quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Тревога ограничения свободы и оси бытия

Тревога ограничения свободы может существенно влиять на восприятие человеком своего ЛИЧНОГО ВРЕМЕНИ. Так, в первую очередь это время отличается слабыми актуальными связями – отражающейся в сознании взаимосвязи прошедших событий, планов на будущее и текущей деятельности человека. Это связано с тем, что человек, стремящийся к абсолютной свободе будет сосредоточиваться в основном на удовлетворении своих сиюминутных желаний и на устранении преград, стоящих на этом пути.

Как отмечает Фриц Риман, такие люди „прежде всего нуждаются в чувстве свободы, в связи с чем испытывают страх перед порядком, установленными законом положениями, которые они связывают с невозможностью уклониться от обязанностей и установок. Действующие повсеместно и связанные с соблюдением порядка положения они воспринимают, как правило, в аспекте ограничения свободы и по возможности уклоняются от их выполнения“.

ФОКУС ВНИМАНИЯ таких людей будет отвлечен от сознавания ОТВЕТСТВЕННОСТИ за последствия своих поступков на удовлетворение сиюминутных желаний. „Их стремление к свободе это, по преимуществу, стремление к свободе от чего-то, а не для чего-то, - пишет Риман, - в каждой жизненной ситуации они ищут лазейку, для того чтобы в своем поведении уклониться от принятого порядка и последовательности“.

Обратимся к описаниям восприятия времени людьми, отрицающими препятствия своей свободе, данное Фрицем Риманом.


ПРОШЛОЕ

Прошлое уже прошло и больше не интересует таких людей либо имеет для них относительный интерес.

Они живут без исторических корней, без прошедшего, отвергают прошлое как несущественный балласт, что вносит в их жизнь пунктирность, ненадежность, фрагментарность.


БУДУЩЕЕ

Им свойственно грезить наяву, что может представлять для них угрозу, так как их фантазии не находят применения в реальной жизни. Скорее напротив. Мир фантазий и желаний отдаляет их от действительности (только деятели искусства в своем творчестве стремятся изобразить этот мир и тем установить связь с реальностью).

Будущее есть поле для возможного, однако они, по существу, ничего не планируют, так как это было бы связано с традициями и установками.

Одержимые доминирующими в настоящее время желаниями, не принимая во внимание последствия этих желаний и не пытаясь проверить их реалистичность, они живут по принципу “после нас хоть потоп”.

Они наивно полагают, что и принципы причинности, и их последствия не имеют влияния на текущие события или, по крайней мере, не имеют прямого отношения к данной ситуации.

Если и есть будущее, которое имеет реальное значение для таких людей – то это непосредственное будущее, то есть некий следующий момент, который принесет новые желания и новые переживания. Поэтому такие люди живут от мгновения к мгновению, без четких планов и целей, в ожидании нового.


НАСТОЯЩЕЕ

Скучное и бледное прошлое для таких людей несравнимо с красочным и живым настоящим.

„Главным и важным для них является “сейчас”, мгновение. Латинская поговорка “carpe diem” или ее немецкий эквивалент “nutze die Gelegenheit” — “пользуйся случаем”, быть может, больше всего для них подходит. Они убеждены в достаточности настоящего и не думают о том, что может произойти в будущем.

Гарантирующим безопасность способом таким личностям представляется жизнь, при которой принимается во внимание лишь мгновение без всяких предыстории и последствий.

Пунктуальность, планирование своего времени и его распределение для них тягостны и непереносимы; они нередко расценивают эти качества у других людей как мелочность.

Для них важно лишь то, что для них открыто и им является; они всегда готовы освободиться от данности, от сложившихся обстоятельств.

Законы каузальности, т. е взаимосвязь между причиной и следствием, столь необходимые при столкновении с физической природой, они не готовы применять и использовать; для них действительно лишь то, что применимо здесь и сейчас“.

Казалось бы, важность ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС для таких людей - это именно то, о чем мы все время говорим (а именно - сосредоточенность на ФОКУСЕ СВОЕГО БЫТИЯ). Однако, если присмотреться, то это не бытийное „здесь и сейчас“. „Мудрость беспечности, мудрость мгновения, воробьиная мудрость — совсем не мудрость“, - предупреждает Владимир Янкелевич.

Ведь это только кажется, что люди, отвергающие рамки своей судьбы, живут свое бытие, отвечая ежемоментно на его запросы. По сути, они живут в модусе обладания. Но только не (точнее не столько) обладания физического (хотя и этого хватает – иметь то или это), а обладания абстрактного, процессуального. Я имею в виду возможность делать всё, что хочется, удовлетворять любое свое желание, давать волю любому своему импульсу. Это, можно сказать, высшая стадия обладания. Человек как бы обладает властью жить так, как ему вздумается.


ОТРИЦАНИЕ БЕГА ВРЕМЕНИ

Владимир Янкелевич обращает наше внимание еще на один аспект, который заставляет людей с тревогой ограничения свободы негативно относиться ко времени: “еще не осуществленная потенциальная возможность манит человека соблазном возможного осуществления и заставляет нас болезненно ощутить негативный характер непроницаемого времени, которое заслоняет нам реальность и не дает ею воспользоваться”.

Бег времени неумолим – и это, как мы уже отмечали, является одним из естественных ограничений. Важное проявление этого ограничения – неумолимость старения и неминуемость смерти.

По словам Фрица Римана, некоторым людям кажется, что, „уклоняясь от того, чтобы сказать правду о своем возрасте, они достигают вечной молодости…, они прибегают к любым средствам, чтобы поддержать эту иллюзию молодости“. Вот как Риман описывает некоторые свойства таких людей:

  • Старость и смерть совершенно естественны, от них нельзя уклониться — с этим они согласны, но относят, по преимуществу, к другим, а не к самим себе, будучи склонными, как можно более длительное время закрывать глаза на эту реальность
  • Они с трудом понимают достоинства и преимущества возраста
  • В связи с этим они пытаются, по возможности, поддерживать иллюзию вечной молодости и считают, что перед ними простирается безграничное будущее, богатое неожиданными возможностями
  • Особенно чувствительны они к тем методикам и практическим советам, которые соответствуют их стремлению остаться молодыми, и к учениям, касающимся продолжения жизни после смерти и дальнейшего существования их личности
  • Наиболее частым следствием их попыток ускользнуть от собственной смерти является несвоевременное составление завещания и беспорядок в делах, что часто приводит к хаосу.


ЭКСТАЗ

Фриц Риман, описывая людей, которые стремятся игнорировать препятствия ради своих прихотей, отмечал, что им свойственна „жажда новых раздражителей, впечатлений и авантюр. Они живут во власти соблазна господствующих в данный момент впечатлений и желаний, исходящих как от внешних, так и от внутренних источников“.

Переживание экстаза может явиться наградой человеку, который стремится во что бы то ни стало к исполнению своего сиюминутного желания. В переводе с греческого ("ex" – выход, "stasis" – положение) экстаз означает выход человека из своего текущего положения.

Как отмечает замечательный писатель Милан Кундера, „стало привычным связывать понятие экстаза с великими мистическими моментами, но существует экстаз повседневный, банальный, заурядный: экстаз гнева, экстаз скорости за рулем, экстаз оглушения шумом, экстаз на футбольном стадионе“.

Позволю себе подробнее процитировать здесь Милана Кундеру, приведя несколько строк из его „Нарушенных завещаний“:

„Быть «вне себя» не означает находиться вне настоящего момента на манер мечтателя, ускользающего в прошлое или будущее. Как раз наоборот: экстаз — это полное отождествление с настоящим моментом, полное забвение прошлого и будущего. Если стереть будущее, как и прошлое, мгновение настоящего оказывается в пустом пространстве, вне жизни и ее хронологии, вне времени и независимо от него. Поэтому его можно сравнить с вечностью, которая, в свою очередь, является отрицанием времени.

Классический пример экстаза — это момент оргазма. Перенесемся в те времена, когда женщины еще не знали преимущества противозачаточных таблеток. Часто случалось, что любовник в момент наслаждения забывал вовремя выскользнуть из тела возлюбленной и делал ее матерью, даже если за несколько мгновений до этого он твердо намеревался быть крайне осторожным. Секунда экстаза заставляла его забыть и о своем решении (его непосредственное прошлое), и о своих интересах (его будущее).

Мгновение экстаза, положенное на весы, перевесило нежеланного ребенка; и поскольку этот нежеланный ребенок, вероятно, заполнит своим нежеланным присутствием всю жизнь любовника, можно сказать, что мгновение экстаза перевесило целую жизнь. Жизнь любовника оказалась в противостоянии мгновению экстаза примерно в том же неравном положении, как конечное противостоит вечности.

Человек жаждет вечности, но может получить лишь ее эрзац: мгновение экстаза“.

Итак, при экстазе человек теряет связь с континуумом времени, выпускает из рук нити, которые проходят через через самое сердце человека, через его настоящее (его ФОКУС БЫТИЯ) и связывают его прошлое и будущее в некое единство. Связь эта, это единство конституируются каждый раз, кода человек совершает последовательный и ОТВЕТСТВЕННЫЙ поступок, направленный на становление человека самим собой.

Такие люди испытывают, по словам Кундеры, некое „счастье, проявляющееся в доходящей до эйфории безответственности воображения“.

Владимир Янкелевич дает описание такого счастья как заботы о наслаждении:

„Оставаясь в настоящем, человек наслаждается в свое удовольствие, предается безраздельному блаженству; однако его беспокоят будущее и последствия наслаждения. Конечно, наслаждение включает последствия лишь как возможность и лишь с точки зрения разума. Ведь сколько бы я ни ощупывал мое наслаждение, как бы я к нему ни прислушивался, ни принюхивался, — его эмоциональный вкус не содержит ни малейшего привкуса будущего страдания, которое, быть может, мне угрожает; в нем нет ни малейшего намека на болезнь, которую мне предрекают: ведь спазмы желудка не выявляются аналитически, хотя бы как предощущение, в свойствах моего удовольствия, когда я смакую вредное лакомство; так что иногда мы предпочитаем думать, что эти спазмы добавлены нам в наказание. Наслаждение говорит одноголосым языком наслаждения, ничего не подразумевая... Ибо последствия удовольствия развертывает только время“.

Вырванность из континуума времени переживанием экстаза не может не сказаться на проживании человеком своего бытия. Милан Кундера подчеркивает, что „жизнь — это непрерывное тяжелое усилие, для того чтобы не потерять самого себя из виду, чтобы всегда прочно присутствовать в самом себе“. Человек, теряющий эти связи времен, разрушающий рамки своей реальности ради исполнения мимолетной прихоти своей – теряет связь и с самой своей сердцевиной, с САМОСТЬЮ, которая требует от человека непрерывного СТАНОВЛЕНИЯ, то есть БЫТИЯ СОБОЙ.

„Достаточно на миг выйти из самого себя, - предупреждает Кундера, — и ты прикасаешься к владениям смерти“.


ПРОСТРАНСТВО

Пространство само по себе содержит элементы ограничений, порой весьма тесные для человека рамки. Однако мы уже не раз говорили (вспомните обсуждение положений Сартра о свободе), что любые препятствия, с которыми сталкивается человек, проявляют себя, по сути, лишь в рамках его проекта будущего – то есть человек САМ выбирает, как относиться к тому или иному свойству своей реальности.

Человек, который под свободой понимает освобождение от рамок и препятствий, конечно будет склонен к тому, чтобы преодолеть и свои пространственные рамки. Благо, пространство позволяет человеку без особых трудов делать с собой почти все, что человек хочет. Отсюда склонность человека к расширению своих пространств (в том числе, например, социальных, статусных).

Чисто физическое пространство также становится ареной, на которой человек с тревогой ограничения свободы разыгрывает драмы своей жизни. К действиям этой драмы можно отнести преодоление расстояний, чтобы прорваться к вожделенному и желанному объекту, блуждание по свету в поисках счастья, бегство из тесных, но опостылевших рамок семейного очага...

Культурное наследие человечества дает нам массу художественных и литературных примеров того, как люди (в буквальном и переносном смысле) ломают преграды, рвут цепи, разрывают путы…

Конечно, преодоление препятствий есть акт свободной воли, которая служит реализации важных человеческих потребностей. Чисто физическое освобождение является одной из таких потребностей. Недаром незаконное лишение человека свободы относится к серьезнейшим преступлениям. Но в случае тревоги ограничения свободы - это акт импульсивный, служащий осуществлению сиюминутным желаний человека.

Разница между двумя этими актами состоит в том, что акт свободной воли базируется на честную и четкую оценку реальности и представляет собой очередное звено в последовательности поступков, направленных на достижение конкретных целей (по сути, на свободное становление). Импульсивный же акт – это некая сиюминутная выходка, зачастую не имеющая ни корней в прошлом, ни продолжения в будущем.

Часто СМЕЩЕНИЕ ПО ПРОСТРАНСТВЕННОЙ ОСИ является лишь одной из форм защиты от тревоги.


ПСЕВДОРЕАЛЬНОСТЬ

Людям с тревогой ограничения свободы свойственно искаженное восприятие реальности. Точнее, они живут в некой виртуальной псевдореальности. Ориентация на желания является для таких людей определяющей все их поведение.

Чувство реальности требует от нас учитывать возможные последствия нашего поведения – как в отношении других людей, так и самих себя. Это называется ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ. Те же, кто пребывает в псевдореальности, поступает так, будто не существует и не может существовать никаких негативных следствий того или иного их поступка. Конечно, когда-то они столкнутся с последствиями того, что они сделали – но это будет уже потом. Или же, лишь совершив уже поступок, они задумаются о том, правильно ли они поступили.

Причина здесь – как бы гипнотизирующее влияние желаний, требующих немедленного исполнения, и фантазий о неких достижениях, ради которых эти люди готовы игнорировать свою реальность и вести себя так, будто ограничений не существует или вопреки этим ограничениям, если они их все же „замечают“. Отложить исполнение своих желаний таким людям чрезвычайно трудно – они не могут перенести ожидания, оттого-то и погружаются в „сны наяву“, в которых все желания исполнены. Это еще больше искажает восприятие реальности – и человек уже не в состоянии полноценно ориентироваться в действительной своей ситуации.

Когда реальность „бьет человека по носу“, демонстрируя ему то, что он вызвал к жизни своими взбалмошными поступками, то он еще больше отстраняется от действительности. Поведение определяется еще больше не образом будущего, обеспечивающего становление (путь к себе), а влечением расплывчатых, но ярких ФАНТАЗИЙ. Это является, по словам Фрица Римана настоящим порочным кругом, при котором растет пропасть между желаемым и действительным.