quote Мы никогда не являемся просто пассивными жертвами автоматического
воздействия прошлого. Значимость детерминистических событий
прошлого определяется настоящим и будущим
Ролло Мэй

Способность к одиночеству

"Способность индивида к ОДИНОЧЕСТВУ является одним из важнейших признаков зрелости эмоционального развития", заявляет Доналд Винникотт. Способность к одиночеству связана, по его мнению, с существованием во ВНУТРЕННЕЙ РЕАЛЬНОСТИ человека цельного хорошего объекта, благодаря чему человек в состоянии ощущать удовлетворение даже в отсутствие внешних объектов и стимулов и быть, при этом, свободным от тревоги.

Далее Винникотт описывает основной вид опыта человека, без которого невозможно приобрести способность к одиночеству: "Это опыт пребывания маленького ребенка в одиночестве в присутствии своей матери. Таким образом, в основе способности к одиночеству содержится парадокс: она представляет собой опыт пребывания в одиночестве при одновременном присутствии кого-то другого. Тем самым создается особый тип взаимоотношений — взаимоотношения между одиноким младенцем или маленьким ребенком, с одной стороны, и его матерью или заменяющей ее фигурой — с другой".

Благодаря таким взаимоотношениям с матерью (или другим значимым взрослым) у ребенка формируется УВЕРЕННЫЙ СТИЛЬ ПРИВЯЗАННОСТИ, делающий его все более способным к самостоятельности.

Способность к одиночеству основана на опыте одиночества в присутствии кого-то (матери или другого объекта привязанности). Без подобного опыта, без осознания младенцем непрерывного существования своей надежной матери индивид так и не сможет приобрести этой способности. "Мать или ее фигура присутствует и является олицетворением надежности, несмотря на то, что в какой-то момент ее может представлять кроватка, коляска или общая атмосфера, созданная матерью".

Эти "заменители" матери Винникотт назвал ПЕРЕХОДНЫМИ ОБЪЕКТАМИ (мы рассмтриваем эту тему в главе, посвященной ИГРЕ). Ребенок в своем ВООБРАЖЕНИИ воспринимает фигуру матери в окружающем, и это незримое присутствие матери вселяет в него чувство уверенности и освобождает от тревоги, даже если матери нет какое-то время рядом.

Благодаря такому уверенному и последовательному развитию формируется не только доверие к жизни, но и развивается и зреет ПОДЛИННОЕ Я.

"С течением времени индивид перестает нуждаться в действительном присутствии своей матери или фигуры матери, - пишет Винникотт, - Это обычно называют образованием «внутренней среды» (см. САМОСТЬ КАК ВНУТРЕННЯЯ РЕАЛЬНОСТЬ). При этом "внешняя среда, поддерживающая Эго, постепенно ИНТРОЕЦИРУЕТСЯ и становится частью личности индивида, в результате чего у него появляется способность действительно находиться в одиночестве". Но, подчеркивает Винникотт, "даже в этом случае всегда присутствует кто-то еще: кто-то, окончательно и бессознательно отождествленный с матерью". Этот "кто-то" и есть тот самый интроецированный цельный объект, который обеспечивает человеку ощущение безопасности, благодаря чему человек способен к ДОВЕРИЮ себе самому и своему миру.