quote Человек не обладает сущностной природой: он обладает лишь возможностью
сделать из себя то, что захочет. Человек сам создает то, что он есть
Пауль Тиллих

Моральные эмоции

„Чувство справедливости представляет собой эффективное желание применять принципы справедливости и действовать, исходя из принципов и с точки зрения справедливости“, - пишет Джон Ролз, и далее отмечает, что одним из главных проявлений нарушения чувства справедливоцти являются так называемые моральные эмоции.

Например, рассмотренные выше чувства гнева, раздражения и злости не являются таковыми, потому что они неспецифичны, и могут проявиться и по другим поводам, когда мы испытываем недовольство.

Взять хотя бы простое препятствие на пути к достижению поставленных нами целей, которые могли бы заведомо ущемить интересы другого человека. Наши желания не осуществлены – и мы чувствуем себя обиженными, злимся и готовы разорвать "обидчика". Однако здесь отсутствует несправедливость по отношению к нам. Мы недовольны таким положением дел в целом (как же так – нам не дали поступить, как нам заблагорассудится). Хотя при УЯЗВЛЕННОЙ ГОРДЫНЕ такое положение дел может вполне рассматриваться человеком как вопиющая несправедливость.

Как уже упоминалось выше, „чувство справедливости есть продолжение человеческой любви“ (Джон Ролз). Это означает, что если люди противостоят друг другу и друг друга обманывают, пытаются манипулировать друг другом, о чувстве справедливости не может быть и речи исходно, поскольку ети люди не поступают исходя из принципов справедливости.

„Если один из двух эгоистов обманет другого, и это обнаружится, ни один из них не будет иметь оснований для жалоб. Они не принимают принципов справедливости или какую-то другую концепцию, разумную с точки зрения исходного положения; не испытывают они и подавленности от чувства вины за нарушения своих обязанностей“, - пишет Джон Ролз.

Человек без чувства справедливости может быть зол и разгневан на другого, который поступил нечестно. Однако злость, гнев и общее раздражение отличаются от негодования и возмущения. Они не являются, как последние, моральными эмоциями.


ВИНА, НЕГОДОВАНИЕ, ВОЗМУЩЕНИЕ И СНИСХОДИТЕЛЬНОСТЬ

Признаком моральных чувств и того, что отличает их от естественных эмоций, является, по словам Джона Ролза, то, что „объяснение человеком его переживаний опирается на моральные понятия и связанные с ними принципы... Его объяснение своих чувств сводится к познанию правильного и неправильного (того, что такое хорошо и что такое плохо)“.

Возмущение и негодование предполагают объяснение через признание принципов правильности и справедливости, потому они и являются моральными чувствами. Мы возмутимся оскорбленному чувству справедливости и будем негодовать, если кто-то причинит ушерб нам или нашему ближнему. Возмущение и негодование имеют свои характерные способы разрешения, поскольку первое причиняется тем, что мы считаем ущербом, нанесенным нам, а второе относится к ущербу, нанесенному другому.

Мы можем испытывать бурные эмоции по поводу того, что некто имеет больше, чем другие. Но наша эмоция может быть вызвана тем, что мы видим: нарушено чувство справедливости. Мы думаем, что лучшее благосостояние другого является результатом неправильного поведения с его стороны и попрания им прнципов справедливости. Мы в этом случае не завидуем, мы негодуем. И мы готовы показать, в чем состоит несправедливость и где в данном случае ее корни. Когда кто-то несправедливо ущемляет нас, мы возмущены. Мы можем продемонстрировать, объяснить в чем заключается причиненное нам зло.

Зависть, не являющаяся моральным чувством, отличается от моральных чувств другим способом объяснения, другим углом зрения, под которым рассматривается ситуация, подчеркивает Джон Ролз.

Если мы, обладая чувством справедливости, кому-то причинили ущерб или нарушили его права, то, естественно, мы будем чувствовать себя виноватыми и готовыми возместить ущерб. В случае вины „мы концентрируемся на нарушениях справедливых требований других и на причиненном им ущербе, а также на их вероятном чувстве негодования или возмущения, если они обнаружат наши деяния“, - пишет Джон Ролз. Переживание нами чувства вины, также проявляется в признании уместности того, что мы можем быть наказаны или осуждены.

Обратной стороной способности к переживанию чувства вины является наша снисходительности, „смягчающая гнев и негодование к другим, когда они терпят неудачу в исполнении своих ролей“, - пишет Джон Ролз.

Согласно этому автору, к чувству вины у ребенка ведут естественные установки любви и доверия к обладающим властью (родителям), когда ребенок нарушает адресованные ему предписания. Отсутствие этого морального чувства свидетельствует об отсутствии этих естественных уз. Точно так же при невыполнении обязанностей и обязательств, признаваемых группой возникает чувство вины, обусловленное естественными установками дружбы и взаимного доверия. Отсутствие чувства вины в описываемых обстоятельствах предполагает отсутствие этих привязанностей.

Джон Ролз подчеркивет, что человек, не способный чувствовать свою ВИНУ не мучается тяготами, которые выпадают другим, и не обеспокоен отсутствием доверия. Отсутствие таких склонностей выдает, по его словам, отсутствие уз дружбы и взаимного доверия, которые лежат в основе чувства справедливости.

Эгоисты, лишенные чувства справедливости, неспособны, по словам Джона Ролза, к чувствам возмущения и негодования, к переживанию вины (за исключением случаев самообмана).

Согласно Джону Ролзу, система моральных чувств возникла в историческом плане в качестве склонностей, поддерживающих естественные обязанности, а также в качестве стабилизирующих механизмов для справедливых схем поведения.

Проявлять моральные эмоции может лишь "моральная личность", считает Джон Ролз. Под такой личностью он понимает человека со свободно выбранными жизненными целями. При этом основу выбора и предпочтенией моральной личности составляют условия, позволяющие ему выстраивать свою жизнь таким образом, чтобы человек мог, насколько это возможно, выразить свою природу как свободного и равного разумного существа. Такими условиями являются справедливые отношения и поступки в соответствие с БАЗОВЫМИ ЦЕННОСТЯМИ, с ПРИНЦИПАМИ СПРАВЕДЛИВОСТИ, базирующиеся на контроле СОВЕСТИ.

Иными словами, моральная личность является цельной личностью, что проявляется в согласованности ее жизненного плана, основанной на желании совершать выбор способами, совместимыми с чувством честности, правильности и справедливости.

 

СТЫД

Джон Ролз предлагает рассматривать в качестве источников чувства стыда недостаток благ и достоинств, которыми стремятся обладать люди, и обладание которыми поощряются и приветствуются людьми в других:

„Предметы потребления и собственности — исключительные блага — являются благами главным образом для тех, кто владеет ими и использует их, для других же они только косвенно являются благами.

В противоположность этому такие природные дарования и способности человека, как, например, воображение и сообразительность, красота и изящество, являются благом также и для других:они служат объектом наслаждения для окружающих так же, как и для нас, когда демонстрируются правильно и используются правильно. Они образуют средства дополняющих видов деятельности, в которых люди объединяются и получают удовольствие от реализации своей собственной природы и природы других людей. Этот класс благ составляют совершенства: они суть характеристики и способности людей, которых для каждого (включая нас самих) рационально хотеть.

Совершенства являются благами, поскольку они дают нам возможность выполнить более удовлетворительный жизненный план, усиливающий наше чувство мастерства. В то же время эти атрибуты ценятся нашими партнерами, и удовольствие которое они получают от нас самих, и от того, что мы делаем, поддерживает наше самоуважение.

Таким образом, совершенства являются условием человеческого процветания; они есть благо с любо точки зрения. Эти факты соотносят совершенства с условиями самоуважения и связывают их с нашей уверенностью в собственной значимости“.

Итак, совершенства и достоинства, которыми обладает человек или недостаток которых он ощущает, влияют как на его САМООЦЕНКУ, так и на ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА.

С точки зрения ТРЕВОГИ ФРУСТРИРОВАННОЙ ГОРДОСТИ речь идет не столько об обладании реальными достоинствами, сколько о стремлении человека к обладанию некими свойствами, которые оказываются важны для его ГОРДЫНИПоэтому ЧУВСТВО СТЫДА, свойственное ътой тревоге, отражает провал в стремлении обладать некими исключительными свойствами, который обнажает истинную сущность человека.


***

Джон Ролз предлахает разделять переживание стыда с точки зрения проявлений „естественной“ и „моральной“ эмоций.


„ЕСТЕСТВЕННЫЙ СТЫД“

Такой стыд возникает „из ущерба самоуважения, проистекающего из-за неудачи в проявлении некоторых совершенств: так, можно стыдиться своей внешности или тугодумия“, подчеркивает Джон Ролз: „естественный стыд пробуждается недостатками нашей личности или присущими ей действиями и качествами, проявляющимися в потере или отсутствии качеств, которые, как с нашей точки зрения, так и с точки зрения других, рационально было бы иметь“.

То есть, естественный стыд есть реакция на наличие у человека качеств или свойств, не соответствующих неким стандартам достоинств или ОЖИДАНИЯМ со стороны других людей. Это эмоциональная реакция человека на свою истинную сущность, которой не свойствены те или другие достоинства или совершенства. Человек как бы стесняется сам себя.


„МОРАЛЬНЫЙ СТЫД“

Приведу описание закого стыда, данное Джоном Ролзом:

„Некто подвержен моральному стыду, когда он превозносит в качестве совершенств своей личности те добродетели, которых требует и поощряет его ЖИЗНЕННЫЙ ПЛАН. Он рассматривает добродетели, или по крайней мере некоторые из них, как качества, которые его партнеры хотят видеть в нем и которые он хочет иметь, Обладание этими совершенствами и проявление их в действиях принадлежит его целям. Это должно восприниматься как условие того, что он будет оценен и уважаем теми, чье партнерство небезразлично ему. Действия и черты характера, которые проявляют или выдают отсутствие у него этих качеств, причиняют стыд“.

Как отмечает Джон Ролз, если человек своими действиями не обеспечивает достижения определенного результата, который он должен достигнуть в силу неких возложенных на него обязанносзей, то чувство стыда не возникнет. Он может испытать ВИНУ, если будет считать, что подвел других.

Человек испытает стыд при подобных обстоятельствах, лишь если он выбрал для себя в качестве эталона или личного блага некоторые добродетели совершенства, которым он ДОЛЖЕНсоответствовать. Джон Ролз отмечает, что добродетели есть „благо, как с нашей точки зрения, так и с точки зрения других людей их отсутствие ведет к подрыву нашего самоуважения и уважения со стороны окружающих“.

Выбирая эти добродетели или совершенства, человек всегда „рискует не соответствовать их сущностной природе“, отмечает Ролз. Осознание нехватки или отсутствия значимых для человека совершенств или добродетелей приводит к снижению САМОУВАЖЕНИЯ человека и будут сопровождаться весьма мучительными и болезненными переживаниями стыда.

„Мы можем охарактеризовать СТЫД как чувство, которое некто испытывает, когда нанесен ущерб его чувству собственного достоинства“, пишет Ролз. Стыд может возникать и от одного воспоминания об этих недостатках, и от самоуничижения (НЕНАВИСТИ К САМОМУ СЕБЕ), которому человек себя за эти недостатки подвергает.

„Все добродетели, будучи совершенствами нашей личности, привносимые нами в общественную жизнь, должны быть искомы, а их отсутствие заставляет нас устыдиться, - пишет Джон Ролз, - Но некоторые добродетели соединяются со стыдом особым образом, поскольку они особенно показательны при потере самообладания и сопровождающей это явление потерей совершенств силы и смелости. Отсутствие этих качеств заключается в особо болезненном чувстве стыда“.

СТЫД И СОЖАЛЕНИЯ

Джон Ролз призывает непременно различать эти чувства:

„Сожаление возникает при потере почти любого вида блага, например, когда мы сожалеем, что сделали неосторожно или неблагоразумно нечто, что нанесло нам вред. При объяснении сожаления мы концентрируемся, скажем, на утерянных возможностях или растраченных средствах. Однако мы можем также сожалеть о том, что сделали нечто такое, что заставило нас стыдиться, или даже сожалеть о том, что потерпели неудачу в осуществлении жизненного плана, который составлял основу нашего самоуважения.

Сожаление представляет собой некоторое общее чувство, возбуждаемое потерей или отсутствием того, что мы считаем благом для нас, в то время как стыд — это эмоция, вызванная ударами по специальному виду блага - по нашему чувству собственного достоинства.

Сожаление и стыд направлены на нас самих, однако стыд особенно связан с теми, от кого мы зависим в подтверждении ЧУВСТВА НАШЕГО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА".