quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Осознание, обдумывание, выбор

Итак, желание появилось. Волевой акт получил тем самым свой пусковой толчок. Но действие пока не совершается. Воля удерживает человека от поспешного и непродуманного шага. В отличие от неосознаваемого (или недостаточно осознаваемого) импульсивного действия, запускаемого под воздействием текущей ситуации (см. в частности ЖЕЛАНИЯ, ВОЗМОЖНОСТИ, ВЫБОР), волевой акт обусловлен в первую очередь ЦЕННОСТЯМИ и долгосрочными ИНТЕРЕСАМИ человека, его личностью в целом.

Вспомним здесь Ролло Мэя, который утверждает, что задержка, которая случается в поведении человека, подталкиваемого различными импульсами, дает ему шанс принять решение, совершить выбор – и, тем самым, бросив гирьку своего разума и СВОБОДЫ на чашу весов выпадающих возможностей, выбрать самому одну из них – и взять судьбу в свои руки. Так, воля, берущая под контроль импульсы, играет важнейшую роль в формировании человеческой СУДЬБЫ.

На этом этапе человек останавливается, чтобы подумать. Эта фаза волевого акта может быть, правда, настолько короткой, что кажется даже порой, что она вовсе отсутствует. Это имеет место, когда действие настолько привычно и автоматизировано, что тщательное обдумывание уже не нужно (например, поход в магазин за хлебом).

При более или менее нестандартных или сложных ситуациях этот этап будет занимать весьма заметное место в волевом акте. Как пишет Рубинштейн, „прежде, чем наступило действие, появляется сомнение либо в данной цели, либо в средствах, которые ведут к ее достижению; иногда почти одновременно появляется несколько конкурирующих целей, возникает мысль о возможных нежелательных последствиях того поведения, которое ведет к достижению желанной цели. В волевом акте часто заключены борьба, противоречие, раздвоение. У человека есть много различных потребностей и интересов, и некоторые из них оказываются несовместимыми. Человек вовлекается во внутренний конфликт…“.

Результатом этой фазы должен стать выбор, который человек делает СВОБОДНО и ОТВЕТСТВЕННО. „Здесь в волевой процесс включается процесс интеллектуальный, - пишет Рубинштейн, - он превращает волевой акт в действие, опосредованное мыслью“.

Что же предстоит человеку человек решить на этом этапе, в чем он должен разобраться?

Приходится считаться с тем, что одно желание может нередко быть осуществимым лишь за счет другого желания. Поэтому важно решить, от какого желания придется отказаться, если должно быть осуществлено более важное из этих желаний, а именно то, которое отвечает наиболее насущным интересам человека в конкретной ситуации. Таким образом, желания (и, соответственно, цели) будут выстраиваться в сложные иерархические конструкции.

Далее, предстоит учесть возможные нежелательные последствия, которые могут повлечь за собой как само достижение желанной цели, так и предполагаемые действия по осуществлению желания. На основе своего опыта и учета известных человеку человек пытается предвидеть, спрогнозировать различные варианты расзвития ситуации, если он поступит тем мили иным образом. Эти прогнозы дадут возможность взвесить все за и против того, чтобы поступить так или иначе, совершить действие в направление желанной цели или отложить его (а, может быть, и вовсе отказаться от движения к этой цели).

Выбор между желаниями, целями и способами ич достижения достаточно сложен. Важно пропустить желания через фильтр совести – как тест на осмысленность желаний, на соответствие их ценностям человека. Может учитываться также реакция других людей на предполагаемое действие, пишет Ильин: "Учет нравственных критериев того или иного поступка может сыграть роль морального запрета для реализации намечаемого плана достижения цели". Здесь мы вплотную приближаемся к ТРЕВОГЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ.

Что происходит в человеке, когда его сознание имеет дело с несколькоми объектами в виде противодействующих или равно благоприятных альтернатив? Таким вопросам задается У.Джеймс и так отвечает на него:

„Один из объектов сам по себе вызвал бы движение, но некоторые объекты мысли в данную минуту задерживают его, а другие, наоборот, содействуют его выполнению. В результате получается своеобразное внутреннее чувство беспокойства, называемое нерешительностью. Пока оно продолжается и внимание наше колеблется между несколькими объектами мысли, мы, как говорится, обдумываем: когда, наконец, первоначальное стремление к движению одерживает верх или окончательно подавлено противодействующими элементами мысли, то мы решаемся, принимаем то или другое волевое решение. Объекты мысли, задерживающие окончательное действие или благоприятствующие ему, называются основаниями или мотивами данного решения".

А. Ф. Лазурский утверждает, что "каждый мотив не представляет из себя чего-нибудь простейшего, неразложимого, а очень часто является сложным комплексом, в состав которого входит целая группа чувств и влечений, более или менее тесно между собою связанных". Этот факт существенно затрудняет осознание мотива. Однако, как подчеркивает Ильин, "структура мотива не может не осознаваться, даже при импуль¬сивных действиях - другое дело, что это осознание не получает развернутого вер¬бального обозначения".


***


У. Джеймс пишет, что в каждое мгновение принятия решения "наше сознание является чрезвычайно непростым комплексом взаимодействующих между собой мотивов. Вся совокупность этого сложного объекта сознается нами несколько смутно, на первый план выступают то одни, то другие его части в зависимости от перемен в направлении нашего внимания… Наша нерешительность может тянуться недели, даже месяцы, по временам овладевая нашим умом“.

Итак, на стадии выбора человек сталкивается с конфликтами различных мотивов своего предстоящего решения. Рассмотрим основные типы конфликтов на стадии выбора.

Самый простейший тип конфликта Абрахам Маслоу называет инструментальным выбором: "Это всегда выбор между двумя способами достижения цели, причем, что существенно, цели не очень важной, не очень значимой. В сущности, необходимость такого выбора сам человек не воспринимает как конфликт".

Второй тип конфликта более значим. Это выбор между способами достижения базовой, жизненно важной цели, когда человек видит несколько альтернативных способов ее достижения. При этом, как отмечает Маслоу, "самой цели ничто не угрожает, меру значимости цели определяет сам организм... Когда выбор сделан, субъективное ощущение конфликта, как правило, исчезает". Однако, необходимость выбора может стать мучительной, если альтернативы чрезвычайно и почти равноценно значимы для человека.

В случае "угрожающего конфликта" человек, по словам Маслоу, вынужден выбирать не способ достижения цели, а поставлен перед необходимостью выбрать одну цель из двух, причем каждая из них представляется ему жизненно важной: "В данной ситуации предпочтение одной цели означает отказ от другой, которая не менее насущна, чем та, которой было отдано предпочтение. То есть, мы можем сказать, что выбор не устраняет конфликта. Человек отказывается от достижения насущной цели, от удовлетворения жизненно важной потребности, и это угрожает его психологическому благополучию. Угроза становится особенно актуальной именно после того, как совершен выбор. Короче говоря, ситуация такого рода выбора приводит к блокированию той или иной базовой потребности, что, несомненно, может стать причиной патологии".

Катастрофический конфликт, отмечает Маслоу, порождают ситуации, в которых угроза представлена в чистом виде, когда у человека нет альтернативы, нет возможности выбора: "Все предоставленные организму возможности в данном случае одинаково катастрофичны, одинаково угрожают его благополучию... Это такие ситуации, в которых у организма нет возможности для бегства, ответного нападения или компенсаторного поведения.  В такой ситуации у него есть только одна возможность, и эта возможность связана с прямой угрозой". Можно с уверенностью сказать, что именно в таких ситуациях человек может сделать свой самый человеческий осмысленный выбор, опираясь на ценности отношения к ситуации, как писал Виктор Франкл. Человек выбирает, как себя вести в этой фатальной ситуации - и, тем самым, реализует уникальный СМЫСЛ этой ситуации.

Ильин описывает следующие виды конфликтов:

  • конфликт типа «стремление — избегание», когда человек одновременно и хочет достичь желаемого, и опасается возможных последствий этого («и хочется, и колется»);
  • конфликт «стремление — стремление» отражает мучительный выбор способа достижения цели, когда цель выбрана однозначно и нет выбора, действовать или нет, а есть лишь вопрос "как действовать?";
  • конфликт «избегание — избегание» возникает в ситуации, когда человеку приходится выбирать меньшее из двух зол, причем избежать выбора нельзя.

Согласно Рубинштейну, "там, где этот конфликт противоречивых тенденций оказывается сверхтрудным, непосильным человеку, волевое действие переходит в аффективное или импульсивное действие – разрядку". То есть облегчение наступает оттого, что человек как бы отпустил вожжи, дал своему организму самому сделать выбор и совершить соответствующее действие, передав бразлы правления от сознания подсознанию - своей чувственной и импульсивнной сфере.

Ильин отмечает, что когда выбор в описанных выше условиях конфликта между одинаково важными для человека альтернативами (движением к той или иной цели или мжду тем или иным способом ее достижения) сделан, то человек стремится оправдать для себя свой выбор (даже если этот выбор был импульсивным, как описано выше): "обычным способом такого оправдания является переоценка альтернативы выбора: подчеркивание положительных черт выбранного объекта (или способа) удовлетворения потребности и негативных черт отвергнутого, и наоборот, преуменьшение негативных черт первого и положитель¬ных второго".


***


В заключение главы рассмотрим важнейшие факторы, негативно влияющие на осуществление выбора:

иррациональные страхи, опасения, негативные ОЖИДАНИЯ порождают нерешительность ("страх жизни" по Отто Ранку) и существенно блокируют осуществление выбора и реализацию волевого акта. Все эти состояния являются составляющими ТРЕВОГИ БУДУЩЕГО, тревоги перед его непредсказуемостью и неопределенностью. Человек предпочитает выбирать то, что гарантирует ему наибольшую безопасность - часто в ущерб собственному росту и долгосрочным интересам. Человек выбирает бегство от жизни.

–  излишний оптимизм (например, отрицание реальных трудностей, опасностей, негативных последствий) подстерегает людей, избравших для совладания со своими тревогами так называемую "маниакальную защиту", или для тех, кто подвержен маниакальным состояниям. Отрицание становится здесь ведущим "классическим" механизмом защиты от ТРЕВОГИ БУДУЩЕГО.

–  "ЖЕЛАЮЩЕЕ МЫШЛЕНИЕ" - так Карен Хорни назвала свойство людей, стремящихся во что бы то ни стало обладать чем бы то ни было. При этом человек нередко путает свои фантазии с реальностью. Ему кажется, что он уже достиг того, чего возжелал, и нередко ведет себя соответствующим образом. Иными словами, место волевого акта и действия, направленного на достижения желанной цели, занимает яркая ФАНТАЗИЯ. Излишне говорить, наверное, о том, какие печальные последствия для человека может иметь подобный стиль поведения (см. ТРЕВОГА ИСКУШЕНИЯ).


***


Хотелось бы еще особо подчеркнуть, что именно осуществление выбора отражает уровень сознательности человека. Однако сам выбор сталкивает человека с ТРЕВОГОЙ ОКОНЧАТЕЛьНОСТИ, поскольку в результате выбора подписывается нередко смертный приговор многим возможностям, в частности, возможности исполнения некоторых желаний.

Приведу снова высказывание Рубинштейна, описывающее данную стадию волевого акта:

"Волевой акт – это не абстрактная активность, а активность, которая заключает в себе и самоограничение. Сила воли заключается не только в умении осуществлять свои желания, но и в умении подавлять некоторые из них, подчиняя одни из них другим и любое из них – задачам и целям, которым личные желания должны быть подчинены. Воля на высших своих ступенях – это не простая совокупность желаний, а известная организация их. Она предполагает, далее, способность регулировать свое поведение на основании общих принципов, убеждений, идей. Воля требует поэтому самоконтроля, умения управлять собой и господствовать над своими желаниями, а не только служения им".

Итак, проявление воли на данном этапе можно понимать как осуществление контроля над импульсами и желаниями, а также над фокусировкой собственного внимания и направленностью сознания - направленностью на рассмотренные выше аспекты процесса выбора и принятия решения. Конечно, сам этот контроль может бомбардироваться импульсами, влекущими, толкающими человека к немедленному действию, а напряженность и концентрация внимания могут сильно зависеть от многих внутренних и внешних факторов, – но все же, по сути, это, пожалуй, единственная форма контроля, которую человек имеет исключительно в своих руках, которую никакой другой человек не может взять в свои руки. Это отражает фундаментальный аспект СВОБОДЫ, к которой "приговорен" человек.

Чуть забегая вперед, скажу еще, что выбор на данном этапе осуществляется в значительной мере в соответствии с ЖИЗНЕННЫМИ ПЛАНАМИ человека, о которых мы поговорим ниже. При этом обдумывание планов, как отмечает Джон Ролз, "ведет нас к возникновению желаний, которых у нас перед этим не было, например к желанию добыть некоторые средства, которые мы, по размышлении, нашли полезными для наших целей".