт имеет полномочия вмешиваться в интерпретацию другим человеком своих религиозных обязательств“.

Вот что пишет Джон Ролз: „Ни одна конкретная интерпретация религиозной истины не может быть признана обязывающей для всех граждан; нельзя согласиться и с тем, будто должен существовать какой-то один авторитет с правом решать вопросы теологической доктрины. Каждый индивид должен настаивать на равном праве для всех решать, каковы его религиозные обязательства. Он не может передать это право другому индивиду или авторитетной инстанции… Индивид пользуется своей свободой, принимая решение считать кого-то другого в качестве авторитета, даже если он считает этот авторитет непогрешимым, так как поступая таким образом, он ни в коем случае не отказывается от своей равной свободы совести как части конституционного закона. Ведь эта свобода, гарантированная справедливостью, неотторжима от человека: индивид всегда свободен изменить свою веру, и это его право не зависит от того, как часто он использовал свои возможности выбора и в какой степени разумно“.

 


ТЕРПИМОСТЬ КАК АКТИВНАЯ ПОЗИЦИЯ


„Люди принимают терпимость за проявление слабости.
Мне представляется, что это не так.
Гнев имеет своим источником страх,
а вот страх возникает от слабости.
Таким образом, если вы сильны,
то в вас будет больше мужества.
И именно здесь возникает терпимость“
Далай-Лама


В толковом словаре „Политика“ (авторы Д. Андерхилл, С. Барретт, П. Бернелл, П. Бернем, и др.) терпимость (толерантность) определяется как „готовность не препятствовать убеждениям, позициям или действиям других, несмотря на отсутствие симпатии или даже неприязнь к ним. Считается, что ценность терпимости состоит в отказе от вмешательства вопреки первоначальной отрицательной реакции, даже если для вмешательства имеется возможность (или властные полномочия)“.

Словарь Ушакова (1935-1940): Свойство, умение терпимо относиться к чему-нибудь, терпеть что-нибудь (религиозная терпимость; терпимость к чужим мнениям…). Интересно отметить, что автор словаря также относил сюда терпимость к врагам. Но в силу господствующей тогда идеологии это положение дано было в следующей редакции: „преступная терпимость к врагам“.

Но иак или иначе, видно, что одной из основ терпимости является терпение. Другим ее основанием является свобода.

Эрнест Радлов  (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907.): „Идея личности заключает в себе понятие свободы внутреннего мира, без коего личность немыслима; из идеи личности, как ее следствие, вытекает свобода совести и свобода слова; свобода преподавания есть лишь один из видов свободы слова. Объективной оценке подлежат действия, но отнюдь не мотивы, мнения и верования. Т. есть признак высокой культуры ума, результат борьбы и сомнений; она выражается в уважении к чужим мнениям и убеждениям“.

И терпение, и стремление к равной для всех свободе – это требующие решимости про´явления человеческого духа, в основе которого лежит выбор в пользу той или иной нормы поведения, базирующейся на определенной системе ценностей.

Михиал Мацковский отмечает, что толерантность является системой ценностей, к которым относятся, в чстности, следующие:

• презумпция личности – оценка каждого человека по его конкретным чертам и поступкам, а не на основе ожиданий, связанных с его национальными, религиозными и другими характеристиками;

• презумпция прав человека – каждый человек имеет право на любые проявления национальных, религиозных и других характеристик в своем поведении и высказываниях в том случае, если они не противоречат нормам права и морали общества и общности;

• ориентация на терпимость к недостаткам, слабостям и ошибкам других людей, если они не противоречат нормам морали и права или, говоря на другом языке, готовность прощать людям все их грехи за исключением особенно тяжких;

• ценность согласия и ненасильственного разрешения конфликтов;

• ценность человеческой жизни и отсутствия физических страданий;

• ценность следования нормам права;

• ценность сострадания, сопереживания, сочувствия.

 

ТЕРПИМОСТЬ КАК ЛЮБОВЬ


Любовь неотделима от терпимости,
которая и придает ей силу.
Марк Леви


Справедливость невозможна без чувства привязанности, без теплого отношения к своему ближнему. Поэтому и толерантность, которая вырастает из принципов справедливости, немыслима без сочувствия любви к тем, кто подобен нам, а потому имеет (как и мы) свои собственные убеждения, интересы и устремления.

Ненависть к инакомыслящим приводит лишь к ненависти и войне (неважно в каком её проявлении). Терпение же и терпимость показывают другим людям, что в них ма видим и уважаем такую же личность как и мы сами. „Нетерпимый человек, прежде всего, и не милосерден, значит, и не великодушен и не знает доверия“, - заявляет Николай Рерих.

Легко поддаться гневу на другого, не похожего на нас. Для вспышки гнева и ненависти достаточно порой именно одной такой непохожести. Для этого не надо ни много ума, ни много сил, ни даже сколько-нибудь много мужества. Всё рпоишодит как бы автоматически: прорывается каскад эмоций, захлестываеющих разум.

Если же мы выбираем для себя активно за основу принципы справедливости, то нам потребуется немало мужества, чтобы относиться к ближнему, как к самому себе, чтобы непредвзято относиться к его осоненностям, чтобы терпеть его инакость, чтобы научиться смотреть на ситуацию и на мир глазами «другого».

Но после того, как мы совладали с собой, приняли другого со всем его своеобразием, тут-то у нас и появляются немалые силы, которые есть силы любви к ближнему, столь похожему на нас, и столь от нас отличному.

Истинная любовь всегда в той или иной мере взаимна – по меньшей мере в стремлении не делать другому того, что не хочешь пережить сам. А для этого не обойтись без снисходительности. Поэтому этот раздел мне хотелось бы закончить высказыванием Ивана Сергеевича Тургенева: „Кто пожил, да не сделался снисходительным к другим, тот сам не заслуживает снисхождения. А кто может сказать, что он в снисхождении не нуждается?“