quote Если приходится выбирать между безопасностью и развитием, то выбор,
как правило, делается в пользу безопасности. Интересы безопасности
доминируют над интересами развития
Абрахам Маслоу

Принятие другого

„Быть свободным означает
не выбирать исторический мир, в котором возникают,
что не имело бы никакого смысла,
а выбирать себя в мире, каким бы он ни был“
Ж.-П. Сартр

„Все было бы очень просто, если бы я принадлежал к миру, значения которого открывались бы просто-напросто в свете моих собственных целей“, - пишет Сартр. Однако человек живет среди других людей - это данность, которую нельзя изменить или игнорировать, даже удалившись на годы в пустыню. Присутствие других людей каждый человек ощущает в своей жизни постоянно – даже в их отсутствие.

Ведь, как отмечает Сартр, „жить в мире, часто посещаемом моим ближним, – значит не только встречать Другого на всех поворотах дороги, но также быть вовлеченным в мир“. Эта вовлеченность состоит не только – и даже не столько – в постоянном использовании средств, открываемых человеку обществом, в использовании всех достижений человечества (от инструментов и техологий до произведений искусства и образа жизни, в), сколько в том, что человек оказывается в мире, в котором уже существует смыслы и значения, данные ему другими. Больше того, именно другие приписывают человеку то или иное значение в самых разных аспектах его жизни (от начиональности и профессии до физического облика).

„Существование Другого ставит фактические границы моей свободе. В самом деле, именно посредством возникновения Другого появляются некоторые определения, которыми я являюсь, не выбирая их“, - пишет Сартр.  Мир, открывающийся человеку, „появляется наделенным определенными значениями. со всеми свойствами, которые можно разгадать. Но это прежде всего его мир, то есть мир, освещенный его целями, позволяющими раскрыться в качестве француза, пролетария и т.д.“. При этом, подчеркивает Сартр, человек открывает значения и смыслы, привнесенные в мир другими, именно через отношения с другими людьми.

Все эти сложные динамические взаимосвязи и взаимовлияния составляют конкретную ситуацию конкретного человека. Ишодя из этой перспективы, Сартр называет бытие человека „существованием-в-мире-в-присутствии-других“.

Закон свободы утверждает, что человек не может быть, не выбирая себя – в какой бы ситуации он ни находился. В ситуации отношений с другими людьми, человек получает определенное значение в глазах каждого из них. И это значение становится для человека ситуацией выбора: принять ли для себя это значение или нет. Сартр пишет по этому поводу: „я не выбирал быть для другого тем, чем я являюсь, но я могу пытаться быть для себя тем, кем я являюсь для другого, только выбирая себя таким, каким я являюсь другому“.

Говоря о том, как обходится человек с приписываемыми ему значениями и свойствами, Сартр указывает: „Я могу постигнуть эти свойства только в свете моих собственных целей“. То есть человек, живя в этом мире, населленном другими, должен выбирать себя. А это значит, что человек свободен отвергнуть любое из значений, придаваемых ему другими людьми, или присвоить себе эти значения, сделать ич своими. И это присвоение или неприятие – результат свободного выбора, решения человека.

Как принятые, так и отвергнутые человеком значения, являются основанием, внутренней организацией его проекта, образа его будущего. Человек, чтобы сделать себя личностью, создает внутреннюю организацию, которую он возвышает к самому себе – к проекту того, кем он хочет быть.

Другой аспект существования человека в мире, населенном другими людьми, заключается в том, что человек может обнаружить, постичь другого только в форме выбора. Именно выбирая себя в этом мире, действуя в направлении целей своего проекта, человек задает миру масштаб средствами достижения своих целей. При этом такими средствами могут выступать и действия других людей. Выбирая эти средства (действия других) для реализации своего проекта, человек постигает их источники (других людей). „Другой становится указателем целей“, - пишет Сартр. То есть человек живет в мире, уже населенном целями, на которые указывают другие люди.

Наличие других людей может ставить границы свободе отдлеьного человека, принимаемого и используемого другими в качестве объекта. То есть человек как бы существует для дугого как средство достижения их целей. Если мы воспринимаем другого в качестве объекта и используем его в своих интересах, то мы тоже ставим границы его свободе. Иными словами, свободные люди отграничивают себя от других и отграничиваютса другими. Как отмечает Сартр, „прийти в мир в качестве свободы наряду с другими – значит прийти в мир отчужденным. Но если желать свободы, то это значит выбрать бытие в этом мире – здесь, напротив других“.

Здесь интересно рассмотреть вопрос, связанный с запретами („нельзя“, „не положено“). Нектая чужая воля, желая беспрепятственно реаслизовать свои цели, может существенно ограничивать свободу „мешающих“ объектов – других людей. Однако все запреты имеют лишь относительное влияние на свободы отдельного человека, который волен принять или отклонить запреты и ограничения.

Запрет „теряет свою силу принуждения в границах моего собственного выбора, в соответствии с которым в любых обстоятельствах я предпочитаю жизнь смерти, или, напротив, в некоторых особых случаях считаю смерть предпочтительнее определенным способам жизни и т.д.“, - пишет Сартр, - „свобода является целостностью и бесконечностью; нельзя сказать, что она не имеет границ, но она их никогда не встречает. Единственные границы, на которые она наталкивается в каждый момент, – это те, которые она ставит сама себе… Моя свобода, свободно выбирая, сама выбирает себе границы, или, если хотите, свободный выбор моих целей предполагает принятие границ этого выбора, какими бы они ни были“.

И, наконец, поговорим о том аспекте свободы в присутствии других, который называется СПРАВЕДЛИВОСТЬЮ.

Сартр отмечает, что „все отчужденное существует только для другого, но я не могу испытывать это отчуждение, не признавая тут же другого. И это признание не имело бы никакого смысла, если бы оно не было свободным признанием свободы другого“.

Итак, справедливость как признание равной свободы является, таким образом, свободным выбором человека. Будучи отчужденным, человек свободно решает принять определенные границы своей свободы во имя признания свободы другого человека. Таков свободный выбор союза человека с другим человеком в их бытии, которое является свободой.