quote Стремление к обладанию чем-либо связанo с иллюзией постоянства (и неразрушимости
материи). И хотя мне кажется, что я обладаю всем, на самом деле я не обладаю ничем,
так как мое обладание, владение объектом и власть над ним - всего лишь
преходящий миг в процессе жизни
Эрих Фромм

Зависть в справедливом обществе

По мнению Р. Нисбет, "если зависть широко распространена в популяции, то любое социальное согласие, проявление прав и свобод, социальной справедливости становится совершенно невозможным... Зависть – дезорганизующая сила, поэтому институализация зависти может быть признанием доминирования агрессивности, озлобленности, недоброжелательности в обществе... Зависть, если она свойственна многим членам общества, деформирует его целостность, вносит в социальную систему конфликты, сдерживает развитие и самоактуализацию как отдельных индивидов, так и социальных групп, социума в целом".

Следует сразу оговориться, что это высказывание справедливо для обществ, социальные институты которых не направлены на то, чтобы поддерживать принципы справедливости.

Если же общество, в целом, функционирует на принипах справедливости, то это, как утверждает Джон Ролз, "поддерживает чувство собственного достоинства граждан в общем случае более твердо, чем другие политические принципы... Большие преимущества одних скомпенсированы выгодами менее удачливых; и никто не думает, что обладающие большей долей являются более заслуженными с моральной точки зрения". Кроме того, в справедливом обществе притязания люди или их ассоциаций на социальные ресурсы всегда разрешаются на сонове принципов взаимной справедливости.

По всем этим причинам менее удачливые не имеют причин считать себя приниженными, и публично признанные принципы гарантируют их уверенность в себе. "Несоразмерности между ними и другими, будь то абсолютные или относительные, им легче принять, чем в несправедливых формах государственного устройства", - пишет Джон Ролз.

Справедливое общество допускает как абсолютные, так и относительные различия как между отдельными гражданами, так и их ассоциациями. Менее удачливые в обмен получают при этом небольшие компенсации. Между тем, как подчеркивает Джон Ролз, "размах доходов и богатства не должен быть на практике чрезмерным в условиях существующих институтов".

Человек всегда склонен сравнивать свои обстоятельства с обстоятельствами других людей в той же или сходной группе или в положении, которое он считает существенным для своих устремлений.

Эта склонность приводит к тому, что в справедливом обществе с его свободой на объединение, человек имеет меньше поводов для зависти. Как отмечает Джон Ролз, "множественность ассоциаций во вполне упорядоченном обществе, каждая из которых имеет свою гарантированную внутреннюю жизнь, приводит к уменьшению обзора, или, по крайней мере, болезненного обзора разнообразия людских перспектив". Люди в менее удачном положении, в итоге, не будут так болезненно эмоционально затронуты имющимися различиями.

В обществе, в котором принципы справедливости являются основополагающими, более преуспевшие сограждане не выказывают нарочито своего более высокого положения с расчетом унизить тех, кто имеет меньше.

Игнорирование различий в богатстве и обстоятельствах облегчается, наконец, благодаря тому факту, что всеми людьми справедливого общества "при свершении общественных дел признаются принципы равной справедливости" (Джон Ролз).

Многие консервативные авторы полагают, что стремление к равенству является простым выражением зависти. Тем самым они дискредитируют это стремление, относя его к коллективно ущербным импульсам. Однако принципы справедливости, утверждает Джон Ролз, основываются на исходном равенстве, которое предполагает взаимное уважение, а не недоброжелательство и злобу, которыми заряжена зависть. То есть именно стремление к справедливости лежит в основе стремлений к равенству.

Зависть по конкретному поводу в определенной степени свойственна человеческой жизни. Будучи связанной с соперничеством, она может существовать в любом обществе. "Поэтому проблема зависти не принуждает нас пересматривать выбор принципов справедливости", - заключает Джон Ролз, - представляется, что нет никаких причин, по которым опасность конкретной зависти, злоба и ревность, возбуждаемые борьбой за положение и должность должны усугубить ситуацию для общества, регулируемого справедливостью как честностью... Черты вполне упорядоченного режима уменьшают число случаев, когда менее удачливые склонны рассматривать свою ситуацию как скудную и унизительную. Даже если они и подвержены зависти, вполне упорядоченное общество предлагает конструктивные альтернативы враждебным вспышкам зависти".