quote Тревога основана на осознании своей полной случайности и отсутствия
предельной необходимости [замысла]; иррациональность, непроницаемый
мрак судьбы превращают судьбу в источник тревоги
Пауль Тиллих

Зависть

"Зависть есть беспокойство души,
вытекающее из того,
что желательным нам благом
обладает другой человек,
которого мы не считаем
более нас достойным владеть им"
Т. Лейбниц

"Наша зависть всегда живет дольше,
нежели чужое счастье, которому мы завидуем"
Ф. Ларошфуко

Предмет зависти - это то, что человек хочет иметь, но пока не имеет (включая материальные и нематериальные вещи, свойства, достижения). Если у другого реализовано то, чего сам человек лишен, но что считает для себя справедливо и по праву необходимым, то это снижает самооценку человека, порождает негативные эмоции. Одной из нередких возможностей реагирования на столь „несправедливую“ ситуацию будет зависть.

Зависть по словам Артура Шопенгауэра является "противоположностью сострадания". То есть зависть всегда проявляется в отношение людей, которых мы не любим. Зависть отражает остутствие привязанности и неспособность любить. Иммануил Кант считал зависть в качестве одного из зол, которое проявляется в ненависти к человечеству.

Джон Ролз представляет зависть как „склонность воспринимать с враждебностью большее благо других, даже в том случае, когда их большая удачливость не уменьшает наших преимуществ“. Сократ  считал завистью „огорчение от успехов друзей".

К. Муздыбаев определил зависть как ущербное чувство, которое "пытается заполнить пустоту или какой-нибудь личностный недостаток, отсутствие психологического равновесия и гармонии".

Фрейд говорил, что зависть часто маскируется негодованием. То есть человек как бы возмущен несправедливостью. На самом же деле он попросту пытается скрыть свои истинные низменные чувства.

Джон Ролз предупреждает, что надо быть осторожным, чтобы не спутать зависть и негодование, поскольку последнее является МОРАЛЬНЫМ ЧУВСТВОМ, а зависть таким чувством не является. Ни один моральный принцип не приводится для ее объяснения зависти. Если в случае негодования мы возмущены тем, что кто-то поступил несправедливо и нечестно, то при зависти, как пишет Джон Ролз,  „лучшая ситуация других привлекает наше внимание. Мы удручены их удачей и не ценим того, что имеем, столь же высоко, как прежде; и это чувство ущерба и потери возбуждает нашу  злобу и враждебность“.

Зависть – это результат пристального изучения чужой жизни, в особенности её светлых сторон, при том, что в собственной жизни ищутся лишь темные стороны. Как пишет Ф. Бэкон, "неизменно завистливы те, кто из прихоти и тщеславия желает преуспеть во всем сразу. У них всегда найдется, кому позавидовать, ибо невозможно, чтобы многие хоть в чем-нибудь их не превосходили".

Согласно Карен Хорни в форме зависти с оттенком обиды ко всякому богаче одаренному или более удачливому в жизни, в подражании таким людям или в восхищении ими проявляет себя требование "я не должен быть самим собой". То есть человек считает, что и он сам, и его судьба не таковы, какими им следовало бы быть.

Такой человек, согласно Карен Хорни, "мало сочувствует другим, если вообще кому-то сочувствует. Наибольший вклад в черствость по отношению к другим, отсутствие симпатии вносит его зависть к ним. Это горькая зависть не к чему-то конкретному, а ко всему вообще, и проистекает она из его чувства выброшенности из жизни. Он отрезан от всего, что делает жизнь стоящей – от радости, счастья, любви, творчества, роста. Он в ярости на какого-то человека только потому, что тот всегда весел или чем-то искренне увлечен. Косвенным путем он сам предлагает этому объяснение: он считает, что такой человек хочет злобно унизить его, суя ему в нос свое счастье".

Зависть нередко - дитя бездействия. Она обуревает человека, который вместо того, чтобы пытаться удовлетворять свои истинные потребности, фиксируется на смаковании "несправедливости" и обиды на других людей, на жизнь, судьбу и Бога, жертвой которых он стал. И всю активность, все силы свои он будет пускать на злость или ненависть.

Джон Ролз также указывает, что зависть оборачивается действиями, от которых будет хуже всем: „мы завидуем людям, ситуация которых лучше нашей, и мы склонны лишить их этих больших выгод, даже если нам самим для этого придется поступиться чем-то“.  Проявление зависти одним всегда приводит к контрмерам со стороны тех, кому завидуют. „Когда другие осознают нашу зависть, - пишет Джон Ролз, - они начинают ревниво оберегать их собственные лучшие обстоятельства и предпринимают меры предосторожности против враждебных актов, к которым склоняет нас зависть“.

По мнению Джона Ролза, „зависть коллективно ущербна: индивид, который завидует другому, готов делать вещи, которые наносят вред обоим, если при этом различие между ними уменьшается…“. В случае же ревностной защиты своих преимушеств от возможных посягательств „недоброжелательный и злобный человек готов пожертвовать чем-то для поддержания дистанции между собой и другими… Человек в лучшем положении может желать, чтобы менее удачливые оставались на своем месте. Он ревниво оберегает свое преимущественное положение и скупится на преимущества, которые позволили бы им стать на один уровень с ним“.

"Именно зависть, - считает Артур Шопегауэр, - воздвигает непроницаемую перегородку между "ты" и "я".

Когда другой воспринимается как враг, который мешает получить принадлежащее по праву, то ему надо отомстить. Но на пути к мести стоят еще некоторые обстоятельства. Вот что по этому поводу пишет Артур Шопегауэр:

"Если зависть возбуждена только богатством, рангом или властью, она еще часто умеряется  эгоизмом, который утешается  тем, что при случае от завидуемого   можно рассчитывать на помощь, содействие, покровительство, поощрение и т.д. или что по крайней мере чрез сношения с ним, озаряемый отблеском его знатности, он сам насладится  почетом; кроме того, в данном случае остается еще надежда, что всех этих благ и сам когда-нибудь добьешься. Напротив того, для зависти к дарам природы и к личным превосходствам, каковы у женщин красота, а у мужчин ум, не существует никакого утешения первого рода и никакой  надежды второго, так что ей ничего не остается, как горько и непримиримо ненавидеть одаренных такими превосходствами. Поэтому ее единственным желанием является месть к своему предмету".

Существует немало способов, которыми завистник пытается "отомстить" тому, кому он завидует. Артур Шопенгауэр упоминает некоторые из этих способов: "Часто употребляемое завистью средство для унижения хорошего заключается в бесчестном и бессовестном восхвалении дурного, ибо коль скоро получает значение дурное, хорошее погибло... Люди расположены и склонны к порицанию и порочению, так как через это они косвенным образом сами себя хвалят".

Другой способ, считает Шопенгауэр, - это "злобное молчание, коварное и упорное молчание, известное под техническим термином игнорирования".

Согласно Иммануилу Канту, нередко люди открыто выражают свою зависть, говоря о том, что у других дела идут хорошо, что они счастливы и успешны. В такой кроткой и светлой зависти нет обычно злонамеренности и ненависти, так как констатация факта лучшего положения другого человека не понуждает нас желать того, чтобы ему было хуже. Подобная „белая“ зависть лишь утверждает ценность определенных вещей, которыми обладают другие.

Джон Ролз даёт этому такой комментарий: „Мы тем самым говорим, что, хотя мы не обладаем сходными благами равной ценности, к ним стоит стремиться. Те, кому мы адресуем эти слова, предположительно воспринимают их как похвалу, а не ожидание нашей враждебности“.

Стоит остановиться на "положительном" для самооценки аспекте подобной зависти. Так, если человек получает удовольствие от своего превосходства над другими (в какой бы то ни было области и неважно в какой мере), то и зависть со стороны тех, кого он превосходит, может быть очень лестной для самолюбия. Однако, предостерегает Артур Шопенгауэр, "следует всегда помнить, что зависть сопровождается НЕНАВИСТЬЮ, и остерегаться допустить завистника сделаться фальшивым другом".

Ведь не стоит сбрасывать со счетов, что завистник может и не проявлять свою зависть, прибегая именно к похвале и прославдению завидуемого, особенно если при этом имеется возможность каким-то образом удовлетворить свои интересы. Однако, по словам Шопенгауэра, "всякий  может хвалить только на счет собственного значения, всякий, утверждая СЛАВУ за другим, в сущности отнимает ее у себя".

Есть еще один вид зависти, на который указывал Иммануил Кант. Если человек видит у другого большие, чем у него самого, блага, то он может захотеть получить то же самое, прибегая к социально приемлемым способам. Такая зависть может оказаться двигателем определнных устремлений человека и служить ему хорошую службу – но лишь в том случае, если ему способствует удача в его подражании другому и в стремлении к обладанию благами, подобными тем, что есть у другого.

При неудачах и крушении надежд такая подражательная зависть может перерасти в ненависть. Ведь в этом случае будет поражено именно САМОЛЮБИЕ человека или даже его ГОРДЫНЯ. В таких ситуациях зависть породит злонамеренность, заставляюшую человека совершать поступки, которые нанесут вред не только тому, кому он завидует, но и ему самому.

 

ЗАВИСТЬ И ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА

"Люди часто похваляются
самыми преступными страстями,
но в зависти, страсти робкой и стыдливой,
никто не смеет признаться"
Ф. Ларошфуко

В случае конкуренции и соперничества зависть имеет склонность быть тем выраженнее, чем больше неудач терпит человек. Это происходит оттого, что в этом случае удар по чувству собственного достоинства будет восприниматься более болезненно, а потери могут казаться необратимыми.

Джон Ролз подчеркивает, что „человек, уверенный в значимости своего жизненного плана и в своей способности осуществить его, не подвержен ненависти или ревнивому охранению своей удачи. Даже если он мог бы, он не хочет умалить преимущества других ценой собственных... Наименее удачливые склонны быть тем более завистливыми по отношению к лучшей ситуации более удачливых, чем менее уверены они в собственном достоинстве и чем больше их ощущение, что они не могут улучшить свои перспективы“.

Как утверждает Джон Ролз, „главным психологическим источником подверженности зависти является отсутствие уверенности в нашей собственной значимости, соединенное с чувством бессилия… Наша жизнь лишена интереса, и мы бессильны изменить ее или обрести решимость сделать то, что мы еще хотим сделать“.

Джон Ролз считает, что зависть извинительна, если она „является реакцией на потерю ЧУВСТВА СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА в обстоятельствах, где было бы неразумным ожидать, что человек будет чувствовать иначе... Иногда обстоятельства, возбуждающие зависть, непреодолимы, так что если брать людей такими, как они есть, никаким разумным образом нельзя преодолеть их злобные чувства… Действительно, мы можем негодовать, если ситуация вызывает в нас зависть, так как общество может допускать настолько большие несоразмерности в благах, что при существующих социальных условиях эти различия не могут не вести к потере положительного самоуважения. Для страдающих от этого ощущения чувство зависти не иррационально; удовлетворение их злобы сделало бы самочувствие лучшим“. Здесь речь идет о случаях, когда в обществе царит НЕСПРАВВЕДЛИВОСТЬ, когда там попираются ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ.


ЗАВИСТЬ И НЕНАВИСТЬ

"Зависть непримиримее ненависти"
Ф. Ларошфуко

Джон Ролз рассматривает три условия, которые способствуют враждебным вспышкам зависти:

ПЕРВОЕ из них психологическое: „у человека отсутствует надежная уверенность в собственной  значимости и способности сделать что-либо достойное. Возникает много случаев, когда это психологическое состояние переживается как болезненное и унизительное“.

ВТОРОЕ (социальное): „Несоразмерность между индивидами выявляется социальной структурой и образом жизни того общества, где живет индивид. Менее удачливым, следовательно, часто насильно напоминают об их ситуации, что приводит их к еще более низкой оценке как собственной личности, так и образа жизни“.

ТРЕТЬЕ (социальное): „люди рассматривают свое общественное положение как не допускающее конструктивных альтернатив для противостояния предпочтительным обстоятельствам более преуспевшим. Они смягчают свои страдания и приниженность убеждением, что у них нет другого выбора, как причинить ущерб людям с лучшим положением, даже с потерями для себя (если, конечно, они не погрузятся в апатию и безразличие)“.

***

Насколько зависть может быть саморазрушительной, показывает эта притча:

Как и почему это случилось, - неважно. Но один человек получил возможность попросить себе, все что угодно. Одднако волшебник, который взялся выполнить любое желание человека, предупредил его, что что бы тот себе ни попросил, сосед его получит вдвое больше.

Стал тут человек мучительно думать - как бы так сделать, чтобы соседу не было вдвое лучше, чем ему. Что просить? Ишака? Тогда соседу достанется сразу два. Может быть - красавицу жену? Так у соседа она будет вдвое красивее!!!

Думал-думал человек - но ничего хрошего не надумывается. Что ни придумает, все соседу больше, да лучше. Совсем человека зависть одолела.

Наконец, он говорит уже заскучавшему волшебнику: "Выколи-ка мне один глаз!!!"