quote Обретение чувства бытия v широком смысле – это отношение к себе
и своему миру, переживание своего бытия (включая ощущение себя
собой)… Сознавание собственного бытия происходит на уровне
понимания себя
Ролло Мэй

Выбор и принятие решений в модусе обладания

Как мы уже отмечали, человек в своей реальности вынужден осуществлять выбор из тех возможностей, которые предоставляет ему ФОКУС БЫТИЯ. Выбирая из РЕАЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ, человек идет по пути своего становления, по пути реализации своей САМОСТИ. Если же человек живет в МОДУСЕ ОБЛАДАНИЯ, то он, вместо проживания реальной ситуации в „здесь и сейчас“ (что связано с известной ограниченностью РЕАЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ), стремится во что бы то ни стало обзавестись гарантиями того, что он может буквально все.

Ощущение себя обладателем „безграничных возможностей“ (омнипотенция), делает человека рабом своих представлением об идеализируемом ПСЕВДО-Я, в угоду которому ПОДЛИННОЕ Я подвергается беспощадным гонениям. Вместо опоры на РЕАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ в своих выборах, человек „выбирает“ некую псевдо-возможность, которая является плодом его воспаленного воображения и служит торжеству его ИДЕАЛЬНОГО Я, торжеству его гордыни (Карен Хорни называет это „невротическим влечением к славе“).

Карен Хорни указывает на то, что спонтанные желания и стремления, свойственные ПОДЛИННОМУ Я, подменяются у подобных людей компульсивными влечениями его ИДЕАЛЬНОГО Я:

„Нужда в славе берет его в свои клещи. Решающим является тот факт, что его словно кто-то тащит по дороге славы, не принимая во внимание ни его самого, ни его главнейшие интересы… Компульсивность неразборчиво требует превосходства и делает человека равнодушным к истине, касается ли эта истина его самого, других людей или фактов. Погоня за славой обладает характерной чертой ненасытности. Она должна продолжаться, пока личностью движут неведомые ей самой силы“.

Различие между спонтанностью и компульсивностью Карен Хорни видит, в частности, в следующем:

это различие между "я хочу" и "я ДОЛЖЕН, чтобы избежать опасности"
различие между признанием и отрицанием естественных ОГРАНИЧЕНИЙ (рамок);
различие между видимостью и сутью;
различие между фантазией и правдой.

Служба собственной гордыне отбирает силы у человека – поэтому ич недостает для САМОАКТУАЛИЗАЦИИ, для СТАНОВЛЕНИЯ самим собой. Такой человек, по словам Карен Хорни, „не владеет своими силами (не чувствует свои силы своими собственными): у него есть чувство, что он сам не является движущей силой своей жизни, ибо им движут в первую очередь не его желания и стремления, а его гордыня“.

По мере того, как человек, служащий своей гордыне, все больше отчуждается от своего ПОДЛИННОГО Я, все больше ослабевает его способность направлять свою жизнь. Карен Хорни так описывает волевую сферу подобных людей:

„Эти люди движутся, без цели и плана, куда ведет их фантазия. Пустые грезы занимают место прямой деятельности; следование случаю – место честных стремлений; цинизм служит подпоркой идеалам.

Нерешительность может достигать такой степени, что тормозит любые целенаправленные действия.

Откладывание со дня на день прикрывает нерешительность.

Недостаточность чувства направления может укрываться за установкой на уступчивость.

Предоставленный сам себе, он чувствует себя потерянным. Его ПОДЛИННОЕ Я заключено в темницу; он не может с ним посоветоваться, и по этой самой причине он – беспомощная добыча тянущих в разные стороны НАДО“.

Чем больше субъективная важность влечения к торжеству ИДЕАЛЬНОГО Я, чем настоятельнее потребность достичь цели, тем более интенсивна реакция человека на фрустрацию, то есть на неудачи на этом пути, предупреждает Хорни. В конце концов (рано или поздно) наступает катастрофа, которую Эрих Фромм описывает следующим образом:

„Человек, который живет иллюзией, что невозможное осуществимо, потом удивляется, возмущается и чувствует себя оскорбленным, если он уже не имеет возможности решать и наступает нежеланная катастрофа. В такой момент он впадает в ошибку, приписывая вину другим, защищая себя и/или взывая к Богу, в то время как вину он должен искать только в самом себе, в недостатке мужества смотреть фактам в лицо и в своем недостаточном благоразумии“.