quote Чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности,
человек должен его рассматривать в определенном аспекте: чем я был? –
что я сделал? – чем я стал?
С.Л. Рубинштейн

Развитие самости

Самость содержит осознанные и неосознанные опыты социального взаимодействия и собственной активности. Самость состоит из объектов самости, представляющих собой множество внутрипсихических объектов, которые являются поначалу отражениями реальных внешних объектов (в первую очередь это родители, особенно мать). Любой внешний объект имеет как хорошие, так и плохие стороны (с точки зрения воспринимающего их субъекта). Сознание ребенка (который не в состоянии пока воспринять внешний объект в его целостности) прибегает однако к расщеплению образов на любимые и ненавидимые, т.е. на хорошие и опасные. Поэтому вместо одного внутреннего объекта ребенок имеет дело со множеством объектов, как хороших, так и плохих.

По мере взросления ребенка происходит „объединение внешних и внутренних, любимых и ненавидимых, реальных и воображаемых объектов“, пишет Кляйн. Причем процесс этот динамичен: „каждый шаг в объединении приводит вновь к обновленному расщеплению образов, но по мере увеличения адаптации к внешнему миру, это расщепление осуществляется в плоскостях, которые постепенно становятся все ближе и ближе к реальности“.

Кляйн указывает на то, что процесс расщепления „происходит до тех пор, пока не установятся в достаточной степени любовь к реальным и интернализированным объектам и вера в них; тогда амбивалентность (противоречивость), которая частично служит защитой против собственной ненависти и против ненавидимых и пугающих объектов, будет в нормальном развитии вновь уменьшаться в различной степени“.

Самое важное значение в развитии самости здорового человека имеет „шаг от интроекции частичных объектов к целостному любимому объекту, со всеми последствиями этого“, подчеркивает Мелани Кляйн. Успех такой интеграции зависит от успешности решения проблем тревоги на предыдущей стадии развития (связанных с наличеим „плохих“ объектов), а также от силы привязанности к „хорошим“ объектам.

Динамические процессы, происходящие в самости, представляют собой ВНУТРЕННЮЮ РЕАЛЬНОСТЬ человека.

ФОРМИРОВАНИЕ ЗДОРОВОЙ И ПАТОЛОГИЧЕСКОЙ САМОСТИ

Для нормального развития личности необходимо четкое отделение самости от внешнего объекта. Здоровая самость, обладающая позитивными чувствами и жизненной энергией, формирует способность человека конструктивно конфронтировать со своим окруженíем и регулировать собственные эмоции. Саморегуляция, доверие и любовь к самому себе взаимно и положительно влияют друг на друга.

Если ранее считалось, что сочетание тепла и строгости относится к единственно хорошему воспитательному стилю, способствующему формированию здоровой самости, то теперь отмечается важностъ вовлеченности, принятия и поддержки ребенка, а также важность установления разумных границ и рамок. На развитие самости ребенка решающее влияние оказывают стили значимых взрослых (в первую очередь матери) в общении с ним.

Важнейшим условием развития здоровой самости является способность матери тонко реагировать на проявления эмоций младенца – способность отражение (отзеркаливания) чувств и эмоций ребенка. Своими реакциями мать как бы становится инструментом, который переплавляет эмоции малыша в удовлетворение его потребностей. Через мать ребенок своими эмоциями влияет на мир.

Крайне важна способность матери фокусировать внимание на эмоциях и реакциях ребенка, а не навязывать ему свои действия, состояния и эмоции (которые могут быть даже проявлением ее болезни).

Грудной ребенок воспринимает выражение материнского лица в ответ на свои эмоции. Выраажение материнского лица символизирует ребенку его определенное эмоциональное состояние. Мать как бы отражает ребенку его эмоции. И это отражение запечатлевается в самости ребенка как "зеркальный объект", а самость будет формироваться здоровой.

В норме все объекты самости будут с помощью ментализирования (мыслительного процесса) интегрированы в единую структуру самости. Здоровая самость создает ощущение единства и гармонии между составляющими самости, делая человека  автором собственных поступков и вызывая в нем ощущение стабильности и уверенности его духовных и эмоциональных состояний.

Эмоциональный настрой матери в общении с малышом может выражать ее нужды, желания, потребности и воспитательные цели. Если мать отдает приоритет своим намерениям и фантазиям либо своим опасениям или защите от этих опасений, не обращая внимания на текущие эмоциональные потребности и индивидуальные особенности ребенка, то формированию здоровой самости может быть нанесен серьезный ущерб.

Выражая свои негатвные эмоции, а не отзеркаливая эмоции ребнка, мать доминирует во взаимоотношении с ребенком. Последнее может вылиться не только в формирование в дальнейшем нарушений межчеловеческого взаимодействия, но и в потерю ребенком ощущения своей способности влиять на мир.

Так, если мать показывает ребенку (вместо отзеркаливания его состояний) свои негативные эмоции, то в его самости поселится представитель психического состояния внешнего объекта (матери). Ребенок не сможет "уякорить" этого представителя, связанного с переживанием негативных эмоций, в своем эмоциональном поле, а будет приписывать собственные негативные эмоции внешнему источнику.  По словам Винникотта, "вместо того, чтобы открывать себя в материнской душе, ребенок натыкается на мать в своей душе..., чувства и мысли ребенка будут частью его самости, но не будут переживаться, как относящиеся к самости".

Родители могут своим поведением отражать свои опасения и фантазии относительно ребенка, которые уходят корнями в их прошлое. Возврат родителей к своим детским неврозам, страхам, тревогам порождают „привидения в детской“. В результате родительские объекты самости будут заряжены теми же страхами и фантазиями.

Такие чужеродные объекты "инфицируют" все составляющие самости ребенка, нарушают целостность и единство самости. Так возникает нарушение аффективного самоконтроля и самовосприятия, нарушается саморефлексия. Ребенок будет переживать собственный негативный аффект как нечто внешнее и чуждое. Негативные аффекты родительских объектов самости будут усиливать собственные негативные аффекты ребенка (а позже - и взрослого).

Такие люди склонны прибегать к ПРОЕКЦИИ (к незрелому ЗАЩИТНОМУ МЕХАНИЗМУ). Чужеродные объекты самости будут экстернализироваться (выделяться из самости) и проецироваться на внешние объекты. Эти объекты будут подвергаться манипулированию (ПРОЕКТИВНАЯ ИДЕНТИФИКАЦИЯ - как бессознательная попытка повлиять на поведение внешнего объекта, другого человека, чтобы тот соответствовал фантазиям манипулятора, приписывающим этому человеку некие негативные свойства).

Функция таких внешних объектов - спасти самость человека от дезинтеграции и уменьшить жуткую тревогу. Эти внешние объекты освобождают самость человека от непереносимых чуждых объектов самости. То есть задача такой защиты - восстановить целостность переживаний и своего Я. Именно поэтому у таких людей высока склонность к АГРЕССИИ и насилию: они хотят расправиться с "источником" неприятных переживаний, который они видят вовне.

Человек со здоровой самостью осознает себя автором (ПРИЧИНОЙ) всех своих поступков - будь это даже ярость или АГРЕССИЯ. Для того, чтобы у ребенка возникло ощущение себя автором собственных поступков, важно, чтобы  в процессе его индивидуального развитии значимые внешние объекты (например, родители) адекватно реагировали на поступки ребенка. Тем самым взрослые признают позицию ребенка и придают смысл его желаниям и действиям, поддерживают в его стремлении совершить и довести до конца свой поступок.

Если  значимые взрослые пренебрежительно относились к активности ребенка, не оказывали ему поддерку в его активности, ругали и пугали, когда он что-то делал, путали его, заставляли его делать то, что и как он не хочет, то самость такго ребенка будет испытывать острейший дефицит ощущения цельности и единства желания и поступка. Человек с незрелой самостью не в состоянии последовательно преследовать поставленные цели, потому что значительная часть поступков будет осуществляться за счет участия незрелых компонентов самости. В этом случае поступки будут в лучшем случае непродуманными (без перепроверки возможных последствий поступка для самого человека и для других людей). В более запущенном случае не человек будет автором своего поступка, а его будут как бы толкать или тащить  его импульсы (компульсивность повеления). Если у человека нет чувства, что его самость - автор его поступков, - то это будет одной из центральных причин насилия и агрессии с его стороны. Ведь человек будет приписывать все плохое неким внешним объектам.


***

Отто Кернберг описывает пять стадий развития самости:

Первая (1-2 месяцы) – недифференцированная первичная стадия

Вторая (2 – 6-8 месяцы) – стадия первичных объектов самости

Третья (6-9 – 18-36 месяцы) – диффиренцировка объектов самости и внешних объектов

Четвертая (от 3 месяца и весь эдипальный период) – интеграция представлений о самости и внешних объектах, формирование зрелых внутрипсихических структур, происходящих из объектных отношений; на этой стадии происходит формирование НАРЦИССИЗМА.

Пятая (далее) – консолидация супер-эго и интеграция Я

Схематично и наглядно ФОРМИРОВАНИЕ САМОСТИ показано в одноименной презентации.


***


Каролин Морф и Фредерик Родевальт рассматривают самость как продукт совместной игры динамичных процессов как в самой самости, так и в большой социальной системе, в которой функционирует самость.

Смотрите наглядную презентацию САМОСТЬ В БОЛЬШОЙ СОЦИАЛЬНОЙ СИСТЕМЕ.