quote Фрагментарность жизни не умаляет ее смысла. Из длительности сроков
жизни мы никогда не сможем вывести меру ее осмысленности…
Мы должны основываться в оценке любой биографии
на богатстве ее содержания
Виктор Франкл

Одиночество как неслиянность и отчужденность от других людей

"Одиночество не измеряется милями,

которые отделяют человека от его ближних“

Г.Д. Торо

Человек не один-одинешенек во Вселенной. Бытие человека в мире, в том числе его существование в мире других людей, предполагает его контакты с миром предметов и явлений и, конечно же, с другими людьми - такими же индивидуальностями, как и он сам. Но он не слит с ними. Стремление к индивидуации, к отделению, к самостоятельности заложено в самой природе человека. Эти процессы начинаются довольно рано - в глубоком детстве. Индивидуальное существование неизбежно сталкивает человека с необходимостью признания вселяющего тревогу СВОЙСТВА БЫТИЯ, называемого ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ИЗОЛЯЦИЯ.

Альбер Камю называет сущностью человеческой драмы стремление к Абсолюту и ностальгию по Единому: "человек разрывается двумя стремлениями: с одной стороны, он стремится к единству, а с другой — ясно видит те стены, за которые не способен выйти". В этом противоречии - в стремлении к отделению и к слиянию (которое невозможно) - заложен "универсальный конфликт" человека, подчеркивает Ирвин Ялом. Мы рассматриваем этот конфликт между устремлениями человека в статье ВЕКТОРЫ БЫТИЯ.

Как бы человек ни старался, он никогда не может окончательно слиться с другим человеком или группой. Это – фундаментальная, екзистенциальная изоляция, которая означает, что человек в одиночку должен конфронтировать с окружающим миром (включая и других людей, и свою собственную душу). Человек не может слиться с другим человеком и с миром подобно тому, как могут слиться и смешаться жидкости. Но даже слияние жидкостей - это видимое слияние. Люди - подобно атомам и молеулам жидкостей - остаются отделенными друг от друга.

Обратимся снова к Хосе Ортега-и-Гассету, так описавшему неслиянность двух людей:

"Я способен видеть и понимать мир только из своего "здесь". Невозможно видеть мир "вообще", не занимая определенного "здесь" в этом мире, и мое видение всегда есть определенная "перспектива", открывающаяся из данной, занимаемой мною точки. Никто не может видеть мир вместо меня: даже если кто-то встанет на то место, где был я, теперь уже будет смотреть он и будет видеть по-своему. "Наши "здесь" взаимоисключающи, непроницаемы друг для друга, различны, и перспектива, в которой предстает для нас мир, – разная. Поэтому наши миры никогда не могут совпасть полностью. Я с самого начала нахожусь в своем; он в своем. В этом еще одна причина изначального одиночества".

В этом послании содержится предупреждение каждому из нас: не стоит и стараться слиться с другим человеком. Невозможно также "раствориться" в какой-то идее или общности. Все ощущения успешности этого предприятия будут лишь иллюзии, "нас утишающим обманом".

Также обстоит дело и с ПОНИМАНИЕМ мира и других людей. Каждый понимает мир, исходя из собственной перспективы, на которую влияет множество факторов, как внешних так и внутренних, включая и собственную биографию, и текущее эмоциональное, физическое, интеллектуальное состояние. Поэтому точки зрения и возможности "понять" друг друга будут весьма ограниченными. Несмотря на то, что люди будет всеми силами стремиться к этому, возможно лишь сюлижение точек зрения, но не их слияние.

Общаясь друг с другом, люди не в состоянии донести до другого буквальный смысл того, о чем они говорят. В слова не вложить все то, о чем думается, что переживается в данный момент. Так и другой, слушая, понимает смысл сказанного через призму своих переживаний и своего опыта. Приведу по этому поводу несколько строк Тютчева:

"Как сердцу высказать себя?

Другому как понять тебя?

Поймёт ли он, чем ты живёшь?

Мысль изречённая есть ложь.

Взрывая, возмутишь ключи, -

Питайся ими - и молчи.


Лишь жить в себе самом умей -

Есть целый мир в душе твоей

Таинственно-волшебных дум;

Их оглушит наружный шум,

Дневные разгонят лучи, -

Внимай их пенью - и молчи!"...

Но бывает и другой вариант, когда ради достижения неких преимуществ для самого себя (пусть и за счет ИНТЕРЕСОВ других людей) люди осознанно или неосознанно скрывают друг от друга (и от самих себя) собственные мотививы, желанийа, ожиданийа, чувства. Этот стиль поведения можно назвать одним словом: нечестность. Нечестность как в отношениях с другими, так и нечестность перед самим собой. Нечестность еще больше отдалят людей друг от друга.

Отчужденность от других людей можно считать и следствиеь функционального их отношения друг к другу (отношения по типу "Я - ОНИ"). Ролло Мэй подчеркивает, что такие люди "имеют только техническую связь со своим миром; такие люди, "направленные вовне", ко всему относятся с внешней позиции".

„Человеческие отношения, в сущности, являются взаимодействием отчужденных автоматов, каждый из которых основывает свою безопасность на том, чтобы держаться в стаде теснее и не отличаться от других в мысли, чувстве или действии, - пишет Эрих Фромм, - хотя каждый старается быть как можно ближе к остальным, он остается крайне одиноким, проникнутым чувством опасности, тревоги и вины, которое всегда появляется там, где человеческая изолированность не может быть преодолена“.

Стремясь к ОБЛАДАНИЮ тем, что кажется ему важным и необходимым, человек использут других людей. В частности, отмечает Карен Хорни, он „ищет других людей, чтобы укрепить свои внутренние позиции: другие дадут ему чувство, что его принимают, одобряют, нуждаются в нем, желают его, он нравится, его любят и ценят. Его спасение – в руках других“.

Такой человек нередко испытывает потребность в других, чтобы на их фоне и с их помощью всё для него приобрело бы смысл и вкус, чтобы ощутить свою значимость и ценность. По словам Хорни, „он стоит столько, насколько он нравится, нужен, желанен или любим“. Однако, как как бы другой ни старался и как бы сам человек ни "вытрясал", ни "выжимал" из него то, что ему нужно, всегда есть предел, за которым другой уже ничего не сможет дать. В этих пределах возможностей другого скрыт еще один источник одиночества.