quote Человек не обладает сущностной природой: он обладает лишь возможностью
сделать из себя то, что захочет. Человек сам создает то, что он есть
Пауль Тиллих

Формирование привязанности и тревога предельного одиночества

Тревога, связанная с ощущением своего одиночества, начинает проявляться с самого раннего младенчества. Ребенок не может выжить, оставленный взрослыми, что делает его абсолютно от них зависимым. Поэтому природой и всей эволюцией человечества был выработан инстинкт, позволяющий формировать в ребенке ПРИВЯЗАННОСТЬ к значимым взрослым – к тем, кто его кормит, защищает, кто ухаживает за ним и дарит ему тепло и чувство безопасности.

В раздлеле, посвяшенном развитию САМОСТИ, мы останавливаемся подробнее на том, как мать (или другой значимый взрослый – „внешний объект“ или "объект привязанности") способствует формированию ОБЪЕКТОВ САМОСТИ, ложашихся в основу личностной структуры. В зависимости от того, как реагируют значимые взрослые на эмоции ребенка, насколько они обеспечивают его защищенность, эти внутренние объекты могут быть как "хорошими", так и "злыми", формируя соответствующую ВНУТРЕННЮЮ РЕАЛЬНОСТЬ ребенка и оказывая влияние на восприятие им РЕАЛЬНОСТИ ВНЕШНЕЙ.

В этой статье мы поговорим, в частности, о том, как контакт младенца и взрослого может повлиять на переживание ребенком (а впоследствие и взрослым) своего одиночества. Для этого рассмотрим теорию ПРИВЯЗАННОСТИ, в развитие которой внес огромный вклад Джон Боулби.

Задачей привязанности является создание ситемы гарантий обеспечения безопасности слабому и беззащитному существу. Младенец нуждается в элементарном но жизненно важном: пище, тепле, эмоциональном контакте, защите. Все это могут дать ему только взрослые (родители или лица, их заменяющие). Но этого мало. Младенец инстинктивно ищет душевного тепла, эмоционального контакта и близости с этими людьми, всеми ему доступными способами давая им это понять. Ответная реакция взрослых и реакция младенца на их реакцию постепенно формируют его привязанность к этим взрослым.

Когда привязанность становится устойчивой, то она перестает зависеть от непосредственного контакта со взрослым объектом. При этом младенец начинает страдать от разлуки с ним, когда тот по какой-то причине отсутствует или не дает о себе знать. Младенец проявляет при этом различные формы поведения, реагируя на разлуку. Разлука проявляется в переживании тревоги, в проявлении ребенком горя или недовольства (порой даже ГНЕВА) по поводу ухода объекта привясзанности и в поведении, призывающем его вернуться.

В зависимости от того, сколько людей окружает младенца и как они себя проявляют в контакте с ним, младенец может испытывать привязанность ко многим взрослым, однако почти всегда имеет место иерархия объектов привязанности. При этом совсем не обязательно, что на первом месте в этой иерархии находится биологическая мать ребенка.

Растущий ребенок стремится использовать объекты своей привязанности как некую надёжную базу, из которой можно безопасно и уверенно наблюдать окружающий мир, „делать вылазки“ для его изучения и познания, и к которой, словно к тихой гавани, он может вернуться, чтобы получить защиту, признание, пополнить силы и получить „благословение“ на новые поиски и открытия.

Привязанность, обеспечивающую ребенку чувство безопасности, можно рассматривать, таким образом, как средство к преодолению тревоги (в частности, ТРЕВОГИ ПРЕДЕЛЬНОГО ОДИНОЧЕСТВА). Чем надежнее ошущение защищенности, чем больше ДОВЕРИЯ к объекту привязанности, тем увереннее чувствует себя ребенок в своем познании мира. Это доверие, делая его все менее зависимым от взрослого, позволяет ребенку все дольше и дольше без переживания тревоги находиться вдали от объекта своей привязанности.


***



По мере взросления и сепарации, индивидуации ребенок все дальше отдаляется и отделяется от значимых взрослых. Он должен сам конфронтировать с опасностями мира и со СВОЙСТВАМИ БЫТИЯ, будь то встреча с неизвестным и неопределенным будущим, с тем, что ему самому предстоит и открывать СМЫСЛЫ, и принимать РЕШЕНИЯ. И вот именно на атом этапе человеку грозит встреча с соответствующими видами тревоги. Одна из них – ТРЕВОГА ПРЕДЕЛЬНОГО ОДИНОЧЕСТВА.

И все отчетливее сказываются последствия детских стилей привязанности. Хорошо, если ребенком довелось сформировать УВЕРЕННЫЙ СТИЛЬ, который формировался параллельно формированию ЗДОРОВОЙ САМОСТИ с ее хорошими объектами, цельностью внутренней реальности и опорой на ПОДЛИННОЕ Я. Такая самость способствует адекватному переживанию тревоги, способности к самоуспокоению и конструктивному совладанию с тревогой.