quote Посредством рефлексии и всего, что сопряжено с нею, в человеке из тех же самых
элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается
такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести
к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также
к отчаянному самоубийству
Артур Шопенгауэр

Время и смысл

Время, в котором живет каждый из нас, это, по сути, не некое абстрактное ВРЕМЯ, а его ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ВРЕМЯ. Это время, пропущенное через сознание человека, через его ПАМЯТЬ. Иными словами, в каждодневности своей человек живет в некоем биографическом времени, представляющем собой череду фактов и событий, которые имели место с человеком в его жизни, совокупность часов и календарей, многие из которых были запущены тем или иным поступком человека (ПРИЧИННОСТЬ). В этом времени содержатся и его чаяния и НАДЕЖДЫ, ОЖИДАНИЯ и ОБРАЗЫ БУДУЩЕГО. Такое время имеет свое начало и свой конец. Начало - в рождении человека и конец - в его смерти. Понятно, что человеку (в силу ТРЕВОГИ СМЕРТИ) свойственно искать бессмертия, то есть некоего выхода за пределы такого короткого временного отрезка, отпущенного ему для жизни.

Но это еще не все (и даже, пожалуй, не самое главное). По меньшей мере, для человека, который удовлетворил свои базальные потребности, которому не грозит угроза смерти или бедности, а тем боллее для человека, который пресытился своим ОБЛАДАНИЕМ, главным является оправдание своей жизни. Я имею в виду – человек такой нуждается в ответе на вопрос “ради чего я живу?”. Тесные рамки чисто биографического времени часто не позволяют человеку получить устраивающий его ответ на этот вопрос о СМЫСЛЕ.

Одним из эффективных выходов из ограниченности биографического времени является включенность в так называемое „сквозное“ время, которое, пронизывая временные пласты, обнимает время человеческой жизни, вплетает его в некий временной  континуум, простирающийся далеко за пределы биографического времени отдельного человека. В такой погруженности в нечто над-человеческое покоятся истоки прочной НАДЕЖДЫ и более глубокого ощущения смысла.

Примером “сквозного” времени может быть время историческое. Биографическое время становится в контексте времени исторического частью истории рода, нации, страны, всего человечества. Воспринимая себя частью чего-то более грандиозного и протяженного, чем позволяет время его жизни, человек ощущает большую осмысленность собственной жизни – она как бы становится частью исторического процесса.

Однако у любой истории имеется (как и у самой жизни человека) начало и конец. Размышления над этим может и опечалить человека, и вселить в него чувство бессилия и бессмыссленности. Тем более, что повороты истории порою настолько „бессмыссленны“, настолько зависимы от каких-то темных сил, что быть частью такой истории попросту не хочется, а хочется отгородиться от общего потока, замкнуться в своем мирке, погрузиться в свое время.

Есть еще одно „сквозное“ время – это время Божественное, время замысла и воплошения, время заветов и исполнения заповедей. Человек становится в таком времени как бы со-творцом, потому что ему даны СВОБОДА и знание о ДОБРЕ и ЗЛЕ. Смысл жизни каждого человека в таком сквозном времени оказывается БОЖЕСТВЕННЫМ СМЫСЛОМ, поскольку задачей человека становится совершенствование в себе своего человеческого, вошождение к божественному в самом себе.

Для этого требуется, конечно, немалое МУЖЕСТВО и взятие на себя полной ОТВЕТСТВЕННОСТИ за каждый свой поступок (свободные поступки соверяются с основными заповедями, которые позволяют сделать выбор в пользу ДОБРА, а не ЗЛА). Развитие личности при этом основывается на формировании СОВЕСТИ и МОРАЛЬНЫХ КАЧЕСТВ человека.