quote Сильная тревога и депрессия уничтожают время, делают невозможным будущее. Или напротив,
тревога пациента в отношении времени, его неспособность "иметь" будущее, вызывает тревогу
и депрессию. Так или иначе, самым неприятным аспектом затруднительного положения
пациента является то, что он не в состоянии представить что-то в будущем,
когда он уже не будет испытывать тревогу или депрессию
Минковски (цит. по Ролло Мэй)

Смысл как сознавание

«Сознание всегда может выйти за пределы существующего,
отнюдь не к его бытию, а к смыслу этого бытия"
Ж.-П. Сартр

«Обладание смыслом — это основной характер сознания вообще, которое благодаря этому есть не только переживание, но и переживание, обладающее смыслом», - пишет Гуссерль. Гуссерль, заявляя, что «неопределенно общий смысл мира и определенный смысл его компонентов есть нечто, что мы сознаем в процессе восприятия, представления, мышления, оценки жизни", подчеркивает тем самым, что смысл мира конституирется именно в сознании человека. То есть воспринимаемый смысл является как связующим звеном между сознанием и миром, так и тем, что их отделяет друг от друга. Как парадоксально выразился Гуссерль, «между сознанием и реальностью поистине зияет пропасть смысла».

Осмысливающее сознание человека направлено на некий объект, обладающий для этого человека смыслом: человек переживает восприятие данного объекта, как носителя смысла. Сознание человека интенционально: оно постоянно оценивает мир на возможность его составляющих помочь в достижении тех целей, которые преследует человек. При подобном восприятии и осознании мира, пишет Гуссерль, человеку «является не мир или часть его, но "смысл" мира». Объекты превращаются, таким образом, в "единицы смысла", переплетаясь и выстраиваясь в сложные системы. Согласно Гуссерлю, именно интенциональность сознания превращает переживаемые явления и предмеиы в некие «смысловые единства».

Хайдеггер также указывает на то, что лишь в человеческом сознании мир приобретает свой смысл, выстраиваясь в некий безграничный смыслообразующий контекст. При этом именно целеполагающая деятельность человека является предпосылкой того, что объекты мира наделяются смыслами.

Лишь сознание в состоянии выхватить смыслы, проявляющиеся в бытии, поскольку без мыслящего существа все, что ни есть в бытии, можно сказать - бессмысленно. Сознание «предстает перед нами как некоторое устройство, непрестанно и по-новому раскрывающее смыслы», - утверждает Налимов.

Человек, действующий в своем мире, обладает, по словам Мерло-Понти, «универсальной властью наделения смыслом», поскольку именно он, появляясь, "заставляет проявиться смысл и ценность в вещах, и поскольку всякая вещь может приобрести их, только сделавшись для него смыслом и ценностью".

Ж.-П. Сартр также заявляет в этой связи, что смысл ситуации или какому-либо объекту придается человеческим сознанием. Однако (и это крайне важно!!!) Сартр предупреждает, что в осознании смыслов нет места субъективности: «смыслы современны объектам: они даже суть вещи лично». Это значит, что смысл не придумывается человеком, а появляется в результате взаимодействия человека и мира, воспринимаемого человеком как некое вместилище смыслов.

Как человеческое сознание воспринимает смыслы? Виктор Франкл отмечает, что это сродни выделению некоего стройного образа из общего размытого фона. Нахождение смысла – это как бы озарение: только что еще в этой ситуации ничего значащего не было, и вот он – смысл. Восприятие смысла для Франкла есть „осознание возможности на фоне действительности или, проще говоря, осознание того, что можно сделать по отношению к данной ситуации“. А все, что мы можем делать, пишет далее Франкл, - „это быть открытыми для смыслов, сознательно стараться увидеть все возможные смыслы, которые предоставляет нам ситуация, и затем выбрать один, который, насколько нам позволяет судить наше ограниченное знание, мы считаем истинным смыслом данной ситуации».

С. Мадди указывает на то, что осознание смыслов является фактором роста, взросления: „человек не может стать взрослым, не решив, что является стоящим, что интересным, что истинным, чем стоит заниматься. Если человек работает, растит семью, вступает в клубы, собирает гостей, влюбляется, принимает вызов, то это потому, что все это — виды деятельности, приносящие ему какой-то смысл“.

Мадди указывает на то, что человек обладает врожденной потребностью в поиске смысла: «Отчетливо что-то ОСОЗНАТЬ — значит вложить в это больше смысла, чем оно бы имело, будучи неосознанным. Стремиться к изменениям — значит пытаться повысить осмысленность переживания, делая его более волнующим, менее скучным. Наконец, упорядочивать опыт в свете ценностных суждений и предпочтений — значит повышать его осмысленность, помещая его в личностный контекст».

В.А.Иванников подчеркивает, что „СОЗНАНИЕ само по себе не может породить смысл действий, но оно может принимать ложные смыслы за истинные“. Иными словами, человек не может придумать или изобрести себе смысл, но может ошибиться в своем осмыслении мира. Если человек приписывает чему-то такой смысл, которого это что-то не имеет, то, как отмечает Иванников, сознание человека может „порождать ложные цели, создавать их неадекватную привлекательность, представлять ложные последствия действий“. То есть ложные смыслы ведут к тому, что все поведение человека может направить его по ложному пути.