quote Мир прошлого есть произнесенное пророчество. Только как созидатели
будущего, как познавшие настоящее, вы поймете это
Ницше

Фундаментальные решения тревоги одиночества и рост

Подробнее о ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ РЕШЕНИЯХ мы поговорим в соответствующем разделе. В этой статье мы затронем только основные аспекты применения этих способов совладания с тревогой диночества, которые, осуществляясь в МОДУСЕ БЫТИЯ, способствуют личностному РОСТУ человека.

ОТНОШЕНИЯ

Главной защитой от ужаса экзистенциальной изоляции связана с отношениями с другим человеком, утверждает Ирвин Ялом. Карл-Густав Юнг подчеркивает, что „одиночество не обязательно противоречит общению с окружающими, ибо ни один человек не является более чувствительным к общению, чем человек одинокий, и общение становится полноценным лишь тогда, когда каждый человек помнит о своей индивидуальности и не отождествляет себя с другими“.

Каждый человек должен решить важную экзистенциальную задачу (задачу своего собственного существования). Эта задача двуедина:

Во-первых, человек должен пережить, осознать и принять свое одиночество, чтобы ощутить цебя отдельной личностью, свободной и ответственной.

Вторая задача – это установление и полноценное проживание межчеловеческих отношений и осознание их сущности.

Принятие своего экзистенциального одиночества как данности лежит в основе следующего шага в развитии собственной личности. Это осознание факта, что и другой человек находится в такой же ситуации. Осознание одинокости своего ближнего помогает развитию сочувствия к нему. Как пишет Ирвин Ялом, “именно встреча с собственным одиночеством, обращение к самому себе, позволяющее познать самого себя, в конечном счете делает возможной для человека глубокую и ОСМЫСЛЕННУЮ включенность в другого“.

Личностному росту служит и выход из разрушительных зависимых отношений, когда человек подчиняется другому (или группе) или растворяется в них, или из отношений, строящихся на манипулировании другими ради спасения от той или иной тревоги. Тогда на смену конформизму или жестокому индивидуализму, лежащим в основе отношений „Я – ОНО“ (по Мартину Буберу), при которых другой человек рассматривается лишь как некий инструмент достижения своих целей, приходит диалог отношений по принципу “Я и ТЫ”.

Спрашивается, каким путем можно вырваться из стереотипа нездоровых отношений. Как утверждает Ялом, „решение проблемы изоляции путем конформизма-слияния подрывается вопросами: чего я хочу? что я чувствую? какова моя цель в жизни? что во мне нужно выразить и осуществить?“. Так что, по меньшей мере отчасти, этот выход из зависимости и обладания к САМОМУ СЕБЕ будет актом вполне осознанным. Нередко для этого требуется ВОЛЕВОЕ РЕШЕНИЕ – решение СВОБОДНОЕ и ОТВЕТСТВЕННОЕ.

Одно из таких важнейших решений - отказ от ОЖИДАНИЙ в отношениях, как отрицательных (ожидание подвоха, измены, краха отношений), так и "положительных". В кавычки я взял слово "положительные" потому, что часто человек ожидает от другого чуда (фантазия о всемогущем спасителе, заступнике или ключу к решению всех проблем). Оба вида ожиданий отравляют отношения. Нереалистичный взгляд на другого способен переродить влечение в НЕНАВИСТЬ, если тот не оправдывает ожиданий (знаменитое "от любви до ненависти - только шаг", хотя о любви в подобных отношениях говорить не приходится). Ожидания, толкающие людей друг к другу, создают лишь иллюзию любви, прикрывающую страшные бездны отчаянного одиночества и ОТЧУЖДЕННОСТИ друг от друга.

„Осознание человеческой отделенности без воссоединения в любви – это источник стыда и в то же время это источник вины и тревоги“, пишет Эрих Фромм. Таким образом, если человек хочет жить полноценно, он доллжен „выйти за пределы своей собственной индивидуальной жизни и обрести единение с другими людьми“. Это возможно лишь в отношениях ЛЮБВИ.

Итак, не стремление к ОБЛАДАНИЮ другим человеком и не растворение себя в другом, а именно любовь не только избавляет от боли переживаемого одиночества, но и переводит человека на совершенно иной уровень бытия. Истинная любовь – это то, что Мартин Бубер называл диалогом между „Я“ и „ТЫ“, когда главным становится не использование, а познание и поддержка своего ближнего, не манипуляция им в своих шкурных интересах, а содействие ему в его росте и САМОАТУАЛИЗАЦИИ.

В истинной любви человек выходит за пределы своего „Я“. В любви осуществляется настоящий рост и реализация человеческого в человеке. Истинная любовь побеждает страх (этому учит и Библия).

Чтобы узнать, истинная ли это любовь или нет, Ирвин Ялом предлагает ответить на следующие вопросы:

  1. Вступает ли человек в отношения исключительно с теми, кто может быть ему как-то полезен?
  2. Связана ли его любовь скорее с получением, чем с отдачей (использует ли другого для решения каких-то своих проблем за его счет)?
  3. Пытается ли он, в самом полном смысле, узнать другого человека?
  4. Удерживает ли он себя частично вне отношений?
  5. По-настоящему ли слышит другого человека?
  6. Использует ли другого для построения отношении с кем-то еще?
  7. Заботится ли о росте другого?

Остановимся несколько подробнее на последнем пункте. Тот, кто по-настоящему любит своего ближнего, будет стараться поддерживать другого на путях его ИНДИВИДУАЦИИ. Именно душевные и уважительные отношения способствуют тому, что человек начинает все больше полагаться на самого себя, ошущая возможность поддержки со стороны другог. Так, Ирвин Ялом, ссылаясь на многочисленные исследования, отмечает, что люди, вышедшие из семей, где присутствовали любовь и взаимное уважение, „способны относительно легко выйти из семьи, перенести сепарацию и одиночество ранней взрослости“.

Джеймс Холлис считает, что „идеальным можно назвать родителя, который может защитить и поддержать ребенка, но одновременно искреннее и постоянно укреплять его уверенность в собственных силах. Тогда на разных стадиях отделения от родителей ребенок может ощутить внешнее подкрепление своих внутренних ресурсов“. Как ни парадоксально это звучит, но искренняя (истинная) любовь способствует формированию в человеке СПОСОБНОСТИ К ОДИНОЧЕСТВУ.

Думаю, что этот короткий обзор сумел показать, что способность к одиночеству идет рука об руку со способностью к гармоничным и душевным мезсчеловеческим отношениям. "Чем глубже человек может ощутить свое одиночество, чем лучше он сможет жить с самим собой, тем лучше он может формировать отношения с окружающими“, - пишет Джеймс Холлис. Сравнивая жизнь человека с одиноким странствием, он добавляет: „Вне всякого сомнения, мы не можем снова вернуться домой, но несомненно и то, что при пересечении человеческих судеб во время скитания само странствие может показаться домом, и в этом доме на какое-то время присутствует Другой. А это уже немало".


ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ

“Потерять себя в каком-то деле –
значит обрести своё истинное Я”.
Макс Шеллер

 

Человек заболевает, когда нет дела, адекватного его усилиям, утверждает Виктор Фанкл. Он как бы вторит в этом Карлу Ясперсу, который заявляет, что “человек – это дело, которое он сделал своим”.

От страха можно избавиться, пишет Виктор Франкл, лишь самоотречением, полной самоотдачей и самопожертвованием ради дела, достойного такой преданности. „Только в той мере, в которой человек воодушевлён кем-то или чем.-то, только в той мере, в какой он со-сушествует, он и являезся человеком, - подчеркивает Франкл, - Дело придаёт жизни СМЫСЛ и избавляет от ощущения одиночества“.

И в истинной любви, и в истинном деле мы не стремимся использовать других в своих интересах, подчеркивает Ирвин Ялом. Нашей задачей становится отдавать и другому, и делу всё, что в наших силах. И отдавать надо не завтра или когда-нибудь, а именно здесь и сейчас, то есть в ФОКУСЕ БЫТИЯ.

Душа, отдаюшая делу и другому тепло и любовь – это "неопалимая купина", которая горит, но не сгорает. Шота Руставели выразил эту идею блестяшими словами в поэме “Витязь в тигровой шкуре”: „Что отдал, твоим пребудет, что оставил – потерял“. Более того, отдавая себя, человек приобретает весь мир, в котором он уже не чувствует себя НЕПРИКАЯННЫМ и одиноким.

Занятие “своим делом” стоит на границе интенционального и АКСИОЛОГИЧЕСКОГО. Поскольку дело привносит в жизнь СМЫСЛ. Так, Г.Д. Торо пишет: “Занимаясь своим делом, человек не чувствует себя одиноким. Его дело имеет определенный смысл, и этим смыслом наполняется существование человека в часы труда. Одиночество же гнетет нас, когда мы оторваны от смысла“.

Также здесь прослеживаются и параллели с решением проблемы одиночества через ОТНОШЕНИЯ. Ведь в истинном деле, как и в истинной любви, человек не стремимся использовать других людей в своих ИНТЕРЕСАХ. Его задачей становится отдавать и другому, и делу всё, что в его силах.

Если мы не отдаёмся полностью любимому человеку, не выкладываемся в каком-то деле, мы не экономим свои душевные силы для некого светлого или радужного будущего.  Нет, мы тем самым себя предаём. И с каждым разом становится всё труднее наверстать упущенное.

Отдавая же то, что мы по-настояшему имеем, реализуя наши способности – спсобность мыслить и любить, способность к художественному или интеллектуальному творчеству – мы способствуем лишь совершенствованию этих способностей. Мы идем по пути СТАНОВЛЕНИЯ. Мы становимся лучше, мы становимся САМИМИ СОБОЙ. Именно это означает: “расти".


АКСИОЛОГИЧЕСКОЕ

Как мы уже рассмотрели выше, осмысленная жизнь дает человеку настолько мощную поддержку, что мучительное ощущение одиночества отступает. Более того, человек осознает, что он один ОТВЕТСТВЕНЕН за то, чтобы находить, открывать и реализовывать СМЫСЛЫ своей жизни и утверждать свои ЦЕННОСТИ.

Иными словами, человек сам выбирает, как ему жить и проживать каждое мгновение – бессмысленно прячась от своих страхов или мужественно постигая смыслы. Осмысленность же жизни является важнейшим условием уверенности на путях бытия.

Смысл обеспечивает человеку ориентиры, даёт мошный заряд энергии и поддерживает МУЖЕСТВО. Фридрих Ницше утверждал, что “только тот, кому есть “зачем” жить, вынесет почти любое “как”.

Также человек в ответе за то, служению каким ЦЕННОСТЯМ посвящает он свою жизнь. Ценности человека являются важнейшей составляющей его ИДЕНТИЧНОСТИ.

На первых порах ценностная структура формируется как некая надстройка над „Я“ (Супер-ЭГО как некая первичная СОВЕСТЬ). По мере взросления человека и формирования его БЫТИЙНОЙ СОВЕСТИ человек все больше оказывается в состоянии делать выбор между ДОБРОМ и ЗЛОМ, который он осуществляет своими поступками.

Все более последовательные и осознанные выборы в пользу ДОБРА способствуют совершенствованию ценностной структуры его личности. На этой основе формируется ЗДОРОВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ (свободная от слепой идентификации с другими людьми, с идолами и кумирами, с какими-то идеями), дающая простор развивитию своего ПОДЛИННОГО Я. Благодаря этому укрепляется внутренняя цельность личности. И вместо ОТЧУЖДЕННОСТИ от самого себя, которая обусловливает мучительность одиночества, человек чувствует себя уютно с САМИМ СОБОЙ, оказываясь СПОСОБНЫМ К ОДИНОЧЕСТВУ.


СУБСТАНЦИОНАЛЬНОСТЬ

Укрепление САМООЦЕНКИ играет одну из важнейших ролей в совладании с тревогой одиночества. При этом человек все больше отказывается от внешних составляющих чувства своей самоценности. Такой человек не боится быть с САМИМ СОБОЙ – сильным и уверенным. Риск ОТЧУЖДЕННОСТИ от самого себя будет у таких людей минимальным – и будет касаться лишь тех сфер психики, где имеются проблемы и конфликты, которые человек пытается решить за счет и с помощью других людей.

Параллельно с рассмотренными позитивными процессами в области самооценки в процессе личностного роста и БЫТИЙНОЙ САМОАКТУАЛИЗАЦИИ идет другой процесс. Это процесс укрощения собственной ГОРДЫНИ. Здесь стоит говорить об осознании того, чему служат собственные поступки. Если человек понимает, что эти поступки служат ИДЕАЛЬНОМУ Я и подчиняются его требованиям, то он может решить поступать по-другому, направляя свои решения и выборы на реализацию своего ПОДЛИННОГО Я. Именно на этом пути человек обретает ЗРЕЛЬНОСТЬ, дающую ему СПОСОБНОСТЬ К ОДИНОЧЕСТВУ – способность быть наедине с собой и не чувствовать ОТЧУЖДЕНИЯ.

Пару слов хотелось бы сказать о вере, которая, без сомнения, является важным условием полноценного бытия человека. Без веры человек чувствует свою НЕУКОРЕНЕННОСТЬ, а часто - страх и безысходность. Однако иррациональная вера, вера по принципу обладания, еще больше обедняет человека. При этом человек „находит“ себе некого всемогущего заступника и помощника, которого он использует, можно сказать, как костыль, и который избавляет его на какое-то время от переживания абсолютного одиночества. Мало того, человек при такой вере требует от своего заступника не милости, но повиновения, да еще и обижается, ропщет или возмущается на такую вопиющую "НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ", когда не получает требуемое. И, чувствуя себя оставленным и покинутым, еще острее переживает свое одиночество.

Вера „по принципу бытия“ (в МОДУСЕ БЫТИЯ) человека обогащает, ибо такая вера, согласно Фромму, - это „не верование в определенные идеи (хотя это также может иметь место), а внутренняя ориентация, установка человека “. Фромм отмечает, что вера в Бога в иудаизме и христианстве, пытающихся деидолизировать Бога (Бог не есть истукан!), „поддерживается у человека присущим ему внутренним ощущением божественных качеств в самом себе; это непрерывный процесс активного порождения самого себя - или, как выражается Майстер Экхарт, вечного рождения Христа внутри нас самих“.



ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЕ

Все, что может только человеческое Я – это сознавать и рефлектировать. Это является предпосылкой для совершения эффективной ВОЛЕВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Осознанное пребывание в ФОКУСЕ БЫТИЯ, называемое в буддизме присутствием, неразделимо с осознаванием человека и своего одиночества, и, одновременно с этим, некой слиянности с миром.

Сознавание себя личностью, все более осознанное восприятие событий собственной жизни, собственных чувств и желаний, прояснение для себя своих целей являются предпосылками ИНДИВИДУАЦИИ и роста, которые означают все больший отказ от КОНФОРМИЗМА и слияния с другими людьми или группами. Лишь свобода и самоосознание могут победить слияние, симбиоз, конформизм, утверждает Ирвин Ялом: „решение проблемы изоляции путем конформизма-слияния подрывается вопросами: чего я хочу? что я чувствую? какова моя цель в жизни? что во мне нужно выразить и осуществить?“.

Человек, желающий собственного развития, делает выбор в пользу честности перед самим собой. Отказ от намеренного самообмана, раскрытие скрытых путей ухода от решения проблем – плоды такой честности. Человек может сделать осознанный выбор в пользу своей внутренней свободы – свобыды от разрушающих или удушающих НАДО и НЕЛЬЗЯ, от требований своей ГОРДЫНИ. Это его решение требует осознанных усилий, порой немалых, сопряженных с возможными разочарованиями или тревогами. Однако именно так и только так человек может идти по пути СТАНОВЛЕНИЯ.

Для того, чтобы можно было говорить о понимании самого себя, своего МИРА и своей СИТУАЦИИ в нем, от человека требуется описание всего этого адекватными словами. От использованных слов зависит то, как сознанию человека предстанет и он сам, и его мир, и его ситуация. От этого, по сути, зависит восприятие человеком своей реальности – хорошая она или плохая, благоприятная или опасная. От этого зависит дальнейшее позиционирование себя в мире и, в конечном счете, переживание ТОСКИ и СКУКИ или РАДОСТИ и СЧАСТЬЯ, выбор в пользу пассивности и бегства или мобилизация ВОЛИ и МУЖЕСТВА для движения в направление своего ОБРАЗА БУДУЩЕГО.

Свое одиночество (являющееся, как мы знаем, плодом ИНДИВИДУАЦИИ) человек также может описать по-разному. Он может страдать от одиночества, проклинать его, сетовать на судьбу-злодейку. Но возможен и выбор другой перспективы – взгляд на собственное одиносчество с позитивной позиции. Тогда одиночество предстанет не только как неотьемлемое СВОЙСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ, но и как предпосылка для личностного роста.

Джеймс Холлис предлагает воспринимать путь собственной индивидуации следующим образом:


"Человек, ощущающий одиночество, испытывает уникальное переживание странствия... Метафорическая психодинамика этого странствия, включающая в себя три этапа, имеет следующие характерные черты:
а) покидание дома, означающее расставание Эго с прежними убеждениями;
б) терпеливое перенесение страданий, связанных с расширением сознания;
в) достижение нового рубежа, нового прибежища, которое человеку с течением времени тоже придется покинуть.
Эта мифологическая парадигма представляет собой не только модель личностного роста, но и расширенный взгляд на культуру".


И еще об одном аспекте – о ДОВЕРИИ в отношение других людей и своей жизни в целом.

Доверие к людям есть проявление уверенной ПРИВЯЗАННОСТИ. Позитивный опыт отношений с другими людьми может способствовать формированию такого доверия, на основе которого сами эти отношения будут выигрывать. Ведь ДОВЕРИЕ предполагает (или, точнее, имеет в своей основе) отсутствие деструктивных ОЖИДАНИЙ подвоха со стороны другого человека, что формирует и развивает способность на него положиться. В значительной степени такая способность – результат осознанного выбора.

Что каксается доверия к жизни, то снова приведу цитату – на сей раз это слова Рильке:

„Мы существуем в жизни как в стихии, которой лучше всего соответствуем... У нас нет никаких причин, чтобы не доверять своему миру, ибо он нам не враждебен. Если он ужасен, значит, это наши ужасы; если в нем есть пропасти, значит, эти пропасти есть у нас; если рядом опасность, нам нужно научиться ее полюбить. И только если мы организуем свою жизнь исходя из принципа, что нужно всегда стремиться преодолевать трудности, тогда то, что сейчас нам кажется менее всего достижимым, станет тем, во что мы должны поверить и что окажется наиболее достоверным“.