quote Фрагментарность жизни не умаляет ее смысла. Из длительности сроков
жизни мы никогда не сможем вывести меру ее осмысленности…
Мы должны основываться в оценке любой биографии
на богатстве ее содержания
Виктор Франкл

Подсознание: "добро и зло" и истоки морального поведения

Значение подсознания - этого „бульона“ чувств, порывов, импульсов, всевозможных внутренних „ГОЛОВОВ“ - чрезвычайно велико для жизни и поведения человека.

Содержание бессознательного может быть и пугающим, поэтому человек старается накинуть на него узду своего интеллекта, чтобы взять свою жизнь под полный контроль. С одной стороны, подавить подсознание, конечно, невозможно. С другой же – этого делать и не стоит. Поскольку именно там содержится вся кладезь чувственного опыта и интуиции. Оттуда же берет свои истоки ценностная ориентация человека.

Голый разум может в какой-то степени обеспечить человеку возможность разумного поведения. Но это поведение будет нередко лишено той чувственно-ценностной подоплеки, которая и делает человека человеком. Чисто “разумные” поступки, не основанные на “моральном императиве” (на так называемой “Я-СОВЕСТИ”, на интегрированной в самую сердцевину САМОСТИ систему ценностей), способны натворить немало бед. Потому что истинно человеческие поступки опираются на эти интегрированные моральные запреты и императивы.

По сути, это интегрированные ЗАПОВЕДИ. Они помогают человеку, постоянно вопрошающему самого себя в своем свободном выборе, найти ответ на вопрос, стоит ли поступать именно так или нет. Они определяют его понимание „ДОБРА И ЗЛА“, которые человек своими руками творит совершая тот или иной поступок. Они лежат в основе МОРАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ человека.

Конрад Лоренц, гуманист и исследователь поведения животных, писал об истоках человеческого морального поведения и о значении чувственной составляющей человеческой личности следующее:

„Если бы мы были нигилистами типа Мефистофеля и считали бы, что "нет в  мире вещи, стоящей пощады", - мы могли бы нажать пусковую кнопку водородной бомбы, и это никак бы не противоречило нормам нашего разумного поведения.

Только ощущение ценности, только чувство присваивает знак "плюс" или "минус" ответу на наш "категорический  самовопрос" и превращает его в императив или в запрет. Так что и тот, и другой вытекают не из рассудка, а из прорывов той тьмы, в которую наше сознание не проникает. В этих слоях, лишь косвенно доступных человеческому разуму, унаследованное и усвоенное образуют в высшей степени сложную структуру, которая не только состоит в теснейшем родстве с такой же структурой высших животных, но в значительной своей части попросту ей идентична.

По существу, наша отлична от той лишь постольку, поскольку у человека в усвоенное входит культурная традиция. Из структуры этих взаимодействий, протекающих почти исключительно в подсознании, вырастают побуждения ко всем нашим поступкам, в том числе и к тем, которые сильнейшим образом подчинены управлению нашего самовопрошающего разума.

Так возникают любовь и дружба, все теплые чувства, понятие красоты, стремление к художественному творчеству и к научному познанию.

Человек, избавленный от всего так сказать "животного", лишенный подсознательных стремлений, человек как чисто разумное существо был бы отнюдь не ангелом, скорее наоборот!“