quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Тревога несправедливости и оси бытия

Нашу жизнь проживаем мы в ЗДЕСЬ и ТЕПЕРЬ, ограниченные временем и пространством. Мы являемся причинами перемен различных сущностей, с которыми мы сталкиваемся, и подвержены сами влиянию различных обстоятельств. То есть наша жизнь представляет собой поток перемен КАТЕГОРИЙ БЫТИЯ, развертывающихся по ОСЯМ БЫТИЯ.

Человек, подверженный чувству несправедливости, зачастую проживает „не свою жизнь“. То есть он концентрируется не на ФОКУСЕ своего БЫТИЯ, а на фантастических мирах своей идеализированной сущности. Он живет в виртуальном мире своих фантазий.

Как пишет Карен Хорни, „чем больше взгляд человека на себя и окружающий мир определен его воображением, тем больше он и его жизнь в целом для него таковы, какими ему требуется их видеть“.

„Неспособный встать лицом к хрупкости своей человеческой жизни, он взращивает требование своей неприкосновенности, неуязвимости, требование быть помазанником Божиим. Ему всегда должна сопутствовать удача, а жизнь должна быть легкой и без страданий. Он может в душе отрицать, что с ним может что-то случиться“.

Человек, увлеченный идеей собственной исключительности, не в состоянии рефлектировать тот факт, что он движим какими-то внутренними требованиями, „живет так, словно никогда не состарится и не умрет“. Но именно эти требования к жизни (точнее неудовлетворенность этих требований) порождают в его душе чувство несправедливости.

„Чем больше вступает в свои права его иррациональное воображение, тем вероятнее, что он должен уже просто бояться всего реального, определенного, конкретного или конечного… Если с ним случается неприятность, она становится для него бедствием, приводит его в панику… Происшествие может быть тривиальным, но оно колеблет его надменную убежденность в собственной неприкосновености...“.

И тут приходит на помощь ощсущение несправедливости. Оно находит „врагов“, виновных в потрясении основ представлений о себе самом. Когда таковые найдены, то фантастическая реальность остаётся нетронутой. До следующего неприятного происшествия.

Позиция жертвы является самой удобной, чтобы проживать в таком иллюзорном мире фантазий о себе самом. Человек в такой позиции не считает себя самого ответственным за проишодящее с ним, а перекладывает вину на обстоятельства, на других, на судьбу… Его как будто бы кто-то тянет и заставляет делать какие-то шаги, которые приводят к неприятным последствиям. И те, кто это делает, разумеется несправедливы.

Человек, избегающей реальности и страдающий от неприятностей, мог бы, согласно Карен Хорни, сказать замечательную формулу: "Если бы не действительность, у меня все было бы в полном порядке".

Смещение внимания из фокуса бытия на возможные будущие неприятности обусловлено ожиданием этих самых неприятности в связи с чувством недоверия и подозрительности в отношение других людей, которые можут поступить нечестно и несправедливо, разрушив все радужные планы.

Еще большей несправедливости опасается человек в далеком будущем, когда (как он смутно предполагает) раскроется то, что он не жил так, как представлял себе в своих фантазиях, и не достиг того, что он себе нафантазировал. То есть несправедливостью явится, конечно, нечто, что стоит на этом пути, что ответственно за все большие и малые неприятности (но никак уж не сам человек – он же такой хороший и достойный, просто он жертва всевозможных плохих людей и обстоятельств).

Склонность к чрезмерному восприятию несправедливости закладывается, как и положено, в детстве. Тогда именно и начинает ребенок лелеять свое идеальное „Я“, убегая от пугающей или неприятной реальности в фантастический мир всемогущества и неограниченных возможностей.