quote Чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности,
человек должен его рассматривать в определенном аспекте: чем я был? –
что я сделал? – чем я стал?
С.Л. Рубинштейн

Действие

Предшествующие фазы волевого акта имеют целью подготовку человека к реализации задуманного, приведение его в состояние готовности, внутренней мобилизованности.

Именно целенаправленное действие является кульминацией и основным звеном волевого акта. Ведь, как подчеркивает С.Л.Рубинштейн, хотя "всякое подлинно волевое действие является избирательным актом, включающим сознательный выбор и решение, это никак не значит, что борьба мотивов является его центральной частью, его душой. Из самого существа волевого действия, как действия, направленного на достижение цели, на реализацию замысла, вытекает, что основными его частями являются исходная и завершающая фазы – явное осознание цели и настойчивость, твердость в ее достижении".

Ильин также отмечает, что „принять решение еще означает, что последует действие. Если действие не следует, значит, никакого подлинного решения не было принято. Если желание возникает без действия, значит, не было никакого истинного проявления воли“.

Конечно, в своем решении человек уже имеет образ того, что должно быть изменено. По словам Рубинштейна, „в решении то, чего еще нет и что должно быть, противопоставляется тому, что есть“. Однако, как мы знаем, многие решения остаются не более чем благими намерениями. Человек может бесконечно „наслаждаться“ представлениями о том, „как замечательно будет, если он это сделает“.

Но эти фантазии делу не помогут. Как отмечает Рубинштейн, „желания человека не исполняются сами собой; идеи и идеалы не обладают магической силой самореализации. Они становятся реальностью лишь тогда, когда за ними стоит действенная сила преданных им людей, умеющих преодолевать трудности“. И именно в действии, в исполнении того, что человек для себя решил, и заключена возможность изменения действительности.

"В действии начинается подлинная борьба – борьба за исполнение решения, за осуществление желания, за изменение действительности, за подчинение ее человеческой воле, за реализацию в ней идей и идеалов человека", - пишет Рубинштейн. И в этой-то борьбе, направленной на изменение действительности, заключается основное содержание человесеского бытия.

Человеческое действие, преобразующее реальность и творящее новое бытие, то, чему еще только предстоит стать, есть не что иное, как СТАНОВЛЕНИЕ, процесс неостановимого изменения. Становление составляет СУЩНОСТЬ человека, который не есть нечто застывшее, а именно процесс перемен, творимых его собственными руками или при его непосредственном участии, на основе СВОБОДНОГО выбора. Этот выбор осуществляется на основе ЦЕННОСТНОГО отношения человека к некоему объекту, к предмету, который выступает в качестве цели, к действительности, в которой эта цель должна быть осуществлена. Волевое действие, таким образом, представляет действие, в котором реализуются уникальные СМЫСЛЫ человека.

ДЕЙСТВИЕ, ОТВЕТСТВЕННОСТЬ, ВИНА

Как утверждает Джон Ролз, „подготовка к деятельности и сама деятельность неизбежно включают различные опасности и риск, как психологический, так и социальный, и их боязнь может оказаться сильнее исходной склонности“. Поэтому человек, подверженный тревоге перед возможной ОТВЕТСТВЕННОСТЬЮ, перед НЕПРЕДСКАЗУЕМОСТЬЮ будущего, сколнный к ТРЕВОГЕ ВИНЫ будет с большой осторожностью планировать свое будушее, может отказываться от иных действий, а то и вовсе свести свою активность к абсолютному минимому (бегство от жизни).

Однако, если человек решил следовать своему РАЦИОНАЛЬНОМУ ПЛАНУ, "он делает то, что считает лучшим в данное время, и если его мнение позже окажется ошибочным и приведет к непредвиденным результатам, это получится не по его ВИНЕ, - заявляет Джон Ролз, - нет никаких оснований для самообвинения: просто он не обладал знанием, какой план является самым лучшим или хотя бы просто лучшим… Любой риск, который он допускал, должен быть стоящим, и даже случись при этом худшее из того, что он мог предвидеть, он все еще может утверждать, что сделанное им не подлежит критике. Он не сожалеет о своем выборе, по крайней мере в том смысле, что позже не будет считать, что в то время было бы лучше, более рационально поступить иначе“.

Итак, человек, поступающий по совести и на основании знаний и возможных прогнозов, которые он имеет на момент поступка не может быть виновен. Главное условие: его НАМЕРЕНИЕ не направлено на ЗЛО (на то, чтобы нарушить принципы справедливости и причинить вред другому человеку).


ВОЛЯ И УСИЛИЕ

Артур Шопенгауер, говоря о проявлении воли, отмечает: „Все, за что мы беремся, оказывает сопротивление, ибо все имеет свою собственную волю, которую надлежит преодолеть. Жизнь каждого отдельного человека есть непрестанная борьба, и не только в переносном смысле (с нуждою или со скукою), но и в прямом - с другими людьми. Он повсюду встречает супостатов, проводит жизнь в непрерывной борьбе и умирает с оружием в руках“.

Казалось бы, волевой акт – это непрерывное и натужное усилие. Однако, как считает С.Л. Рубинштейн, „неправильно видеть в усилии, связанном с решением, основной признак волевого акта: когда человек весь в своем решении и все его устремления в полном, нерасчлененном единстве слиты, он не испытывает усилий, принимая решение, и тем не менее в этом волевом акте может быть особая несокрушимая сила“.

„Наличие усилия, - пишет Рубинштейн, - свидетельствует не столько о силе волевого акта, сколько о том противодействии, которое эта сила встречает“. Это имеет место, когда над человеком довлеют противоречивые мотивы, между которыми он никак не может окончательно выбрать. Те мотивы, которым грозит быть отвергнутыми, мешают принять решение и осуществлять действие. Они тормозят на каждом шагу продвижение к цели, тянут назад – в привычный мир грез, где всем желаниям и мотивам находится место, где ничто не должно быть отвергнуто.

В то же время, как подчеркивает Рубинштейн, „в борьбе с реальными трудностями способность к волевому усилию приобретает существенное значение как важнейший компонент или проявление воли“.

У. Джеймс отмечает, что „в состав волевого акта входит чувство усилия, когда мотивы более редкие, более идеального характера должны одержать перевес над мотивами более привычного, импульсивного характера... Во всех случаях, где одерживают верх идеальные мотивы, напряжение воли велико, и нам кажется, будто действие совершается по линии наибольшего сопротивления“.

Неважно, какие ценности отстаивает человек своим волевым усилием – его действие, направленное на высшие цели, всегда сопряжено с преодолением более низких влечений. Смелость и мужество – это одни из проявлений волевого усилия на этом пути. „Идеальное или моральное действие есть действие по линии наибольшего сопротивления“, - заявляет Уильям Джеймс.

Достигая поставленных целей в подобных цлучаях, человек, по словам Джеймса, говорит, что он „победил, преодолел известные соблазны и побуждения... Лентяи же, подлецы и трусы не выражаются таким образом о своем поведении: лентяи не говорят, что противодействовали своему трудолюбию, пьяницы – что боролись с трезвостью, трусы – что подавили в себе храбрость“.

Все вообще мотивы У. Джеймс разделял на два класса: природные склонности и идеальные стремления (последние как бы привнесены в человека извне). „Человек, отдавшийся чувственным наслаждениям, никогда не говорит, что он победил в себе идеальные стремления, но строго нравственные люди всегда толкуют о победе над природными склонностями“. То есть, считает Джеймс, „идеальные мотивы могут быть сами по себе подавлены без особенных усилий, склонности же можно преодолеть только действиями, совершаемыми по линии наибольшего давления… В сравнении со склонностями идеальные мотивы кажутся столь слабыми, что, по-видимому, только искусственным путем можно сообщить им преобладающее значение. Усилие увеличивает интенсивность идеальных мотивов“.

Но бывает и так, что прочно интегрированные моральные цености могут проявлять себя в желаниях и мотивах, ишодящих изнутри, как природные склонности человека. Воля при этом не должна преодолевать сколько-нибудь значительное сопротивление, которое обычно возникает против „навязанных свыше“ принципов. Решения принимаются при этом органично, в соответствии с внутренним настроем человека. Органичные и как бы естественными становятся решения, основанные на внутренних ЦЕННОСТЯХ и направленные на реализацию СМЫСЛОВ, интегрирующихся в жизненные смыслы человека. И само действие становятся радостными и как бы дается человеку легко.

В процессе осуществления своего решения человек чувствует сопротивление своей воле, „когда нужно подавить порывистые стремления или преодолеть значительные препятствия к действию“, пишет Джеймс. На стадии реализации решения, на стадии действия, усилия могут потребоваться для преодоления сопротивления среды, а нередко и внутреннего сопротивления, если что-то новое, что человек пытается достигнуть своим действием, особенно устремленным на некие высшие цели, на нечто важное, ценное и принципиальное, противоречит устоявшимся привычкам и вырывает человека из состояния покоя.

***  

Любым своим поступком человек становится ПРИЧИНОЙ перемен, направляя ход истории по новому пути. Эти перемены затрагивают и самого человека, и его окружение (и ближнее, и дальнее). Можно сказать, человек влияет своим поступком на целый мир.

А еще - человек изменяет ВРЕМЯ, запуская своими поступкам хронометры и календари. Каждый поступок является точкой отсчета для нового отрезка времени. Поступок меняет историю - отныне существует "ДО и ПОСЛЕ" поступка.