quote Вовсе не очевидно, что стоит стремиться к такой жизни,
из которой была бы изгнана тревога…
Виктор Эмиль фон Гебзаттель

Истоки чувства вины

Чувство вины, свойственное, пожалуй, каждому человеку (правда, в разной степени), представляет собой повторяющуюся внутри человеческой психики эмоциональную и интеллектуальную реакцию на осуждение и наказания, которым человек подвергался в ранние детские годы. Другой источник чувства вины у ребенка - попытка демонстрацией своей "виноватости и плохости", чтобы откупиться от чрезмерных претензий значимых взрослых.

Бедные дети! Родители искренне хотят им, непосредственным, ищущим, экспериментирующим, помочь поскорее обрести знание о том, что безопасно, а что нет. Для этого детей постоянно одергивают и перегружают понятиями, что делать НЕЛЬЗЯ, "что такое ХОРОШО и что такое ПЛОХО" (делая акцент на последнем, а первое превращая во внутренний императив - в "НАДО").

Ум ребенка оказывается буквально нашпигованным стереотипами, предрассудками и суевериями. Уже взрослея, ребенок старается все делать "правильно" (то есть так, как он - еще совсем некритично - усвоил это в свои ранние годы). Блуждая в дебрях "НАДО и НЕЛЬЗЯ" ребенок (а потом и взрослый), теряет навых быть свободным и ответственным. Им руководят "внутренние голоса", запрещающие совершение того или иного поступка или указывающие, "что делать". ОТВЕТСТВЕННОСТИ как СВОБОДНОМУ выбору между ВОЗМОЖНЫМ многие люди оказываются не обученными с детства.

Главное, чему их с детства старательно обучают значимые взрослые - "всегда быть правильными и хорошими". А так как это по определению невозможно, любое отклонение от правильности осуждается, порицается и наказывается - сначала взрослыми, а потом и их "полномочными представителями", густо заселяющими совесть взрослеющего ребенка.

Ощущение собственной "неправильности и плохости" вызывает в ребенке чувство вины, которое порождает и усиливает ощущения неполноценности и ущербности - то есть невозможности быть "правильным и хорошим" без изъянов. Так человек все больше боится быть самим собой. И человек, гнобимый чувством вины, обречен будет проживать "не свою" жизнь, поскольку его решения будут направляться все теми же "полномочными представителями" (СУБЛИЧНОСТЯМИ).

СОВЕСТЬ человека представляет собой в этом случае судебную и наказываящую инстанцию одновременно. В этой примитивной (осуждающей и наказывающей) совести находят свое пристанище голоса и образы значимых взрослых, которые когда-то реально выносили ребенку порицания, осуждали или наказывали его.

"Чувство вины заставляет нас страдать, поскольку виноватыми нас объявляет интеллект, - пишет Лиз Бурбо, - мы позволяем своему интеллекту решать за нас, мы постоянно прислушиваемся к нему, который обвиняет нас, основываясь на том, чему его научило прошлое".

Некоторые люди склонны системативно порицать себя за когда-то имевшие место проступки или ошибки. При самообвинениях за давние (пусть даже и реальные проступки) не нужно путать себя нынешних с собой прежними! "То, что вы можете понять сейчас, с высоты нынешнего своего опыта, теперешних своих знаний и представлений, вы не могли, да и не должны были понимать тогда, прежде, ведь в прошлом у вас был другой опыт, другие знания, иные представления", - пишет Лиз Бурбо.

И, главное, человек забывает, что важнейшее условие вины - это НАМЕРЕНИЕ. Лиз Бурбо пишет по этому поводу: "Большинству людей свойственно считать себя виноватыми, хотя в действительности они редко таковыми являются. Это происходит потому, что они решают, что виноваты, так как прислушиваются к той части себя, которая осуждает и обвиняет их, забывая при этом проверить, действительно ли они хотели причинить зло".


***


Хочу привести здесь размышления Пауля Тиллиха по поводу чувства вины у людей в современном массовом обществе.

Общество демокартически-конформистское, в котором люди стараются быть похожими на других в своей социальной группе, первоначально связано с идеей прогресса:

"Осознание вины возникает в том случае, если человек недостаточно приспособился к творческой деятельности общества и его собственные достижения незначительны. Именно та социальная группа, в созидательной деятельности которой человек участвует, судит его, прощает и восстанавливает в правах в том случае, если он сумел приспособиться и его достижения стали заметны. Именно поэтому опыт оправдания или прощения грехов теряет экзистенциальную значимость по сравнению со стремлением человека освятить и преобразовать как свое собственное бытие, так и свой мир. От человека требуется стремление начинать все заново.

Конформность в том, что необходимо для обеспечения нормального функционирования огромного механизма производства и потребления, растет по мере усиления воздействия средств массовой информации.

КОНФОРМИЗМ может сблизиться с коллективизмом на уровне повседневной жизни обыденного сознания".

При тоталитаризме (неоколлективизме) люди передают свою ответственность надличностным силам – вождю и коллективу – от принадлежности которым человек и черпает свое МУЖЕСТВО БЫТЬ, а отверженность от которого является страшным наказанием:

"Тревога вины возникает у неоколлективиста не потому, что он осознал свой личный грех, а потому, что он уже согрешил или, быть может, еще согрешит перед коллективом. В этом смысле коллектив заменяет ему Бога суда, покаяния, наказания и прощения. К коллективу обращена его исповедь, и порой эта исповедь по форме своей напоминает те, что были свойственны раннему христианству или сектантским группам более позднего периода. Коллектив судит и наказывает его. К коллективу обращается он, если жаждет прощения и желает исправиться. Если коллектив вновь принимает его, то вина его преодолена и новое МУЖЕСТВО БЫТЬ становится возможным“.

(Пауль Тиллих, МУЖЕСТВО БЫТЬ, перевод Т.И.Вевюрко, в кн.: П.Тиллих. Избранное. М.: "Юрист", 1995, стр. 7-131)