quote Посредством рефлексии и всего, что сопряжено с нею, в человеке из тех же самых
элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается
такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести
к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также
к отчаянному самоубийству
Артур Шопенгауэр

От зависти к становлению

Ты зависть не заставишь примириться,
Так можешь всласть над нею поглумиться.
Успех твой отравляет ей житье:
Потешься же над муками ее!
Артур Шопенгауэр

Карен Хорни призывает нас, если мы чувствуем себя жертвой несправедливого обращения, постоянно перепроверять, "находится ли наша реакция в сколько-нибудь разумном соответствии с причиненным нам злом? Если при честном размышлении мы не найдем такого несоответствие, нужно искать скрытые требования".

Именно завышенные и нередко фантастические требования к жизни и к самому себе делают жизнь человека чрезвычайно сложной. Он устремлен на недостижимое, не замечая реальности и тех возможностей, которыми он мог бы воспользоваться, будь его цели реальны.

Люди, охваченные гордыней, не могут не чувствовать, что их завышенные претензии и требование, исходящие от их идеального Я, часто не реализуются, их неоправданные претензии нередко находят отпор со стороны других людей. Но в основном это не доказывает ему ничего, кроме того, что люди и мир к нему несправедливы. То есть ему не стоит менять себя и свои установку, напротив, он, по словам Карен Хорни "считает себя вправе быть выше необходимости изменений. У него есть тайное чувство, что, проявив интерес к себе и своему развитию, он лишится прав на будущие достижения". То есть он готов потерпеть неудачи и несправедливости во имя того будущего, о котором ему нашептывает его гордыня, к которому призывают его его откровенно фантастичные требования, пропитанные ожиданием чуда.

"Все требования заменяют ему активную работу над своими проблемами и, следовательно, парализуют его рост. Во многих случаях они ответственны за глубочайшее отвращение к любым усилиям. Бессознательное требование тогда таково, что одного только намерения должно быть достаточно для достижения, для устройства на работу, для того, чтобы стать счастливым или преодолеть трудности. Он имеет право получить все это без всяких затрат энергии. Иногда это означает, что реальную работу должны выполнить другие ("Это другие виноваты в моих бедах – они и должны все исправить. А то что же это будет за исправление, если я сам буду все делать?"). Если этого не происходит, у него есть причина быть недовольным".

То есть человек, обуянный горыней, - это человек пассивный, отвергающий во многом реальные возможности. А ведь именно ориентация на реальность и на свои истинные чувства и желания могут помочь чего-то достичь в жизни. Но для этого надо отказаться от своих претензий и требований.

А это ох как непросто - и лишь тогда это возможно, когда человек не только прочувствует невозможность дальнейшего существования на прежних принципах, но и поверит хоть в какой-то мере, что достижение реальных целей, как небо и земля порой отеличающихся от его прежних фантастических устремлений, может доставить ему радость.

Когда человек ориентируется на достижение реальных целей, и ответственность за их достижение берет на себя, то возможные неудачи на этом пути он будет воспринимать также с позиций реальности. То есть объективные причины неудач не будут затмеваться обидами на несправедливость и подвохи других людей и завистью к тем, у кого дела идут хорошо. Успехи и удачи другого будут воприниматься как положительные примеры, на которых можно чему-то научиться.

Когда человек откажется от зависти и ненужного гнева, от борьбы за свои "несправедливо атакуемые ресурсы" (а по сути - фантастические представления о себе самом и нереализируемые требования к жизни), то высвободится небывалое количество энергии. Эту энергию человек может отдать своему становлению, то есть реализации реально заложенных в нем потенциалов. Но для этого надо узнать себя, свои реальные чувства, возможности и способности.