quote Посредством рефлексии и всего, что сопряжено с нею, в человеке из тех же самых
элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается
такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести
к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также
к отчаянному самоубийству
Артур Шопенгауэр

Об истинном и "суррогатном" смысле

В главе, посвященной ЦЕННОСТЯМ, мы говорим о том, что именно выбор базовых ценностей играет решающую роль в том, какие поступки совершает человек. То есть ценности, настраивая "фильтр" СОВЕСТИ, влияют на принятие человеком решений в рамках ВОЛЕВОГО АКТА, который осуществляется всякий раз (пусть и не всегда до конца осознанно), когда человек осуществляет какое-либо действие, совершает тот или иной поступок.

Так, человек может совершать поступки, следуя целям, которые я назвал "божественными". При этом он будет соотносить каждый свой ВЫБОР с его возможными негативными последствиями для других людей. Ставя во главу угла ценности справедливости, человеческой жизни, достоинства и свободы, мы совершаем поступки, которые можно назвать ДОБРОМ. Смысл именно таких поступков я называю смыслом истинным.

Близко к истинному смыслу примыкает смысл поступков и переживаний, основанных на БЫТИЙНЫХ ЦЕННОСТЯХ. Человек следует ИНТЕРЕСАМ своего ПОДЛИННОГО Я, поступки его служат раскрытию задатков и потенциалов, способствуют его СТАНОВЛЕНИЮ. Сюда можно отнести как реализацию подлинных потребностей человека, так и его любознательности при условии, что такая реальзация не будет противоречить "божественным" ценностям.

Со мной, конечно, могут поспорить люди, утверждающие, что глупо подстраиваться под какие-то РАМКИ и правила, ОГРАНИЧИВАЮЩИЕ СВОБОДУ человека. Ведь человек - это существо, которое имеет, по сути, безграничные возможности творчества и воображения, то есть он в состоянии сам выбирать себе правила, будучи "АБСОЛЮТНО СВОБОДНЫМ". Человек достоин такой свободы, поэтому смысл человеческой жизни как раз и состоит в реализации такой свободы.

Иными словами, ставка здесь делается на ценностях целовеческой индивидуальности. Человек, поступающий с опорой на эти ценности, конечно, ощущает осмысленность своей жизни: ведь он реализует некие представления о себе, развивается, занимает все новые социальные ниши, самоутверждается, повышает САМООЦЕНКУ. Однако этот смысл оказывается недолговечным. Рано или поздно человек или сам понимает (совесть подсказывает) или ему дают понять другие люди, что плоды всех его деяний - лишь иллюзия, поскольку все деяния продиктованы были его ГОРДЫНЕЙ. Зачастую, эти результаты перечеркиваются теми негативными влияниями, которые поступки человека оказывают на других людей.

Бунтуя против рамок, устанавливаемых "божественными" ценностями, игнорируя при этом интересы других людей, человек ставит ценность и достоинство человека ниже ценности своих идей. Об этом мы подробнее говорим в статьях, посвященных РОМАНТИЗМУ, рассматривая его как "СУРРОГАТ СМЫСЛА", поскольку этот частный и эфемерный смысл бунтаря и романтика не есть, конечно, непреходящий смысл жизни человека, поступающего во имя ДОБРА.

Конечно, и здесь есть основание для возражений. Так, иные могут сказать: "а какая разница! человек помрет когда-то, зато он жил полной и осмысленной жизнью... Пусть кому-то было и плохо от его поступков, зато он и себя реализовал, и своих целей добился".

Я считаю, что все подобные смыслы (пусть они и делают человеческую жизнь полной, наделяют человека энергией и оптимизмом), есть смыслы "суррогатные". Эти смыслы базируются на ЦЕННОСТЯХ "ОТ ЛУКАВОГО".

Если поступок человека НАМЕРЕННО нарушает ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ, наносит урон достоинству, свободе и благосостоянию другого, а то и угрожает его здоровью и жизни, то такой поступок однозначно будет ЗЛОМ. Выбор в пользу такого поступка будет означать творение зла.

Увлеченный стремлением к ОБЛАДАНИЮ, человек будет видеть смысл своей жизни именно в пополнении и защите своего "имения", в следовании требованиям собственной ГОРДЫНИ. При этом он не будет, порой, останавливаться перед использованием любых средств для достижения своих целей ("цели оправдывают средства"). То, какие средства человек при этом себе позволит, зависит от тех оправданий этих средств, которые человек находит в своих разговорах с самим собой. Может оказаться, что то, что недавно казалось ему непремлемым, потом (в силу масштаба тех возможностей, которые предоставляются моментом) может оказаться вполне допустимым (вплоть до убийства).

Включенность в систему несправедливого общественного устройства является мощным вызовом совести человека. Если ценности человека позволяют ему это, то он включится со страстью в дела, которые вершит эта система, разделяя ее идеи и цели. Смысл своей жизни такой человек видит в реализации целей своей системы. То, что мы называем "творением зла" такие люди считают борьбой за некие ИДЕАЛЫ. Система дает им возможность самореализоваться и самоутвердиться на этих делах - будь то оболванивание других с помощью страстного и вдохновенного изобретения и распространения ЛЖИ, или осуществление насилия над несогласными, или даже уничтожение "врагов".

Нередко мы сталкиваемся с фактами, когда человек, прислушивающийся к своей совести, объективно не может поступать вопреки установлениям своего социального окружения или власти. Такое сопротивление с его стороны (совершение поступки, в которых раскрывается смысл его жизни) может быть чревато санкциями против него или прямой опасностью. Поэтому он должен принять решение - остаться в этой позиции или уйти.

Иногда сам уход из несправедливой системы будет поступком, имеющим глубочайший смысл. Часто, однако, человек решается остаться и выполнять свои служебные обязанности - и тем самым вынужден делать выбор между большим и меньшим злом. Совесть при этом будет успокаиваться тем, что человек не совершает намеренно плохих поступков, что он вынужден выполнять должностные инструкции, приказы и т.д.. Смысл своих поступков он будет видеть в том как раз, что, формально действуя по инструкуции, не поступает со рвением и страстью, а стараясь сгладить и смягчить жесткие влияния системы на других людей.

В условиях, когда система не дает человеку возможности честно и по совести работать, человеку не остается ничего другого, как, формально выполняя свои обязянности, основное внимание уделять реализации своих частных целей. Смысл его жизни будет реализовываться в поступках, которые не относятся к его рабочим обязанностям. Например, используя свое положение в интересах своей семьи или предаваясь своим хобби или склонностям.

Однако опасность всегда состоит в том, что система склонна к тому, чтобы втягивать всех, кто в ней работает, именно в работу со рвением (пусть даже замешанном на страхе). Это своего рода круговая порука, замазанность общими неблаговидными делами, не дающая никому уклониться или сбежать от ответственности.

Ссылаясь на ту же краткость и конечность жизни, иные могут сказать, что если человек ощущает осмысленность своей жизни, то не важно, что он делает. Главное - это ощущаемая им важность своих поступков и та воодушевленность, которую дает ему переживание смысла содеянного.

На это я возражу так. Достижение любых частных целей за счет интересов других людей непременно - рано или поздно (пусть и после смерти самого человека) - вызовет рикошетный протест со стороны обиженных. Те, борясь с несправедливостью, скорее всего будут посиупать так же, как и их обидчик. Ненависть в отношение него будет проявляться не только в мести ему самому, но станет изливаться и на его окружение, на его последователей. Более того, и тем, кто невиновен, мало не покажется. По сути, начнется новый цикл несправедливостей - подобно бегу по кругу и наступанию на одни и те же грабли. Просто сменяются декорации, декларируемые цели и исполнители.

Кроме того, ненависть в отношение обидчика, успевшего скончаться еще до начала протестов против им содеянного, вполне возможно выльется и в попрание памяти о нем. Не думаю, что он этого хотел бы. Скорее всего, он желал бы увековечения памяти о себе (как один из методов защиты от ТРЕВОГИ СМЕРТИ). Впрочем, память о Герострате, Гитлере, Тамерлане или Сталине - это все же увековеченная память (пусть во многом и негативная).

Далее, мне могут сказать, что даже добрые дела не вечны, может даже именно добрые дела особенно не вечны. О них забудут быстрее, чем о злых (по словам Печорина, "радости забываются, а печали никогда"). Так стоит ли забывать о самом себе и о своих интересах, творя добрые поступки, - по сути, во имя того, чтобы другие вскоре забыли и о тебе, и о твоих делах?

Тут мы наблюдаем смешение понятий в стиле РОМАНТИЗМА, а точнее - в стиле вселенского негативизма того же Шопенгауэра, когда ничтожным считается все преходящее и скептически оценивается все, что человек ни делает. Мы уже говорили об этом в разделе о ТРЕВОГЕ БЕССМЫСЛЕННОСТИ. С такой точки зрения, может, и имеет смысл жить исключительно для себя - все равно все пройдет, включая и обиды обиженных, и слезы и страдания жертв.

Конечно, каждому выбирать по себе. Я же считаю, что истинный смысл жизни человека, смысл творения добра, раскрывающийся в рамках его собственной биограйии, имеет свое значение и продолжение в потоке СКВОЗНОГО ВРЕМЕНИ. Он встраивается в смысл этого времени, в смысл Божественного. Ведь творение добра, воспитание добром и научение других добру означает восхождение человека к человеческому, то есть, к божественному в себе: человек становится со-Творцом, подобием Божиим.

Но... Вершение таких поступков и реализация таких смыслов есть тяжкий труд, требующий, порой, немалого мужества.

И еще одно. Выбор в пользу таких поступков и таких ценностей (или в пользу более "легкого" отношения к ним) есть базовое решение (или мета-решение), ибо на основе этого решения будет выстраиваться вся осмысленная жизнь человека.