quote Сильная тревога и депрессия уничтожают время, делают невозможным будущее. Или напротив,
тревога пациента в отношении времени, его неспособность "иметь" будущее, вызывает тревогу
и депрессию. Так или иначе, самым неприятным аспектом затруднительного положения
пациента является то, что он не в состоянии представить что-то в будущем,
когда он уже не будет испытывать тревогу или депрессию
Минковски (цит. по Ролло Мэй)

Тревога нового, общество и политика

„Среднестатистический взрослый представитель
нашей культуры
стремится к тому, чтобы жить в безопасном, стабильном, организованном, предсказуемом мире,
в мире, где действуют раз и навсегда установленные
правила и порядки,
где исключены опасные неожиданности, беспорядок и хаос,
где у него есть сильные, защитники,
оберегающие его от опасности“.
Абрахам Маслоу

Согласно Абрахаму Маслоу, большинство людей склонно отдавать предпочтение знакомым и привычным вещам, поэтому потребность человека в безопасности и стабильности обнаруживает себя, в самом общем виде, в его консервативном поведении. Потребность в безопасности (в стабильности; в зависимости; в защите; в свободе от страха, тревоги и хаоса; потребность в структуре, порядке, законе, ограничениях) может, как утверждает Абрахам Маслоу, узурпировать право на организацию всего поведения человека, "подчинив своей воле все возможности организма и нацелив их на достижение безопасности, и в этом случае мы можем с полным правом рассматривать организм как инструмент обеспечения безопасности... Для такого человека нет более насущной потребности, чем потребность в безопасности".

И далее Маслоу особо подчеркивает, что если обеспечение собственной безопасности становится главной целью человека,  тогда такое стремление не только определяет все его поведение и восприятие мира, "но и предопределяет его философию будущего, философию ценностей".

Человек, боящийся будущего, склонен к строительству ограждений, по его мнению защищающих зону его безопасности. Для этого он предпринимает нередко попытки переделать под свои нужды всё свое окружение, весь мир. Он не гнушается внедряться в частную жизнь и в интимные сферы других людей, пытаясь изменить в других все что можно и нельзя (включая их привычки и даже мысли) для уменьшения непредсказуемости и обеспечения собственной безопасности.

Иными словами, человек, боящийся будущего, будет всеми силами стремиться приостановить в своем окружении перемены, которые, по его представлениям, могут угрожать его безопасности (или безопасности его близких, коих, в силу его приверженности МОДУСУ ОБЛАДАНИЯ, можно отнести к некоему "продолжению" его самого).

В обществе в целом также имеется тенденция к сохранению порядка и постоянства. При этом потребность в безопасности доминирует только в ситуациях критических, экстремальных (таких как войны, болезни, стихийные бедствия, вспышки преступности, социальные кризисы), побуждая организм мобилизовать все силы для борьбы с угрозой.

"Потребность в обеспечении стабильности приобретает особую значимость в ситуациях реальной угрозы беспорядка и хаоса, ниспровержения существующей власти, когда бал правят беззаконие и анархия. Естественной и предсказуемой реакцией общества на такие ситуации бывают призывы навести порядок, причем любой ценой, даже ценой диктатуры и насилия", - пишет Маслоу.

Сильная рука становится для людей, стремящихся избежать пугающих перемен, как бы гарантом того, что будущее будет предсказуемым и надежным. Лидер нации выступает, таким образом, в качестве "лекарства" от тревоги непредсказуемости, присущей людям, готовым, как отмечает Маслоу, "любой ценой защищаться от подступающего хаоса..., но наиболее ярко эта тенденция прослеживается у тех людей, мотивационная жизнь которых исключительно или преимущественно детерминирована потребностью в безопасности – такие люди особенно остро воспринимают угрозу беззакония".

Фриц Риман отмечал, что результатом страха перед неизвестностью будущего является страх перед прогрессом, перед движением вперед, пердед необходимостью рисковать и открывать новое. Более того, подчеркивал он, "такие люди не только встречают с предубеждением всё новое и непривычное, но и становятся, зачастую, на пути стремления других людей к развитию".

Иные политики, стремящиеся во что бы то ни стало сохранить статус кво - а точнее удержать свои благоприятные позиции - наверняка подвержены в той или иной форме тревоге непредсказуемости и перемен. Для борьбы с этой тревогой (точнее для предотвращения того, чего они опасаются) они будут прибегать ко всевозможным мягким и жестким мерам - от продвижения законов, гарантирующих их "неприкосновенность", до наведения "порядка" с помощью акций, далеких от того, чтобы их можно было бы считать хоть сколько-нибудь СПРАВЕДЛИВЫМИ.