quote Человек не обладает сущностной природой: он обладает лишь возможностью
сделать из себя то, что захочет. Человек сам создает то, что он есть
Пауль Тиллих

Страх предельного одиночества и психологическое время

Человек, страшащийся одиночества, чувствует себя очень неуютно в своем НАСТОЯЩЕМ. Другие “измерения” ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ, а именно БУДУЩЕЕ и ПРОШЛОЕ, оказываются “лазейками”, которые человек использует, чтобы уйти из мучительного настоящего. Способы “ухода” из тревожного настоящего рассматриваются нами в главе “ЗАЩИТА ОТ ТРЕВГИ ЧЕРЕЗ СМЕЩЕНИЕ ПО ОСЯМ БЫТИЯ”. В то же время и сами прошлое и будущее будут восприниматься человеком через призму его тревоги одиночества, нарушая и ВОЛЕВУЮ сферу человека как его деятельность по достижению целей в будущем, и ЦЕННОСТНО-СМЫСЛОВУЮ наполненность этой деятельности. Стремление избавиться от одиночества будет поставлено во главу угла всего, что человек делает и о чем он думает.


***


Чувство одиночества главным образом и наиболее сильно переживается в „здесь и сейчас“ – то есть в момент проживания, в ФОКУСЕ БЫТИЯ. Переживание одиночества может быть весьма мучительным, поэтому вполне закономерной будет „бегство“ из настоящего. „Многие сражаются с изоляцией, убегая из настоящего, из уединенного момента: они утешают себя блаженными воспоминаниями о ПРОШЛОМ (хотя, вероятно, в то время их переживания были далеко не блаженными) или проецируют себя в БУДУЩЕЕ, наслаждаясь воображаемой добычей от еще не реализованных планов“, утверждает Ирвин Ялом.

Переживание одиночества в прошлом (неважно, чем вызванное) может быть не менее „привлекательным“, чем переживание смерти в будущем. Об этом мы говорим в мартериале, посвященном бегству из настоящего в другое „временное измерение“ (см. ВРЕМЕННАЯ ДИССОЦИАЦИЯ: НЕГАТИВНЫЙ ГРАДИЕНТ). Человек как бы „смакует“ то, что он был не любим, не замечен, брошен другими, теми, в ком он нуждался. Такое мазохистическое „удовольствие“ отвлекает человека от переживаний брошенности в настоящем.

Многим людям свойственно „скатываться“ в опасения по поводу возможного одиночества в будущем. Они ожидают одиночества в будущем, опасаясь потери опоры в лице другого человека, группы или какого-либо занятия, служащего защитой от одиночества в настоящем. Это приводит к ТРЕВОГЕ ОЖИДАНИЯ. В результате человек стремится избегать всего, что может привести к воплошению ожидаемых нежелательных событий. В частности, человек стремится всеми силами удержать человека, даюшего ему защиту от страха одиночества (будь то обладание или принадлежность). Как мы знаем, это часто приводит как раз к тому, чего человек хотел бы избежать (САМОАКТУАЛИЗИРУЮЩЕЕСЯ ПРОРОЧЕСТВО).

Смещение ФОКУСА ВНИМАНИЯ на ВИРТУАЛ не только отвлекает от переживания одиночества в ФОКУСЕ БЫТИЯ. Виртуал дает также ощущение включенности. Например, непосредственный контакт или иллюзия контакта в онлайн-играх, дающих возможность участия людям, находящимися, порой, “за тридевять земель” друг от друга. Контакт, чаще, ограничивается лишь содержанием игры. В результате - заполнение времени и иллюзия отсутствия одиночества.

ВИРТУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ проишодит вроде бы в здесь и сейчас. Но она сродни ФАНТАЗИЯМ, поскольку уводят от реальности, давая иллузию реального действия и личного участия (современные мультимедийные средства в состоянии сделать реальными не только звуки и изображение, но и кинэстетику).

Контакт в социальных сетях при всей своей противоречивости - все же есть форма реальной коммуникации между людьми с помощью современных технических средств. Хотя он может быть часто и “пряткой”. Человек, занимая время виртуальными связями, убегает от завязывания реальных отношений, чреватых крахом и одиноичеством. Но подобное бегство чревато тем, что рано или поздно одиночество подступит, сопровождаемое чувством ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ВИНЫ за то, что человек упустил возможноцти вступить в реальные отношения с другими людьми.

Стоит подробнее остановиться на влиянии тревоги одиночества на проживание человеком своего настоящего.  Ради избегания возможности потерять партнера, друга, покровителя, опасаясь быть исключенным из важной для себя группы (словом, боясь потерять связи, дающие избавление от чувства одиночества) человек готов жить в неполную силу. По словам Фрица Римана, человек будет разрываться между стремлениями „встретить спутника и страхом его потерять“ и стремлением к реализации МЕЧТЫ (что всегда связано с возможностью совершения ошибки и возможностью потери). Отказ от мечты и от движения в ее направлении „лишает нас всего того, что составляет богатство нашей жизни“, пишет Риман.

Боязнь одиночества, страх потери партнера или покровителя заставляют человека „погружаться“ в отношения и одновременно бояться их завершения. В результате вместо переживания радости от бытия вместе такие люди испытывают беспокойство за будущее одиночество. Фриц Риман так описывает подобных людей, которых он относит к личностям депрессивного типа:

"Они даже не могут радоваться по-настоящему и отвергают возможность счастья, исходя из профилактики разочарований: считая, что они не могут быть счастливы; с самого начала не ожидая ничего хорошего, они как бы предполагают будущее разочарование. Чувствуя себя лишними, они всегда отказывался от надежд на будущее… Безнадежность, отсутствие веры в будущее становится основой их жизнеощущения. Чувство безнадежности является господствующим, особенно сильно оно выражается в форме терпеливости и отказа от жизненных благ. Вместо полного надежд ожидания счастья в этом мире они настроены на самое плохое и не ждут от жизни радости, света и счастья. Они обучаются лишь подчиняться“.

Как мы уже говорили, тот, кто самостоятельно принимает решение - абсолютно одинок. Поэтому избегание ОТВЕТСТВЕННОСТИ является способом избежать столкновения с окончательным одиночеством. Отсюда слабая или полностью отсутствующая устремленность в будущее. Человеку с тревогой одиночества важнее чувствовать себя не отдельным „Я“, а неким „МЫ“, пребывать в единстве и слиянии с кем-то (будь то один человек или группа). Во имя ошущения единства такой человек стремится к избеганию ответственности. Это значит что его МЕЧТЫ будут отступать, а ОБРАЗЫ БУДУЩЕГО будут меркнуть все больше и больше. Человек готов к смирению во имя того, чтобы не лишиться связи с теми, кто олицетворяет для него избавление от одиночества.

Для таких людей удачные выборы и решения могут означать  возможности испортить отношения со значимыми другими, усилить одиночество. Так проявляет себя СТРАХ УСПЕХА, выражающийся в отказе от движения в будущее. Так обесценивается и обессмысливается само будущее – во имя того, чтобы не стать одиноким (ведь человек ошибочно полагает, что его успех отвратит от него тех, с кем он хочет оставаться слитым).

Человеку грозит рано или поздно столкновение с чувством уже упомянутой выше ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНОЙ ВИНЫ за упущенные возможности быть САМИМ СОБОЙ, за несостоявшееся СТАНОВЛЕНИЕ. Так прошлое ставится под угрозу быть обессмысленным в силу того, что в своем настоящем человек жил не в полную силу, предавая свое ПОДЛИННОЕ Я (он, можно сказать, жил “ЛОЖНОЙ” ЖИЗНЬЮ).