quote Посредством рефлексии и всего, что сопряжено с нею, в человеке из тех же самых
элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается
такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести
к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также
к отчаянному самоубийству
Артур Шопенгауэр

Влечения, испульсы, стремленя

«Когда б не смутное влеченье
чего-то жаждущей души...»
А. С. Пушкин

Низший уровень проявления ПОТРЕБНОСТЕЙ – это влечения, исследованию которых немало внимания уделил Фрейд (он фокусировался в значительной степени на анализе сексуальных влечений). Влечение происходит от возбуждения, идущего изнутри организма. Общую особенность влечений составляет создаваемое ими импульсивное напряжение, которое, согласно Фрейду, необходимо требует удовлетворения. Деятельность по удовлетворению влечений подчиняется, по учению Фрейда, принципу наслаждения (удовлольствия), т.е. автоматически регулируется ощущениями удовольствия-неудовольствия.

Однако непосредственное удовлетворение влечений не всегда возможно. Причинами этого могут быть следующие: блокирование путей достижения цели (общество, родители часто налагают на влечение запрет; влечение подвергается цензуре). В резильтате влечение «затухает», вытесняясь в бессознательное, либо сублимируясь (например, согласно Фрейду, сексуальное влечение преобразуется и находит опосредованное удовлетворение в различных формах творческой деятельности).

Вытесненные из сознания влечения проявляются в замаскированной символической форме (в сновидениях, в обмолвках, в описках, в ошибочных действиях и забывании). Когда такой реакции на неудовлетворенные, вытесненные влечения оказывается недостаточно, то это может проявляться развитием различных психических симптомов (от страха и депрессии до навязчивых состояний и конверсивных расстройств).

Влечение может остаться нереализованным и при отстутствии объекта, способствующего удовлетворению потребности, при насильственном прерывании деятельности, ведущей к реализации намеченного, в силу обстоятельств (например, если человеку некогда или ситуация по какой-то причине не благоприятствует реализации влечения). Влечение может при этом ослабеть, угаснуть или сохранить свою выраженность и настоятельно требовать своего удовлетворения, если не появится более сильное влечение, которое подавит прежнее.

Отличительным признаком влечений является неосознаваемость ЦЕЛИ.

Влечение в силу более или менее длительного напряжения, которое оно создает, порождает импульс к действию. При этом направленность действия будет определяться объектом, служащим для удовлетворения влечения. Согласно Фрейду, этот объект - "самый изменчивый элемент влечения, с ним первоначально не связанный". Он присоединяется к влечению только благодаря его свойству сделать возможным удовлетворение влечения.

Как утверждает Рубинштейн, человек, не зная, какой предмет может удовлетворить его влечение, не знает, чего он хочет: „перед ним нет осознанной цели, на которую он должен бы направить свое действие“. На уровне влечений еще невозможно говорить о проявлении воли. Возникновение волевого действия предполагает, по словам Рубинштейна,  прежде всего установление осознанной связи между влечением и предметом, способным его удовлетворить. То есть именно сознание делает возможным волевую активность человека.

Влечения, можно назвать неким стартером, который „заводит“ мотор волевого акта (заставляя сознание концентрироваться на поиске целей) и поддерживает этот мотор на холостом ходу. Но машина пока стоит, поскольку никто ею не правит, никто не давит на газ, устремляясь к цели – пока отсутствуют стремления и желания.


***


В то же время на этапе влечени возможны и „скачкообразные движения“. Причина этого – в спонтанном поведении, на уровне некого рефлекторного поведения по типу “стимул - реакция”. Влечения похожи этим на инстинктивные реакции. Однако, как подчеркивает Ильин, „в инстинктах непроизвольным моментом является двигательная активность, направленная на удовлетворение потребности; во влечениях же непроизвольным является появление тяги к объекту, побуждения, но не движение, не реакция удовлетворения потребности“. Казалось бы, откуда же тогда двигательная реакция?

Оказывается, на данном этапе формирования волевого поведения, человек может подвергаться бомбардировке импульсами, буквально толкающими его изнутри на какие-то действия, направленные на уменьшение внутреннего беспокойства и напряженности. Так как осознания этих эмоций пока еще не произощло, то действия человека, толкаемого импульсами, лишены смысла. Они приводят к сиюминутной выгоде: человек чувствует себя на какое-то время спокойнее, удовлетвореннее (так проявляет себя упомянутый выше принцип удовольствия). Однако вслед за этим непременно происходит новый виток внутренней напряженности и тревожности. И, как результат, - новые импульсивные действия.


***


От действия влечений и страстей (эмоционально заряженных импульсов) невозможно убежать и отмахнуться: они, действуя изнутри, определяют, согласно Фрейду, человеческую СУДЬБУ, участвуя в формировании МАТРИЦЫ СУДЬБЫ.

Лермонтов в своем стихотворении „И скучно, и грустно…“ с сожалением отмечал, что сладкий недуг страстей исчезнет рано или поздно „при слове рассудка“. Конечно, сладко отдаваться страстям, подчиняясь импульсам… Но соответствует ли это предназначению человека, свободного человека?

Человек, поддаваясь без осознания и критического осмысления своим влечениям, отдает себя на волю рока. Беря влечения и страсти под свой контроль, человек берет, тем самым, свою судьбу в свои руки. Влечение и сознательная жизнь личности взаимно проникают друг в друга, влечение входит в сферу мировоззренческих установок личности, подчиняется моральному контролю, контролю совести. Иными словами, человек получает возможность контролировать свои страсти.

Приведу в заключение пару цитат для иллюстрации:

„Отказ от притязаний дает нам такое же желанное облегчение, как и осуще¬ствление их на деле..." (В.С.Магун).

«Приравняй твои притязания нулю, и целый мир будет у ног твоих» (Томас Карлейль).


СТРЕМЛЕНИЯ

Стремления можно считать первичными заготовками для формировыния ОБРАЗА БУДУЩЕГО, проекта для СТАНОВЛЕНИЯ человека на путях его СВОБОДЫ. На стадии стремлений цели еще не осознаны, еще не сформированы стратегии их достижения. Однако человек находится уже под чарующим впечатлением от тех захватывающих переживаний, которые готовит ему будущее.

На основе стремлений формируются ФАНТАЗИИ – привлекательные картинки будущего в сочетании с различными приятными телесными ощушениями (типа “бабочек в животе”), словами и обрывками фраз (неким “шумом будущего”), которые так же приятны и возбуждающи, как и пока еще не достаточно осознаваемы. Эти живые картинки на данном этапе весьма размыты и далеки от того, чтобы их можно было бы назвать настоящим образом будущего. Человек (часто недостаточно даже осознанно) “играет” этими картинками собственного грядущего, примеривает их на себя, отбрасывая кажущееся по тем или иным причинам не подходящим, “оставляя” себе то, что ему хотел хотелось бы видеть осуществившимся.

На этом этапе также есть простор для необдуманных, импульсивных поступков, порог которых снижается вследствие особой привлекательности фантазий и переживания внутреннего напряжения, которое, как утверждает С.Л.Рубинштейн, образует исходное побуждение к действию. Но действие на этом этапе, действие под воздействием импульсов, нельзя назвать волевым актом. Такие действия называются компульсивными (о них мы поговорим подробнее в главе, посвященной нормальной и патологической воле).

В отличие от влечений, которые толкают человека изнутри, стремления притягивают его из далекого будущего. То есть у стремлений, можно сказать, появляется зачаток некой цели, лежащей в еще не бывшем, в том, что еще должно только проявиться. Стремления лежат, таким образом, в основе СТАНОВЛЕНИЯ человека, помогая ему в процессе дальнейшего осознания и постановки целей, в реализации волевого акта, реализовать проект самого себя (как это называет Сартр).