quote Если моё Я – это то, что я ЕСТЬ, а не то, что я ИМЕЮ, то никто не может
угрожать моей безопасности и идентичности
Эрих Фромм

Тревога одиночества и рост

"Как только я смог по-настоящему принять,
что не должен быть частью этого мира,
я сразу же стал его частью"
Сатиш Кумар

Ирвин Ялом обращает наше внимание на то, что само слово "существование" (в английском варианте "existence") подразумевает отделение ("ex-ist" = выделяться). Подтверждением тому – вся индивидуальная жизнь человека. Ялом подчеркивает, что она все время направлена от слияния к отделению: отделение от пуповины, отрыв от материнской груди, выход из эмоциональной зависимости от других. “Учась ползать, потом ходить, потом самостоятельно играться, ребенок всё больше преуспевает в проведении границы между собой и другими”, пишет Ялом. И именно на этом пути подстерегает человека встреча с одиночеством.

Переживания НЕСЛИЯННОСТИ и НЕПРИКАЯННОСТИ, сопутствующие одиночеству, могут быть чрезвычайно мучительными. Ощущение своей оторванности от мира и других людей заставляет человека страдать. "Преступник может отбывать наказание в одиночной камере и тем не менее быть неспособным пребывать в одиночестве, - пишет Доналд Винникотт, - Глубину его страданий при этом даже невозможно себе представить". В то же время, подчеркивает он дальше, "многие люди еще в детстве приобретают способность извлекать радость из своего одиночества и даже считают его самой ценной вещью в жизни". Винникотт назвал это ценное свойство человека СПОСОБНОСТЬЮ К ОДИНОЧЕСТВУ. Попробуем разобраться, какие блага несет человеку эта способность и каким путем она может быть реализована.


ИНДИВИДУАЦИЯ

Ощущение уюта в слиянности с другими людьми определяется лишь иллюзией полной защищенности и безопасности. Ради этого человек готов отказаться от призывов своего ПОДЛИННОГО Я реализовать собственное ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ. Джеймс Холлис пишет по этому поводу: "чем больше мы сливаемся с окружающими, чем меньше мы от них отличаемся, тем ниже наше индивидуальное развитие, тем меньше мы соответствуем великим целям Вселенной, для которых мы созданы".

Индивидуальное СТАНОВЛЕНИЕ означает осознание себя как отдельной и СВОБОДНОЙ личности, сопряженное с готовнностью к риску и неопределенности взятие на себя ОТВЕТСТВЕННОСТИ за все собственные решения и ВЫБОРЫ. Процесс отделения и личностного становления Карл-Густав Юнг назвал индивидуацией.

Особенно пугает в этом процессе то, что человек, отделяясь от до того ощущаемого единства (с родителями ли, с другими людьми, с миром, в который он был основательно интегрирован) переживает болезненный отрыв от важных для себя объектов, с которыми он привык себя идентифицировать. Это состояние, воспринимаемое многими как угроза уничтожение собственной личности, можно назвать кризисом ИДЕНТИЧНОСТИ. Человеческая личность, в действительности, не уничтожается, а из "МЫ" превращается в "Я".

Человек, расставаясь с двумя великими фантазиями (по словам Джеймса Холлиса), „что в отличие от других людей мы бессмертны и что где-то живет "Добрый Волшебник", "мистический Другой", который может избавить нас от экзистенциального одиночества“, сталкивается с фактом этого непреходящего и ничем не одолимого одиночества. В результате человек выходит из состояния зависимости не просторы самостоятельности и личной ответственности, становясь индивидуальностью. Хельмут Кайзер подчеркивает, что этот процесс "влечет за собой полную, фундаментальную, вечную и непреодолимую изоляцию".

Это, конечно, способно напугать и отбить охоту БЫТЬ СОБОЙ. Одиночество из ЦЕННОСТИ превращается тогда в тяжкую обузу. Джеймс Холлис подчеркивает: "единственное лекарство от страха заключается в том, чтобы его преодолеть. Лекарство от страха потерять мир заключается в том, чтобы перестать за него цепляться. Средство избавиться от одиночества — попасть в его объятия. Только интеграция одиночества позволит покончить с его деспотизмом".

Столкнувшись со своим одиночеством человек вступает в диалог с самим собой. Этот диалог дает человеку возможность находить ориентиры и в своей душе, и в своем мире, которые подводят его к принятию решения (не всегда до конца осознаваемого): рисковать, будучи самостоятельной личностью, или потерять ПОДЛИННОГО СЕБЯ, обменяв свободу и индивидуальность на иллюзию спокойствия от растворенности "Я" в "МЫ".

Не отъединяться, окунаясь в экзистенциальное одиночество, значит - не расти. И именно приняв свое одиночество как данность, человек оказывается способным к индивидуации как к возможности СТАНОВЛЕНИЯ СОБОЙ, которое есть процесс восхождения к самому себе.

Кларк Мустакис пишет по этому поводу: "Одиночество — это условие жизни человека, его ощущение своей принадлежности к человеческой расе, которое дает ему поддержку и помогает развивать и углублять свою человечность... Усилия, направленные на преодоление или избежание ощущения экзистенциального одиночества, могут привести лишь к и САМООТЧУЖДЕННОСТИ. Когда человек отступает от фундаментальных жизненных истин, когда ему удается избежать ужасного субъективного переживания одиночества и отвергнуть его, он закрывает для себя один из самых важных путей, ведущих к личностному росту".

По словам Джеймса Холлиса, "введенное Юнгом понятие индивидуации, по существу, связано с молчаливым и трепетным согласием с действием великих сил, приводящих в движение звезды и сокращающих наши мускулы. По своему определению индивидуация — это развитие космоса, которое происходит вследствие наиболее полного развития отдельной личности, заключающей в себе частицу Вселенной. Регрессия, поиск слияния, отказ от странствия для достижения целостности своего Я — это не только насилие человека над своей душой, но и отрицание самой Вселенной".

Все это звучит, конечно, несколько мистично или, по меньшей мере, метафорично, но не лишено основания. Ведь путь человека по жизни тогда радостен, когда человек начинает удивляться миру и таинственности собственного существования, когда он готов рисковать ради открытия и познания этого мира и самого себя в нем. Как утверждает Мартин Бубер, человек не может заметить этой таинственности прежде чем осознает свое одиночество и на этой основе даст простор развитию собственной уникальности.

И именно из этой точки, с момента осознания и принятия человеком своего одиночества, начинается процесс формирования его уникальной личности. "Нам приходится искать и находить собственные ресурсы, отвечать на вопросы, кто мы такие и из какого теста мы сделаны, а также создавать из своего душевного хлама самую одаренную и разностороннюю личность, какую можно создать на всех переходных этапах жизни, выпавших на нашу долю", - пишет Холлис.

Одновременно с этим происходит процесс осознанной и ответственной интеграции человека и в мир, и в отношения с другими людьми. Так одиночество оборачивается истинным единством, так реализуется парадоксальное утверждение Сатиш Кумара: "если вы сживаетесь с состоянием изгоя, то прекращаете быть изгоем".