quote Фрагментарность жизни не умаляет ее смысла. Из длительности сроков
жизни мы никогда не сможем вывести меру ее осмысленности…
Мы должны основываться в оценке любой биографии
на богатстве ее содержания
Виктор Франкл

Характерологические расстройства

ЛИЧНОСТИ НАВЯЗЧИВОГО ТИПА

“Хотя мы не знаем точно, что мы измеряем,
но то, что мы измеряем, мы измеряем точно“
Немецкая шутка

Стремление к безопасности особенно отчетливо можно наблюдать у людей, относящихся к компульсивно-обсессивному (или навязчивому) типу личности. Такие люди, отмечает Абрахам Маслоу, поглощены лихорадочными попытками организовать и упорядочить мир, сделать его неизменным, стабильным, исключить всякую возможность неожиданного развития событий.

Навязчивая структура личности закладывается, когда ребенок начинает перемещаться по комнате, создавая “угрозу” заведенному родителями порядку или даже угрожая что-то разбить или сломать. Родители порой сердятся или злятся, если такое происходит.

Этот период жизни ребнка характеризуется также воспитанием чистоплотности. Если родители гордятся чистотой и порядком в доме, то они будут также особое значение придавать тому, что ребенок рано научится чистоплотности. Такие родители будут нередко высказываться в весьма агрессивном тоне, если ребенок наделал в штаны или испачкался.

То есть вмдно, что навязчивая структура личности развивается у ребенка, который наталкивается на препятствия в исследовании мира и в обращении с окружающими предметами. Такой ребенок не может приобрести достаточный опыт автономности и учится подчиняться другим людям. Такие дети позже могут и бунтовать – но пассивно, “забывая” о важных поручениях или о своих обещаниях.

Чтобы оградить себя от опасности неправильного поведения, такие дети учатся подавлять или вытеснять эмоции, потому что любая эмоция потенциально может стать импульсом к какому-то поступку, что может быть чревато для них наказанием. В далеко зашедших случаях это может выражаться генерализированным поодавлением чувств в межчеловеческих отношениях.

Как пишет Фриц Риман, "полнота жизни заменена у таких людей жесткими правилами, но это все же не дает возможности полностью преодолеть страх, что приводит к развитию навязчи¬вой симптоматики и навязчивого поведения".

Вот как Абрахам Маслоу описывает человека с навязчивым типом личности:

"Он окружает себя частоколом всевозможных ритуалов, правил и формул в надежде, что они помогут ему справиться с непредвиденной случайностью, помогут предотвратить ситуацию непредсказуемости в будущем. Его узкий, ограниченный мир, в котором нет места ничему новому, предельно организован и дисциплинирован, в нем все разложено по полочкам, любая вещь и явление имеет свое, раз и навсегда отведенное место.

Он старается обустроить свой мир таким образом, чтобы оградить себя от любых неожиданностей и опасностей. Но если все же, вопреки его стараниям, с ним случается нечто непредвиденное, он впадает в страшную панику, словно эта неожиданность угрожает его жизни.

То, что в норме проявляется как умеренная склонность к консерватизму, к предпочтению знакомых вещей и ситуаций, в патологических случаях приобретает характер жизненной необходимости. Здоровый вкус к новизне, к умеренной непредсказуемости утрачен или сведен к минимуму".

Человек с навязчивым развитием личности принимает в жизни лишь то, что он считает “правильным”, то есть проверенным и не несущим в себе опасности и связанного с ней страха. Фриц Риман пишет, что такие люди «считают для себя обязательным верить в то, что они считают истинным, и всякая другая мысль, свободная от их предрассудков, кажется им невероятной... Они придер¬живаются установленных институций, правил и прин¬ципов, выполняя их механически и бездумно; по боль¬шей части это означает бессознательную защиту от страха. Они нетерпимы ко всему, что расшатывает устои, поскольку это угрожает сложившейся системе защиты от страха».

Лица с навязчивостями могут быть крайне ригидны, склонны затяги¬вать непривычные для них решения, с трудом отка¬зываясь от запланированного. Причем планировать они стараются сильно заранее – на месяцы и даже на годы вперед. Это должно, по их мнению, избавить их от непредсказуемого, нежелательного и кажущегося опасным.

В выраженных случаях люди с навязчивостями могут замыкаться, подавляя в себе все чувства и желания, и отказываться (насколько это возможно) от всяческой активности. Карен Хорни называла таких людей „ушедшими в отставку“ и дала такое их описание:

"Сопутствует "уходу в отставку" отвращение к переменам, ко всему новому. Чем сильнее инертность, тем сильнее ужас перед риском перемен и необходимыми усилиями. Не приходит ему в голову и то, что он мог бы своими силами улучшить ситуацию.

Помимо инертности за эту установку отвечают еще два фактора: поскольку он не ждет многого от любой ситуации, его побуждение изменить ее в любом случае невысоко; он склонен относиться к любому положению вещей как к неизменяемому (это просто такой человек, конституция у него такая; жизнь такая – это судьба).

Во всех случаях есть выраженное отвращение к внутренним изменениям. В силу статичной концепции Я, укорененной в природе решения "уйти в отставку", его отталкивает сама идея перемен. Самая суть этого решения – удалиться от активной жизни, активных желаний, стремлений, планов, усилий и действий.

Его восприятие других, как все тех же, неизменных, – отражение его взгляда на себя самого".

Как родители навязчивые личности требовательны, настойчивы, ответственны, и (в благоприятном случае) оказывают детям существенную поддержку и дают им направление развития. При чрезмерной же требовательности таких родителей и стремлении к порядку им детям не остается ничего другого, как развиваться также по навязчивому типу (по описанному выше сценарию).


ДРУГИЕ ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИЕ РАССТРОЙСТВА

Страх перемен свойствен и личностям ДЕПРЕССИВНОГО ТИПА с их вечным опасением прекращения или ухудшения отношений, являющихся для них порой единственным спасением от страха одиночества и освобождающих их от столь пугаюшей их необходимости личностного роста и становления самими собой.

Также личности ШИЗОИДНОГО ТИПА опасаются перемен, которые могут нести угрозу их независимости и идентичности. Ведь в любое мгновение может прийти некто, кто захочет нарушить "нерушимые" границы, так ревностно охраняемые шизоидом. Страх будущего для них будет ожиданием агрессивного воздействия и подавления со стороны опасных внешних объектов.

ФОБИЧЕСКИЕ ЛИЧНОСТИ по опеределнию чрезмерно заняты ожиданиями неблагоприятных событий.


ФОБИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА (по Карлу Кенигу)

Фобическая структура личности закладывается примерно в том же возрасте, что и навязчивая – а именно  когда ребенок начинает перемещаться по комнате. Если родители опасаются, что ребенок может ушибиться, то они реагируют на его активность страхом. Они будут всеми силами оберегать его от такой возможности, и это будет равносильно тому, что ребенку не дадут возможности учиться на своих ошибках и опыте. Или же родители могут быть нетерпеливы и неудовлетворены темпрами развития ребнка. В о всех этих случаях ребенок получает весьма ограниченный репертуар адекватного эмоционального реагирования на свою реальность или на межчеловеческие отношения. Основными реакциями будут страх и неудовлетворенность успехами.

Ребенок “учится” подавлять импульсы, которые стремятся ворваться в его сознание, вызывая чувство страха. Добивается ребнок этого тем, что старается избегать ситуации, которые могут пробудить подобные импульсы. Такие люди чувствуют себя всегда неловко и тревожно в ситуациях, когда от них требуется активность, могущая вылиться в действие по собственной инизиативе. Они опасаются показать, что они не обладают достаточной компетентнстью, чтобы поступать адекватно ситуации.

При этом люди с фобической структурой ограничивают себя в своих поступках, доверяя себе в гораздо меньшей степени, чем это могли бы позволить их реальные способности и умения, поскольку они применяют в отношение себя заниженную оценку и требовательность, которые предъявляли к ним родители. Люди с фобической структурой чувствуют себя гораздо увереннее в присутствии человека, который за ними “следит” (Карл Кениг назвал такого человека “управляющим обьектом”). Опасаясь конфликта со своим “управляющим объектом”, люди с фобической структурой стараются вести себя безотказно, то есть предпочитают соглашаться с таким человеком, как бы не умеют говорить “нет”. В своих отношениях с другими человек с фобической структорой личности будет стараться не отпускать другого, одновременно удерживая его на определенной дистанции.

Как родители, люди с фобической струкутрой будут сильно беспокоиться о своих детях, стараясь оградить от малейших опасностей, водя их к врачам по малейшему поводу. Не удивительно, что у детей фобиков также нередко развивается фобическая структура личности. В выраженных случаях дети будут окружаться таким чрезмерным вниманием, что будуь ощущать себя словно в заточении. В таких случаях у них могут развиваться также шизоидные компоненты личностной структуры.

Во время разговора фобик часто делает паузы, чтобы убедиться по реакции слушателей, что он говорит “правильно”. Часто они “заставляют” собеседника договаривать за себя фразы и предложения.

Если человек был в детстве эмоционально перегружен, то он может реагировать на ожидания собеседника с боязливым отвержением, оставаясь во время разговора часто молчаливыми. Поддержка со стороны “управляющего объекта” принимается с трудом, так как в детстве подобные объекты были слишком навязчивыми. – Особенно цасто молчат фобици, если разговор происходит в группе и они не оязательно должны высказаться.

Порой люди с фобической структурой стараются вести себя как сильные и смелые. Аналитики говорят, что такие фобики взяли на вооружение контрафобическую стратегию. Они могут в таком случае внешне проявлять себя как чересчур мужественные, пробивные и даже задиристые. Они склонны к экстремальным видам спорта и опасным развлечениям.

В общественной жизни фобики охотно разделяют утопические идеи, которые исповедуют люди или группы, служщие им в качестве “управляющего объекта”. При этом фобики примыкают к таким объектам и стараются изменить своё поведение, чтобы соответствовать их ожиданиям. Контрафобические фобики предпочитают утопии, которые требуют от человека проявление мужества, хотя содержание таких утопий может мало их трогать. Остальные фобики предпочитают утопии, в которых люди, обычно конфликтующие между собой, мирно уживаются словно хищники и травоядные в райском саду.

На рабочем месте фобики ничем не отличаются от других, если они ощущают присутствие “управляющего объекта”. При этом часто этот “управляющий объект” не обязательно должен обладать необходимыми для выполнения задания знаниями и умениями. Лишь одно его присутствие делает возможным выполнение фобиком заданий, которые в одиночку он не смог бы одолеть. Однако нередко люди с фобической структурой нуждаются в гораздо большей поддержке со стороны сволго “управляющего объекта” и постоянной обратной связи. В качестве “управляющего объекта” могут выступать могие цоллеги по работе и целые рабочие коллективы. Они ему заменяют сверхопекающую мать, которая старалась все делать за своё любимое чадо.

Если же мать фобика была требовательной (в смысле развития ребенка) но не сильно обшалась с ним, то будучи уже взрослым, человек не будет столь легко находить в лице других “управляющий объект”, которые могли бы восполнить недостаток его компетенции. В рабочем коллективе такой фобик будет довольно большой помехой. Он не проявляет инициативу. Нередко скрывает от других то, что он делает, опасаясь их критики и недовольства. Любой импульс, побуждающий их к действию, вызывает в них тревогу, потому что они опасаются плохого результата, что бы они ни начали делать.

В отличие от депрессивных людей, фобики всё же переживают такие побуждающие к действию импульсы. Порой все же фобики вместо побуждющего импульса переживают диффузную тревогу, которая воспринимается ими скорее как неловкость и неуверенность – или как “депрессивность”.

Фобики редко занимают ведущие позиции, так как они нередко бессознательно избегают высовываться, предпочитая вторые роли и воспринимая тех, кто на первых ролях, в качестве сволго “управляющего объекта”. Если же фобици становятся руководителйми, то они успешно справляются с этой ролью, если им удается превратить весь коллектив в свой “управляющий объект”, не делая себя зависимым от какого-то одного человека.

В своих решениях фобици-начальники цасто прибегают к консультациям и испрашивают нение своих подчиненных. За плюрализм, демократизм и обходительность такой шеф цасто любим подчиненными. Но не всегда для такого отложенного решения есть достаточно времени. Сосредоточивается такой шеф в основном на тех областях, где он чувствует себя особенно уверенно.

Свободное время или отпуск фобики предпочитают проводить, если кто-то есть рядом. При этом сами они могут быть очень оживленными, а спутник может быть просто сопровождающим лицом. Если сопровождающего не находится, то фобики цасто сидят дома целыми днями одни. Фобици с контрафобическими стратегиями цасто заставляют себя включаться в опасные предприятия, например альпинизм, автогонки и т.п.. Такие люди стыдятся показать свой страх больше, чем боятся того, что они предпринимают.

С возрастом у людей с фобической структурой могут возникать определенные проблемы. Так, уход на пенсию лишает человека “управляющего объекта”, который он имел в лице своего рабочего коллектива. Пенсионеры-фобики могут испытывать очень большие сложности со структурированием сволго времени. Особенно плохо могут они обходиться со свободой в отсутствие работы. Поэтому такие люди ищут себе занятость, например какую-нибудь обшественную нагрузку. В таких делах он не ищет себе лидерских позиций, поэтому он там ценим другими.

Женщины-фобики, которые в профессии достигли ведущих положений, часто не имеют партнера. Им с выходом на пенсию еще труднее справиться с потерей “управляющего объекта” в лице своего рабочего окружения по выходу на пенсию.

Если у фобических личностей имеется еще и истерический компонент, то они цасто считают себя моложе, чем они есть. Это может посже вызвать прорыв тяжелой тревоги и страхов, которые будут нередко объектом самолечения от приема успокаивающих средств до злоупотребления алкоголем.