quote Чем сильнее мы пытаемся удержать прошлое, тем больший страх
испытываем перед преходящим...
Фриц Риман

"Вторичное одиночество"

Переживание "вторичного одиночества" - это, можно сказать, „сделанная“ тревога. То есть, она возникает не вследствие переживания экзистенциальной изоляции, а в результате фрустрации решения проблемы ПРЕДЕЛЬНОГО ОДИНОЧЕСТВА через ОТНОШЕНИЯ. Также конфронтация с одиночеством может иметь место вследствие переживания других видов тревоги и стремления избавиться от них, в основном, за счет использования деструктивных защит.


ОДИНОЧЕСТВО И РАЗЛУКА

Разрыв отношений, отдаление до того близких людей друг от друга, разлука разного рода - все это мощнейшие провокаторы одиночества. При этом переживание одиночества как таковое может маскироваться под острейшее ощущение вселенской катастрофы и обессмысливания жизни. Рушится целый мир, в котором человек более или менее уютно существовал. Даже прежние ссоры и скандалы могут порой казаться подарком судьбы по сравнению с непреходящим одиночеством.

Смерть ближнего является, пожалуй, самым острым и трагическим переживанием, которое уготовано человеку. Мы рассматриваем это в главе СМЕРТЬ БЛИЖНЕГО И ТРЕВОГА ПОТЕРИ.


ТРЕВОГА ПОТЕРИ БЛИЗКОГО ЧЕЛОВЕКА

Тревога потери кого-то из близких выражает опасения человека по поводу нежелательного будущего и отражает его негативные ОЖИДАНИЯ, базирующиеся, чаще всего, на негативном прошлом опыте одиночества и потерь.

В качестве возможных причин потери близкого можно назвать не только смерть или умирание, но и расставания, и отъезды (как самого человека, так и того, по поводу потери которого он беспокоится). Один из частных случаев - это различные виды миграции, переезды на новое место жительство в другой город или страну - по работе ли, или в поисках лучшей доли.

Разводы или расставания супружеских пар - самый распространенный пример подобной тревоги. Ощущение одиночества может быть при этом чрезвычайно острым - не менее острым может быть и "предвкушающее" одиночество вследствие фантазий на тему расставания.

"Страх быть покинутым" Ролло Мэй называет "самой болезненной формой" одиночества. Этот стах "охватывает человека до такой степени, что он теряет ориентацию в объективном мире. Потерять мир значит потерять свое Я и наоборот (Я и мир соотносимы). Функция тревоги заключается в разрушении взаимосвязи Я с миром, то есть в дезориентации жертвы во времени и пространстве, и до тех пор, пока эта дезориентация длится, человек остается в состоянии тревоги". Далее, Мэй подчеркивает, что попытки убежать от страха бесполезны: "страх (или одиночество) всегда одерживает верх, пока мы бежим".

Переживание одиночества, так сказать, заранее, вполне может породить предпосылки для реальной драмы и разрыва. Механизм такого развития событий называется САМОАКТУАЛИЗИРУЮЩИМСЯ ПРОРОЧЕСТВОМ.

Другой распространенный вариант - тревога потери одного любимого существа может настолько занимать все мысли и чувства человека, что на другого ему уже не хватает ни времени, ни сил. Или он может полагать, что времени еще много, что другой поймет, что с ним еще успеется наверстать упущенное. В этом случае ему грозит пережить одиночество из-за того, что другой любимый человек, "уставший" от такого невольного игнорирования, попросту уйдет или охладеет.


***



Синдром “опустевшего гнезда” - это одиночество, переживаемое родителями после того, как дети покинут семью. В иных семьях поселяется СКУКА и ПУСТОТА. Это связано с тем, что дети были СМЫСЛОМ единственным жизни родителей. Кроме того, дети во многих семьях являются посредниками, буферами в отношениях между родителями, которые "разучаются" (если вообще когда-то умели) общаться между собой на отвлеченные от детей темы.

Предчувствуя подобное развитие событий и опасаясь наступления такого одиночества, родители стараются предпринимать все возможные усилия (прибегая порой к недостойным приемам), чтобы оставить детей в семье подольше. Очень часто одинокие матери прибегают к таким попыткам. Фриц Риман так описывает подобное поведение:

"Такие личности сильно привязываются к детям и привязывают их к себе; они чрезмерно заботливы и могут затруднить соответствующее возрасту свободное развитие, не соблюдая необходимую дистанцию между собой и ребенком. Они расценивают необходимость соблюдения такой дистанции и развития ребенка как жестокость, сооружают между ним и действительностью воображаемые препоны, не поощряют мужественные шаги ребенка по преодолению трудностей, так как не хотят лишиться его любви. Такого рода сомнительная близость получает у них соответствующее объяснение.  Мать, у которой собственное детство было убогим, часто руководствуется установкой “моему ребенку должно быть лучше”, в связи с чем ее усилия по ограждению ребенка от жизненных трудностей умножаются".

В итоге у ребенка может возникнуть страх перед противоположным полом или вообще перед окружающим миром. А если ребенок воспитан на страхе за своих родителей ("как бы с ними чего не случилось"), то от ухода из родительского дома его будут удерживать не только старания матери, но и его СОВЕСТЬ, говорящая с ним укоряющим голосом его матери или отца (это, можно сказать, примитивная совесть, совесть СУПЕР-ЭГО). ЧУВСТВО ВИНЫ - вот толстый канат, которым привязывают к себе детей родители.

Нередко итогом подобной "артподготовки" становятся тяжелые психические расстройства, которые делают ребенка зависимым от родителей, привязывая его к ним. Сюда относятся, например, анорексия, тяжелые депрессии или необратимые последствия попыток к самоубийству.


ОДИНОЧЕСТВО В РЕЗУЛЬТАТЕ СТРАХА ОТНОШЕНИЙ

ТРЕВОГА ОЖИДАНИЯ может проявлять себя и в том, что человек отказывается от отношений, поскольку опасается, что его могут обидеть, затронуть его самолюбие; человек может бояться ощутить при этом чувство СТЫДА (см. в этой статье ниже - ОДИНОЧЕСТВО И ГОРДЫНЯ).

Другой вариант - человек предпочитает держать дистанцию по отношению к другому, чтобы не оказаться отвергнутым и испытать боль унижения и потери. То есть, по словам Ирвина Ялома, подобная закрытость служит принципу “никаких дружб = никаких потерь”.


ОДИНОЧЕСТВО И ГОРДЫНЯ

Гордыня ставит человека над другими людьми или против них. Надо признаться, что это не нечто исключительное, а достаточно массовое явление. Люди во власти гордыни не в состоянии разговаривать друг с другом на равных. Итог - массовая отчужденность и одиночество.

Гордец считает недостойным для себя контакты с теми, кто (как подсказывает ему гордыня) "ниже" или хуже него. В итоге резко сужается круг возможных контактов, а те, которые гордец позволяет себе будут, скорее всего, лишены искренности и открытости с обеих сторон. Он сам будет опасаться раскрыться полностью, выйти за пределы своих масок и фасадов. А "достойное" его окружение, скорее всего, будет ему под стать (то есть состоять из таких же гордецов).

Тщеславный человек будет склонен подавлять или скрывать свои чувства, а чувства других людей ьудут ему попросту неинтересны. Он будет к ним равнодушен. Значение для него будет иметь только то, что он окружен "достойными" людьми, "способными" оценить его по заслугам и возносить ему хвалу. Словом, значение отношений для гордеца состоит в том, чтобы укреплять его СУБСТАНЦИОНАЛЬНОСТЬ (в первую очередь, его САМООЦЕНКУ, зависящую от внешних подтверждений).

Гордец, уверенный в своей правоте, будет в общении постоянно оценивать других - их поведение и высказывания - по своим стандартам. Такой оценочный подход серьезно подрывает непосредственность отношений и способен обидеть других людей и отвадить их (если они, конечно, не готовы продолжать отношения из каких-то своих интересов). Как только такие интересы перестанут определять поведение других, гордец рискует остаться в одиночестве - покинутым своим до того шумным и восхищающимся окружением.


ОДИНОЧЕСТВО В РЕЗУЛЬТАТЕ СТРЕМЛЕНИЯ К «СВОБОДЕ ОТ...» (ТРЕВОГА ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ)

Согласно Достоевскому, БЕЗГРАНИЧНАЯ СВОБОДА оборачивается порабощением и несвободой. Человек становится рабом своих прихотей, а позже – рабом тех последствий; которые вызваны его „безбашенными“ поступками. Он, стремящийся к безграничности в межчеловеческих отношениях, превращается в раба собственного одиночества.

Если человек ломает РАМКИ принятых в обществе норм и устоев, если он попирает ЦЕННОСТИ, которые господствуют в его окружении, то стоит ожидать и соответствующей реакции этого окружения. Этой реакцией может быть ругань или драка (я нарочно утрирую). Но и то, и другое есть все еще продолжение ОТНОШЕНИЙ, в которые включен человек. Более того, в таких условиях он может еще больше повысить свою САМООЦЕНКУ, проявить (“показать”) себя, как сйчас принято говорить, крутым пацаном. С таким поведением мы сталкиваемся и на бытовом уровне, и в большой политике, когда лидер одного государства пытается реализовать свои амбиции за счет целого мира.

Но есть и другой вариант реакции группы на подобного бунтаря – это бойкот и подвержение его остракизму. Человека делают попросту изгоем. Конечно, он может и эти обстоятельства пытаться использовать в интересах своей ГОРДЫНИ. Он может и их видеть как РАМКИ СВОЕЙ СВОБОДЫ, которые нужно и дальше ломать. Однако это не в состоянии избавить его от конфронтации с одиночеством. Такое тоже имеет место на уровне бытовых отношений и в международной политике. Оставленный наедине с самим собой изгой будет продолжать своими внутренними диалогами и поступками пытаться доказать что-то важное тем, с кем он хотел бы быть, но кто от него отвернулся.


ОДИНОЧЕСТВО В РЕЗУЛЬТАТЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛИЗАЦИИ

Если человек, пересматривая свою жизнь, не видит включенности своего личного, ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ВРЕМЕНИ в некое СКВОЗНОЕ ВРЕМЯ (историческое или божественное), то он непременно прочувствует, что он, словно одинокая искорка, летящая к небытию, не оставит после себя и следа.

Шопенгауэровский вселенский пессимизм, взгляд на мир и на человека в нем из космической перспективы не только "делают" тщетным все, с чем имеет дело человек, но и погружает его в самые глубины экзистенциального переживания своей "брошенности" и своего одиночества (см. ОДИНОЧЕСТВО КАК НЕПРИКАЯННОСТЬ ЧЕЛОВЕКА В МИРЕ). Это, по сути, интеллектуальное обесценивание и обессмысливание собственной жизни.


СЛОМ ПОЗИТИВНЫХ ОЖИДАНИЙ

Человеку свойственно рисовать себе картины отношений с другими людьми. Нередко эти картины строятся на ИДЕАЛАХ отношений, на представлениях, которые уходят корнями в фантазии детства, лишенного тепла или испытывавшего дефициты в сфере межчеловеческих отношений. Другой вариант - избалованность и изнеженность в детстве одним из родителей (или, реже, обоими родителями). Подобное чаще встречается в отношениях дочери и отца, имея результатом ИСТЕРОИДНУЮ структуру характера.

В отношениях между людьми подобные идеальные ОЖИДАНИЯ могут служить плохую службу. Несоответствие реальности отношений таким ожиданиям может порождать ощущение одиночества и восприниматься как катастрофа отношений.

Если человек уверен в том, что его ожидания просто обязаны реализоваться, то любые шероховатости от может воспринимать как подвох со стороны партнера или СУДЬБЫ - со всеми вытекающими последствиями, свойственными ТРЕВОГЕ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ.

Что мы имеем в итоге? Если другой не так посмотрел, не то сказал или подарил, погладил не там или не вовремя улыбнулся, словом, - если другой не дает того, что от него ожидается, - то человек может чувствовать себя обманутым, покинутым, недооцененным. Отсюда - ОБИДЫ, ГНЕВ, НЕНАВИСТЬ и чувство одиночества.

Если женщине для счастья с мужчиной нужны статусные вещи (например, официальный брак), то, скажем, гражданский брак может оказаться нарушением ее ожиданий (это будет противоречить ее представлениям о собственной ИДЕНТИЧНОСТИ). Она, считая себя невыбранной (даже после многих лет совместной жизни и общих детях), будет чувствовать себя не только несчастливой, но и одинокой - со всеми вытекающими последствиями.

Важно, что такой взгляд на другого накладывает на восприятие его поступков и слов мощнейший фильтр. Что бы он ни делал и ни говорил, - все будет восприниматься как подтверждение его недостаточной любви и результирующего собственного одиночества.