quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Тревога окончательности и оси бытия

Нашу жизнь проживаем мы в ЗДЕСЬ и ТЕПЕРЬ, ограниченные временем и пространством. Мы являемся причинами перемен различных сущностей, с которыми мы сталкиваемся, и подвержены сами влиянию различных обстоятельств. То есть наша жизнь представляет собой поток перемен КАТЕГОРИЙ БЫТИЯ, развертывающихся по ОСЯМ БЫТИЯ.

Бытие человека реализуется в ФОКУСЕ ЕГО БЫТИЯ, где сходятся в одном моменте время и пространство, где сущности претерпевают изменения в силу тех или иных обстоятельств (одной из причин перемен является сам человек). Сверщившееся необратимо уносится в прошлое.

Как столкновение с определенными обстоятельствами в фокусе бытия, так и свершившиеся события и окончательность, необратимость, унесенность в прошлое того, в чем когда-то пульсировал дух настоящего, жизнь текущего момента, представляют собой в своей совокупности СУДЬБУ человека. Она распределена по всем осям бытия.

Иногда судьба концентрирует наше внимание на будущем (тогда мы трепещем перед чем-то страшным и неизбежным или мобилизуем свои силы на предотвращение нежелательного или воплощение привлекательного). Порой взгляд наш приковывается к прошедшему (и состоявшаяся судьба радует нас, огорчает или приводит в отчаяние). Но в любом случае, судьба вершится в настоящем - точнее в "здесь и сейчас", в фокусе бытия. И каждый из нас играет в своей судьбе ведущую роль.

Для начала обратимся к некоторым определениям понятия судьбы - ведь чем четче мы понимаем, что обозначает то или иное понятие, тем увереннее мы себя чувствуем в нашем мире.

Толковый словарь русского языка Д.Н. Ушакова даёт такое определение судьбы:

„1. Стечение обстоятельств (первонач., в мифологии и мистических представлениях, потусторонняя сила или воля божества, предопределяющая всё, что происходит в жизни).

2. Участь, доля, жизненный путь.

3. Обстоятельства, условия дальнейшего существования, будущность“.

Энциклопедический словарь: „Судьба в мифологии, в иррационалистических философских системах, в обыденном сознании неразумная и непостижимая предопределенность событий и поступков. В античности выступала как слепая, безличная справедливость (древнегреческая Мойра), как удача и случайность (древнегреческая Тюхе), как всеохватывающая непреложная предопределенность (фатум). Вера в судьбу часто связывалась с астрологией. Христианство противопоставило идее судьбы веру в божественное провидение. В кон. 19 в. понятие судьбы получило распространение в философии жизни. В обыденной речи часто означает: участь, доля, жизненный путь, стечение обстоятельств“.

Пауль Тиллих подчеркивает, что за понятием судьбы скрывается небытие, которое „стоит за судьбой и ее случайностями не только в самое последнее мгновение, когда нас выбрасывает из существования, но и во всякий момент существования. Небытие вездесуще, оно порождает тревогу даже там, где непосредственная угроза смерти отсутствует“. Тревога эта, согласно Тиллиху, „основана на осознании своей полной случайности и отсутствия предельной необходимости [замысла]; иррациональность, непроницаемый мрак судьбы превращают судьбу в источник тревоги“.

Мы “вброшены” в этот мир – и осознание этого факта может превратить нас в собственных глазах в песчинки, которые носит ураган случайностей, лишая малейшей возможности что-то изменить в собственной жизни. С другой стороны, обыденное сознание понимает под судьбой нечто, что предопределено, суждено, предназначено человеку. При таком подходе человек чувствует себя обезоруженным перед лицом судьбы – и вообше в своём бытии. Это парализует его волю, лишает оптимизма и энергии для каждодевных свершений.

Артур Шопенгауэр: "Фатум древних есть именно не  что иное, как возведенная в сознание уверенность, что все случающееся прочно связано цепью причинности, а потому и совершается по строгой необходимости, и что, следовательно, будущее вполне прочно предустановлено, верно и точно определено, и что-либо изменить в нем так же невозможно, как и в прошедшем".

Однако существуют и другие точки зрения на судьбу и роль человека в ней.

Камю в своём „Мифе о Сизифе“ бросает вызов судьбе, единственной фатальностью которой является смерть. Во всём же остальном человек является властелином, ибо он живёт в царстве свободы, в которой человеку предоставлен выбор. Конфронтацию человека с подавляющей силой судьбы, его погруженность в бытие, отказ от смирения, Камю называет гордым бунтом, придаюсшим жизни цену: „Бунт предоставляет сознанию все поле опыта… Для человека без шор нет зрелища прекраснее, чем борьба интеллекта с превосходящей его реальностью“.

Ролло Мэй называет судьбой детерминированность человеческой жизни, включающей в себя различные „данности, неизбежности и ограничения“, - как внешние (обстоятельства и связи мира, в котором человек проживае твою жизнь, находящиеся в распоряжении человека материальные или социальные возможности), так и внутренние (способности, свойства и умения самого человека). Именно в рамках своей судьбы человеку суждено реализовать возможность выбора тех или иных решений.

Виктор Франкл считает судьбы столь же необходимой и столь же принадлежащей человеку, как и Земля, которая, с одной стороны, связывает, удерживает человека, но с другой, даёт ему опору и возможность ходить. Именно судьба человека является полигоном, где развертывается жизнь человека, где приложение находит его интенциональность, где реализуется его свобода, заключающаяся в совершении выбора из предоставляемых в данный момент возможностей. Но, с другой стороны, судьба формируется результатами и последствиями ранее принятых человеком решений, формирующих жизненную историю человека.

Если взглянуть на историю одного конкретного человека катамнестически из космической перспективы, в которой все причинно-следственные отношения видны, как на ладони, то предопределённость всего на свете кажется очевидной. Мириады тончайших ниточек, то разбегающихся, то соединяющихся, создавая в конечном итоге ковёр судьбы. И можно совершенно точно проследить, откуда и куда ведёт та или иная ниточка, какие она вызывает последствия, что проишодит в результате этих последствий – и так до бесконечности. Казалось бы, что может решить запутанный в эту паутину человек?

Однако от человека зависит многое в том, что с ним проишодит и произойдёт. Для того, чтобы понять это, нужно просто вернуться из космоса на землю. Вглядимся в будущее. Перед глазами предстанет лишь смесь предположений и надежд, опасений и вожделений.

Что должно случиться - неизвестно, какой путь должен пройти каждый человек – не предопределено. Человек сам творит и себя, и свою жизнь. Именно человеку принадлежит окончательное решение, как и что должно произойти в  его жизни в “зедсь и сейчас”. Именно ему суждено совершить окончательный выбор между возможностями, которые ему предоставляет каждый момент жизнь. Пусть каждая из этих возможностей и предопределена всем предыдущим ходом эволюции, но как человек поступит в конкретной ситуации, что выберет – полностью в его власти.

Конечно, обстоятельства ставят человека в определенные рамки, ограничивая свободу выбора. Предыдущие решения также изменяют, а порой и сужают круг возможностей, имеющихся в его распоряжении. Но из того, что есть, человеку всё равно суждено выбирать. Он может сказать “да” чему-то. Он может бросить жребий. А возможно он решит не решать вовсе. Пусть даже ситуация будет безвыходной, состоящей всего из одной возможности – человеку остайится право выбора, как он поведет себя в этих обстоятельствах, какие качества он проявит.

Отказавшись от необходимости решать самостоятельно и передав ответственность за выбор кому-то другому или случаю, человек как бы говорит: “будь что будет, а что я могу поделать – такая моя судьба”. И действительно, с человеком что-то проишодит, казалось бы совершенно не завися от него. Но если разобраться, человек здесь не такая уж жертва судьбы. Ведь это именно его решение отдать бразды правления кому-то другому. Значит, и в этом случае человек творит свою судьбу.

Плохо управляемой делает судьбу и компульсивность. Человека ведут тогда не желания и потребности, а импульсы. Неразрешенные проблемы детства (и вообше прошлого) преследуют человека всю его жизнь. Он реагирует на настояшее искаженно, как когда-то реагировал на тогдашную реальность в прошлом. В резуультате реакция на предоставляэмые моментом возможности – компульсивная и неадекватная: человек поддаётся буре своих чувств, отражающих его старые страхи И опасения, которые когда-то были обоснованными, а теперь не имеют к реальности прямого отношения.

Итак, что бы ни происходило с человеком, по какому пути он бы ни пошел – всё это будет его решением, а значит и судьба его будет делом его рук.

Задатки, с которых берет свое начало судьба человека, названы Риманом перво-начальной матрицей. Генетические задатки человек получает в наследство от своих родителей. Возможности их проявления начинают видоизменяться уже внутриутробно: плод подвергается массе неблагоприятных воздействий. Сам процесс рождения является мощнейшим стрессогенным фактором, а может стать и фатальным. Так мачинают формироваться вторичные задатки. Дальше ребенок подвергается постоянному влиянию самых различных факторов. Можно смело утверждать, что вся история человека является и плодом, и способом формирования его вторичных задатков. Родители и первичное окружение человека играют решающую роль в формировании его личности, которая всё больше и больше сама становится собственным модулирующим фактором. Фриц Риман подчеркивает, что некоторые аспекты судьбы следует рассматривать „как следствие вредного воздействия окружающей среды, с тем чтобы, переосмыслив и оценив эти патогенные воздействия, улучшить нашу жизнь“.

Виктор Франкл отмечает, что человеческая судьба предстаёт в следующих формах:

1) естественная предрасположенность, поредставляющая собой „биологическую (или внутреннюю) судьбу“ (инстинкты, “формирующие преложение к поведению”);

2) „внешняя судьба“ – актуальная ситуация человека, совокупность его внешнего окружения, которое и определяет детерминированность обстоятельств, с которыми сталкивается человек;

3) „психологисческая судьба“ представляющая собой позицию человека в отношение как своей ситуации, так и своей предрасположенности, которые находятся в постоянном взаимодействии между собой; именно в пределах своей психологической судьбы человек призван принять решение о том, как поступить в сложившихся внешних обстоятельствах и будучи атакован бессознательными побуждениями или инстинктами).

Франкл заявляет: „Вечная борьба духовной свободы человека с его внутренней и внешней судьбой и составляет, по сути, человеческую жизнь. Биологическая судьба представляет собой материал, который приобретает форму под воздействием свободного человеческого духа, то есть под влиянием того, ради чего, с точки зрения человека, он существует“.

Структура и свойства личности становятся судьбоносными в том смысле, что от них в решающей мере зависит как и какое решение примет человек в тех или иных обстоятельствах. Они как бы определяют участь человека. Однако, подчеркивал С. Л. Рубинштейн, „было бы неправильно думать, что в своих делах, в продуктах своей деятельности, своего труда личность лишь выявляется, будучи до и помимо них уже готовой и оставаясь после них тем же, чем была. Личностью человек не рождается; личностью он становится“.

Путь становления личности – это цепочка поступков человека, которые не только ведут его к желательным результатам, к достижению целей, удовлетворению потребностей, но и (в оптимальном варианте) к проявлению его сущности, к росту, в процессе которого тазвивается и формируется личность человека. „Линия, ведущая от того, чем человек был на одном этапе своей истории, к тому, чем он стал на следующем, проходит через то, что он сделал“, отмечает С. Л. Рубинштейн.

Действуя в своём мире, человек изменяет его, что отразится в дальнейшем изменением обстоятельств и в ином наборе возможностей по сравнению с теми, которые могли бы быть предложены моментом, поступи человек тогда иначе. С другой стороны, всё, что человек переживает, делает его хотя бы немного другим, а значит следуюшие решения будут приниматься уже на несколько иной основе. Так, шаг за шагом, человек продвигается по переплетению перекретсков своего бытия, оставляя за спиной след своей истории, в ходе коророй, как отмечает С. Л. Рубинштейн, случаются судьбоносные события, „узловые моменты и поворотные этапы, когда с принятием того или иного решения на более или менее длительный период определяется жизненный путь человека“.

Тревога окончательности может проявиться тогда, когда человек уже имеет определенный опыт того, что его решения и события его жизни оказываются необратимыми и окончательными. В молодые годы нам свойственно, часто, смотреть сквозь пальцы на возможности и выборы. Конечно, впереди еще столько времени. Но с годами времени остается все меньше (по меньшей мере, мы это все отчетливее осознаем). И груз наших ошибок уже поддавливает плечи, и переживания по поводу упущенных возможностей не дают покоя. Поэтому новые выборы и ситуации могут породить в душе нашей тревогу необратимости и окончательности, когда мы стоим перед заманчивыми возможностями и на пороге важных решений.