quote Тревога представляет реалии свободы как сочетание потенциальных
возможностей до того, как эта свобода будет материализована
Серен Кьеркегор

Защиты от тревоги ограничения свободы

Из-за понимания свободы как отсутствия ограничений и обязанностей, человек испытывает чувства потерянности и внутренней опустошенности и вследствие этого цепляется за „эрзац-форму свободы“, отмечает Альфрид Лэнгле. Человек с тревогой ограничения свободы концентрирует все свое внимание на препятствиях, мешающих ему чувствовать себя абсолютно свободным, мобилизует все силы на реализацию своих прихотей. Борясь с ограничениями (пусть и во имя исполнения собственных желаний) человек вместо „бытия для…“ (для дела своей жизни, для СТАНОВЛЕНИЯ – а не для потакания сиюмнутным импульсам) ищет „свободы от…“ (от всего того, что стоит на пути к достижению желаемого).

ЗАЩИТЫ С ПОМОЩЬЮ СМЕЩЕНИЯ ПО ОСЯМ БЫТИЯ
СМЕЩЕНИЕ ФОКУСА ВНИМАНИЯ по временной оси мы назвали ВРЕМЕННОЙ ДИССОЦИАЦИЕЙ. Один ее аспект мы описали под названием НЕГАТИВНЫЙ ГРАДИЕНТ, который заключается в концентрации внимания (и – как следствие – концентрации усилий) на ограничениях и борьбе с ними (см. ПРИТЯЖЕНИЕ ЗАБОТ).
ПОЗИТИВНЫЙ ГРАДИЕНТ может проявиться в бегстве от реальности и погружении в мир ФАНТАЗИЙ, в которых человек представляет себе живущем в блаженном мире, где нет никаких препятсттвий для его желаний. Это мир иллюзий, в котором нет места как ограничениям, традициям, обязательствам, жестким привязанностям, так и необходимости бороться с такой „недружелюбной“ действительностью.
Жажда безграничной свободы, новизны, безудержного и азартного риска становится ведущим мотивом жизни людей, стремящимся к абсолютной свободе. Бегство в „другую реальность“, в которой как бы не действуют законы причинно-следственных отношений. В результате человек действует так, как будто ПРИЧИННОСТИ не существует (он с самого начала игнорирует возможные негативные последствия своего поступка). Для них действительно лишь то, что применимо здесь и сейчас.
В этом азарте и упоении свободой реальность просто не замецяется. Ей на смену приходят столь же безграничные фантазии о безграничных возможностях реализации безграничных желаний, становящиеся для етих людей псевдореальностью, по определению Фрица Римана. В этой псевдореальности нет места ответственности, заставляюшей принимать решения, неизменно ограничивающие свободу.
В этом иллюзорном мире всё относительно. Мораль и этические нормы также являются досадными препятствиями на путях свободы таких людей. Хорошо ли что-то или плохо – решение об этом зависит не от ценностных установок человека, а от перспективы и точки зрения текущего момента.
Бегство от реальности в другое ПРОСТРАНСТВО (надежда в новом месте обрести новую реальность и абсолютную свободу).
Подробнее эти защиты описаны в разделе ТРЕВОГА ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ И ОСИ БЫТИЯ.
Защиты, которые мы рассмотрим ниже с точки зрения их отнощения к ФУНДАМЕНТАЛЬНЫМ РЕШЕНИЯМ, осуществляются в МОДУСЕ ОБЛАДАНИЯ (ПРИНАДЛЕЖНОСТИ). Именно обладание некими свойствами, качествами "должно" обеспечить человеку спокойствие и гарантировать стабильность и безопасность.
В действительности же, то что человек получает в результате применения этих защиттных стратегий, является лишь иллюзией спокойствия, стабильности и безопасности, поэтому эффект от использования таких защит мало того, что минимален, но еще и сомнителен. Более того, нижеперечисленные защиты деструктивны, поскольку они отвлекают человека от роста, от становления, заставляя сосредоточиваться на вещах, не имющих отношения к его насущным нуждам. В итоге человек, прячащийся от реальной жизни, не проживает свое бытие в полной мере - а это чревато тяжелыи недовольством самим собой (см. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ВИНА).

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
ПСЕВДОЛОГИКА, НЕИСКРЕННОСТЬ И ЛЖИВОСТЬ
При тревоге ограничения свободы человек  тремится к сохранению иллюзии вседозволенности и неограниченных возможностей (например, знаментиое «сидение на многих стульях»). Для своего спокойствия человеческое сознание (чаще бессознательно!) "прибегает" к приему ВЫТЕСНЕНИЯ факта невозможности безграничной свободы и всех свящанных с тревогой конфликтов. Человек продолжает жить как бы в уверенности, что его свобода ничем не ограничена или что он способен преодолеть все преграды. Вытеснение является одной из причин непоследовательного и "нечестного" восприятия действительности.
Фриц Риман, описывая категорию людей, стремящихся к абсолютной свободе, подчеркивает, что они "воспринимают мир пластично и гибко и возникающим на их жизненном пути ошибкам дают произвольное истолкование. С их точки зрения логика — это обременительная, докучливая реальность. Они все более и более отдаляются от реальности и от решения логически вытекающих из нее проблем. Их собственная логика отличается от логики других людей тем, что в ней минимум логики. Это так называемая псевдологика, приводящая к сознательной или подсознательной лживости".
Другой механизм защиты, вносящий свой вклад в искажение воспринимаемой действительности - ОТРИЦАНИЕ препятствий как несуществующих. Человек при этом может в своих ФАНТАЗИЯХ уже переживать успех, радоваться исполнению своих желаний, как бы забывая о том, что желаемое будущее еще не наступило и к нему предстоит долгий и порой нелегкий путь. В результате нередко челосек ведет себя так, как если бы все препятствия уже позади  - и совершает ошибку за ошибкой, искренне веря в то, что их требования и желания заменяют действительность.
„Шахматная новелла“ Стефана Цвейга прекрасно иллюстрирует такую драму.

ОБХОЖДЕНИЕ С НЕГАТИВНЫМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИ СВОИХ ПОСТУПКОВ
Стремление освободиться от прошлого, отягощенного ЧУВСТВОМ ВИНЫ, есть всеобщая человеческая потребность, отмечает Фриц Риман. Одними из важных механизмов здесь является ВЫТЕСНЕНИЕ вины. При этой „классической“ форме защиты человек делает недосягаемыми для своего сознания воспоминания о своем неблаговидном поведении и о его негативных последствиях.
Те, кто ОТРИЦАЮТ свою вину, делают определеные аспекты своего прошлого (особенно последствия своего поведения) как бы не имевшими места.
В результате человек "меняет" свое прошлое в угоду своему спокойствию. Вот слова Фридриха Ницше, иллюстрирующие такую защитную стратегию:
“„Я это сделал", — говорит моя память.
„Я не мог этого сделать", — говорит моя гордость и остается неумолимой.
И память уступает”.

ВЕРА В ЧУДО
Человек, который с ранних лет ориентируется лишь на то, чтобы во что бы то ни стало достигать желаемого, игнорируя естественные рамки и ограничения, во многом остается по-детски незрелым, наивным и верящим в чудеса, - пишет Риман, - обольщается различными предсказаниями и обещаниями. Для такого человека характерны ожидания чудесного избавления от любых затруднительных положений.

РЕЛИГИЯ
Как отмечает Фриц Риман, религия воспринимается такими людьми легко, при этом вера для них необязательна:
"Для них показное важнее истинного, им достаточно соблюдать внешнюю форму...
Мысль о том, что раскаяние и исповедь избавляют от грехов и поэтому можно снова стать невинным, как новорожденный, кажется им прекрасной...
Для них характерно представление о своем, персональном Боге, который в их понимании является любящим отцом, который иногда дает указания...
Они становятся приверженцами различных сект, удовлетворяющих их потребности в сенсациях".
Такие люди уверены, что они самим фактом своего существования заслуживают особого внимания к себе со стороны высших сил, которые стоят наготове, чтобы исполнить малейшую их прихоть, чудесным образом избавить их от неприятностей и затруднений.

СУБСТАНЦИОНАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
Людям со стремлением к полной свободе свойственны как уверенность в своих неотразимости и неуязвимости, так и вера в свои "фантастические возможности", которые, в случае чего, не оставят камня на камне от препятствий и ограничений.
Фриц Риман указывает на зависимость самооценки таких людей от постоянного подтверждения другими той симпатии, которую они в них вызывают. "Они очень рано начинают рассчитывать на свою привлекательность и, опираясь на нее, выбирать свой жизненный путь, испытывая тердую уверенность в том, что любовь и восхищение, которые они вызывают, вполне закономерны". Подавление либо снижение как общественной оценки так и самооценки, несвобода, насилие и непонимание со стороны среды вызывают в таких людях реакции протеста, предупреждает Риман.
Здесь налицо опора на внешние атрибуты самоценности, которые, как мы уже не раз говорили, реадизуются в МОДУСЕ ОБЛАДАНИЯ. Именно обладание определнными атрибутами дает таким людям не только возможность ценить себя выше, но и "гарантирвует" им в определенной мере больше свободы от досадных жизненных препятствий.
Отсюда понятно стремление таких людей:
  • к титулам, орденам, высоким званиям, наградам, представительству (при этом они склонны полностью идентифицироваться с высоким саном и званием)
  • к славе и блеску
  • к материальным благам.
Как отмечает Д.А. Леонтьев, материальные ресурсы, безусловно, расширяют пространство возможностей человека, однако "срабатывают" только постольку и настолько, поскольку и насколько они непосредственно находятся в данной ситуации в распоряжении субъекта.
Социальная позиция, статус, привилегии и личные отношения позволяют человеку в социальной ситуации действовать так, как другие действовать не могут (вспомним, пример, такое понятие как "телефонное право"). Д.А. Леонтьев отмечает, что эти внешние атрибуты, увеличивая степень свободы с одной стороны, "с другой увеличивают и степень несвободы, накладывая дополнительные обязательства и вводя дополнительные "правила игры"...".
Поднимаясь на определенный жизненный уровень, добиваясь немалых успехов, такие люди занимают как бы исключительное положение - им, в отличие от "обычных людей", дается "право на льготы и привелегии". Одно это тешит их самолюбие - но также и дает забыть о том, что существуют объективные рамки и ограничения, которые, конечно, никакими особыми положениями не отменить.

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ РЕШЕНИЯ

ИСКАЖЕННЫЕ ЦЕННОСТИ И СМЫСЛ
СМЫСЛ жизни для людей, не признающих рамки своей судьбы, смысл жизни конзентрируется в самой свободе - в свободе от обязательств и неизбежности. Высшими ценностями становятся для них сиюминутные удовольствия от исполненных прихотей и желаний, беззаботность существования и легкость проживания жизни. Особое место занимает переживание ЭКСТАЗА, интенсивности жизни и её изобилия впечатлениями.
Другим ценностям (в том числе ценностям моральным, накагающих на человека определенные обязательства в отношении других людей) отводится весьма незначительное место в ценностной иерархии людей, стремящимся к абсолютной свободе. Эти ценности воспринимаются ими как препятствия, мешающие им насладиться в полной мере свободой, понимаемой ими как полное отсутствие каких бы то ни было ограничений.

СУРРОГАТЫ СМЫСЛА
Суррогаты смысла (алкоголь, наркотики и прочие химические и другие зависимости) нередки для человека, который зашел в тупик, ища абсолютную свободу (в обладании которой он и видит смысл своей жизно) и разачоровавшись в том, что он оказался, по сути, зависимым от воли случая или расположенности к нему ругих людей, в то время как его собственные умения решать проблемы оказались недостаточно отточенными.
Как отмечает Альфрид Лэнгле, „все то, что человек делает, не имея собственных внутренних ориентиров и целей, само по себе не представляет для него ценности, воспринимается как неважное, необязательное и существует только благодаря недолговечной, непосредственной цели, которую нужно достичь“.
НИГИЛИЗМ И ЦИНИЗМ
Люди, отвергающие ценностные устои, которые, по их мнению, являются лишь досадным прпятствием на путях к абсолютной свободе, стараются (по словам Пауля Тиллиха) нарушить всякую предложенную им норму: "у них нет ни веры в разум, ни критерия истины, ни системы ценностей, ни ответа на вопрос о смысле. Они лишены как предварительных смыслов, так и окончательного смысла и поэтому легко становятся жертвами невротической тревоги".
Современные циники, утверждает Тиллих, не способны следовать за кем-либо: "они мужественно отвергают любое решение, которое может лишить их свободы отвергнуть все, что они хотят отвергнуть". Все их мужество направлено самоутверждение, понимаемое как обязанность, и на фанатичное самоотречение.
Циник не способен избавиться от тех устремлений своего Я, которые могут повлечь за собой полную утрату той свободы, которую он хочет сохранить. Пауль Тиллих предупреждает:
"Я", которое свободно от всяких уз, платит за это абсолютной пустотой - когда человек отказывается принять что-либо, что могло бы ограничить его свободу; когда ничто для него не имеет окончательного смысла: ни любовь, ни дружба, ни политика; когда единственная точка опоры - неограниченная свобода менять все, сохраняя лишь одну бессодержательную свободу".
ИНТЕНЦИОНАЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
Фриц Риман описывает ряд типичных образцов поведения людей, стремящихся к абсолютной свободе:
  • одержимость желаниями с влечением к их немедленному удовлетворению, при котором хватание первого попавшегося решения заменяет обдумывание
  • ирреальные установки заставляют пренебрегать логичностью и последовательностью действий
  • происходящее оценивается произвольно, с надеждой на чудо, на счастливый случай
  • возможные последствия поведения ВЫТЕСНЯЮТСЯ и ОТРИЦАЮТСЯ, так что приходится с помощью лживых “историй”, заменяющих осознание истинных событий, все время латать дыры, нанесенные при столкновении с действительностью...
Все эти описания характеризуют компульсивность поведения таких людей.

КОМПУЛЬСИВНОСТЬ
"Будучи зависимыми от своих желаний и от того, что производит на них сиюминутное впечатление, они пренебрегают возможными последствиями и находятся под суггестивным влиянием своих желаний, думая о причинах и следствиях только потом" - пишет Фриц Риман о таких людях. Для таких личностей характерны неясные представления о "каком-то порядке".
Четких контуров и последовательности поведения здесь не найти. Всё поведение таких людей - подобно флюгеру: зависит от того, откуда ветер дует, то есть, от того, какую роль человек в данный момент исполняет. И основным определяющим поведение моментом является то, устраивает ли человека эта роль или нет. При этом, понятно, возможность учиться на собственных ошибках и приобретать опыт весьма сомнительна. Эти особености, а также стремление жить только сегодняшним днём, выливаются (как являет Фриц Риман) в свойственное таким людям “суммирование неправильного, ошибочного поведения, которое приводит их к безысходной ситуации“.
Компульсивность подпитывается тем, что у человека отсутствуют четкие и долгосрочные цели и ориентиры. Поэтому его поведение непоследовательно, ведется лишь импульсами, направленными на удовлетворение во что бы то ни стало сиюминутных желаний. Но можно ли назвать такое поведение свободным? Альфрид Лэнгле подчеркивает, что „тот, кто стремится лишь к тому, что под влиянием импульса пришло ему в голову, на самом деле отвергает свою свободу“. Ведь истиная СВОБОДА представляет собой четкую организацию последовательных действий, направленных на СТАНОВЛЕНИЕ. Также свобода немыслима без ОТВЕТСТВЕННОСТИ, которая ставит рамки самой свободе.
Компульсивное поведение ведет непрременно к разочарованию. После периода жизни, проведенного по принципу "мне все равно, что я делаю...", не остается ничего, кроме чувства, что упущено время, чтобы сделать что-то действительно стоящее, предупреждает Альфрид Лэнгле.

"МАНИАКАЛЬНАЯ ЗАЩИТА"
Этот термин, введенный Дональдом В. Винникоттом, описывает распространенную форму защиты от осознания неприятной реальности. Согласно Винникотту выражается эта защита в отрицании неприятной реальности, бегстве во внешнюю реальность от тяжелых внутренних переживаний (отрицание депрессивных ощущений, а именно: тяжести, печали – с помощью характерных противоположных ощущений: легкости, шутливости). Некоторые люди делают внешнюю реальность выражением своих фантазий, другие в своих "сназ наяву" манипулируют реальностью.
Практически эта форма защиты проявляется в безудержной активности в угоду собственным желаниям и фантазиям, игнорируя препятствия, ограничения и возможные неудачи. В своем поведении такие люди могут наделять некоторые аспекты реальности статусом реальных возможностей, то есть таких возможностей, из которых можно осуществить выбор. Может случиться так, что в действительности выбранная возможность не существует: это в своей фантазии человек как бы достиг с помощью своего выбора того, что он так вожделеет.
Фриц Риман приводит черты поведения людей, прибегающих к подобной форме поведения:
  • предаются ЗАБВЕНИЮ неприятные случаи и происшествия, связанные, прежде всего, с чувством собственной вины или неправоты
  • ОТРИЦАНИЕ неудобной или неприятной необходимости нести ответ за свое поведение или уклонение от такой необходимости
  • не жалеют о том, что произошло, часто напоминая игроков, ставящих ва-банк.
  • во всем поведении можно проследить следование принципу “после нас хоть потоп”
С такой же легкостью обращаются эти люди и с другими реальностями, а также со временем (мы говорили об этом в разделе ТРЕВОГА ОГРАНЧЕНИЯ СВОБОДЫ И ОСИ БЫТИЯ).
Другая форма проявления маниакальной защиты - компульсивная сексуальность, когда человек, по словам Винникотта,  "эксплуатируют каждый возможный физический аспект сексуальности и чувственности".

БУНТЫ И РЕВОЛЮЦИИ
„Там, где свобода – это только "вызов",
она иллюзорна“.
Эрик Берн
Рассуждая о „свободе от…”, выражающейся в стремлении избавиться от огранчений, Ролло Мэй говорит о бунте.
В принципе, как утверждает Мэй, бунт - "нормальное внутреннее движение в направлении к свободе“. То есть человек, считающий, что он, расширяя ограничивающие его рамки ради неких целей, лежащих в будущем, попросту проявляет свою СВОБОДУ, понимаемую как стремление к становлению. Свобода, направленная на БУДУЩЕЕ, на СТАНОВЛЕНИЕ, реализуется исключительно в рамках экзистенциаскльной ситуации, включающих реальные возможности и ограничения, стоящие на пути их реализации.
Бунт же, в отличие от свободы, жестко привязан к тем рамкам, против которых он осущесзвляется. Бунтующий стремится в первую очередь разрушить эти рамки, чтобы обрести свободу. Однако он остается зависимым от тех ограничений, от той структуры своего мира, с которым он ведет столь жестокую и страстную борьбу.
Видимо этим объясняется те пустота и разочарование, с которыми конфронтируют бунтари и революционеры всех времен и народов, когда все цепи разорваны, а преграды разрушены. Когда не остаётся того, против чего надо бороться, бунт лишается силы, подчеркивает Ролло Мэй.
Вместе с силой и энергией завершившегося победой бунта, словно воздух из лопнувшего воздушного шарика, улетучивается весь позитивный настрой бунтаря, который освящался благородными целями всеобщего благоденствуя без оков и препятствий. И можно ли вообще назвать такой ишод бунта победой?
Как сказал один поэт: “хотим мы что-нибудь построить, да больше нечего ломать”. Иными словами, стремление к освобождению от оков без установки на нечто позитивное, является деструкцией в чистом виде.
Эрик Берн отмечал подобные последствия бунта, когда человек восстаёт против своего сценария (см. Судьба как запрограммированность будущего, часть 1). Оставаясь, по сути, рабом своего сценария, человек стремится поступать вопреки предписаниям своей программы, а не жить в соответствиями с запросами бытия. То есть здесь налицо не ОТВЕТСТВЕННОСТЬ и СВОБОДА, а борьба против рамок (в данном случае, внутренних рамок собственного „сценария“).
О влиянии тревоги ограничения свободы на общественную и политическую жизнь см. материал ТРЕВОГА ОГРАНИЧЕНИЯ СВОБОДЫ, ОБЩЕСТВО И ПОЛИТИКА.

ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ РЕШЕНИЯ
ЖИЗНЬ КАК ИГРА
Действуя в угоду своим прихотям, игнорируя объективные препятствия и затруднения, люди, стремящиеся к абсолютной свободе, живут как бы играя. Они поступают так, как будто не может быть негативных последствий их поступков. А если такие и могут случиться (или уже случились) – что ж, бывает, но это "не считается". Рискуя, такие люди не разо¬чаровываются при проигрыше и все начинают сначала, напоминая, по словам Фрица Римана, “ваньку-встаньку”.

ПОГРУЖЕНИЕ В РОЛИ
Лишенный четких ориентиров, убеждений, самокритики, человек, относящийся к рассматриваемой категории, отличается недостаточной самоидентификацией. В результате он, как утверждает Фриц Риман, “идентифицируется с образами своего детства, остаётся в состоянии оппози¬ции или протеста“, либо попросту бежит из реальности в роль, которую он совершенно искренне и в полной уверенности в её подлинности исполняет. При этом, понятно, о подлинности не может идти и речи – “подлинность” роли никогда не пройдет проверки реальностью.
Эрик Берн очень хорошо описал то, как люди всю свою жизнь играют в игры, даже не замечая этого.

"БЕГСТВО В БОЛЕЗНЬ"
Фриц Риман отмечает, что описанные выше ошибки в поведении "вызывает подспуд¬ное чувство неуверенности и неопределенный страх, что в некоторых случаях выражается в поисках роли, защищающей их от реальности и от последствий их действий". Так, принятие на себя роли больного, “бегство в болезнь” дает людям возможность выиграть время и избежать ответственности в тех случаях, когда они своим поведением создают неприятные и опасные для себя ситуации либо с помощью своей болезни рассчитывают получить то, что они страстно желают. Болезнь их становится как бы тараном, рушащим препятствия на пути к вседозволенности.
Если такие люди все же решат избавиться от своей болезни, которая может им сильно докучать, сама становясь серьезным препятствием в их жизни, они стараются найти способы если не чудесного избавления от недуга, то, по меньшей мере, легкого решения. Так, Риман указывает на то, что "как пациенты психотерапевта они отдают предпочтение гипнозу, который в мгновение ока разрешает их трудности без приложения их собственных усилий".

ЛЮБОПЫТСТВО И СТРАСТЬ К НОВОМУ
Даже если разочарования и неудачи преследуют таких людей, если окружаюшие раздосадованы их поведением, не соответствующим их ожиданиям или требованиям, это лишь раззадоривает их, неудовлетворённых собой, и толкает к переменам, к поиску новых привлекательных впечатлений и переживаний, служащих, как им представляется, удовлетворению их желаний и любопытства. Причем, как отмечает Фриц Риман, „эти поис¬ки всегда относятся к внешнему, а не к внутреннему миру“.
Страсть к сенсациям и новизне может перекрывать требования здравого смысла. В результате такие люди отказываются от привычного (как скучного и сковывающего их "свободу") и выбирают новое, наивно и искренне полагая, что "все будет по-другому".
Часто такие люди просто обожают светские сплетни, истории жизни звезд и знаменитостей. Подобное любопытство их служит, тому, чтобы избавиться от скучных рамок обыденного, вырваться из мира обязательств и долженствований в чудесный мир чужих жизней, кажущихся им беззаботными и легкими.

ОТНОШЕНИЯ
В отношениях такие люди готовы оказать помощь другим, если это не требует какого-либо напряжения и серьез¬ных усилий с их стороны, отмечает Фриц Риман. В основном же они склонны требовать от других исключительного к себе отношения. Конечно, они могут пойти и на жертвы, для того, чтобы обаять другого человека - но с тем, чтобы потом сторицей получить от него то, что они (как они искренне полагают) безусловно заслуживают.
Другой человек видится такими людьми либо как некий объект, помогающий удовлетворению их собственных желаний, либо как досадное препятствие на пути к этому удовлетворению.
Обязательства в отношениях - не для них. Малейшее (чрезмерное, по их мнению) требование другой стороны воспринимается как насилие и ограничение свободы. Отсюда протестные реакции - от скандала, имеющего целью получить "свое", до внезапного (и, нередко, немотивированного для другой стороны) разрыва отношений и бегства..., как правило, в другие отношения, чтобы с нуля начать новую жизнь, полную внимания и восхищения и лишенную каких бы то ни было обязательств.
Новый партнер всегда воспринимается как иделаьный... до тех пор, пока он не выдвинет свои требования или не озвучит свои ожидания. Требования и ожидания партнера воспринимаются  как чугунные цепи - и начинается новый виток "борьбы за свободу и независимость".
.
Изобразительный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?
Литературный креатив
По этой теме ничего нет :(. Может быть, Вы поможете найти?