quote Человек постоянно стоит перед судом, судья на котором – он сам. Данная
ситуация вызывает тревогу (в относительных терминах тревогу вины,
в абсолютных – тревогу самоотвергания, самоосуждения),
которая выливается в отчаяние
Пауль Тиллих

О пользе и вреде привычек

„Паутина привычек
крепче железных оков“
Испанская пословица

Человеку (как и прочим животным) свойственно стремиться к тому, чтобы достигать поставленных целей с минимальными затратами энергии и сил. Поэтому столь велика роль доведенных до автоматизма привычных действий, с помощью которых человек эффективно и без лишней затраты интеллектуальных и физических сил осуществляет свои каждодневные функции или решает привычгные проблемы.

Привычка возникает в результате многократно¬го повторения определенного действия, направленного на достижение желаемого результата в определенной ситуации. В результате регулярных упражнений совершенствуются способность к наиболее качественному, эффективному и экономичному осуществлению этого действия. Так формируется навык. Но параллельно формируется также и внутренняя потребность в применении этого навыка при появлении аналогичных ситуаций.

Таким образом, привычные действия становятся еще и действиями желаемыми: именно их осуществление доставляет человеку определенное удовлетворение (наряду с удовлетворением от достижения результата этой деятельности). Автоматизм таких действий дает человеку ощущение предсказуемости и стабильности. Именно поэтому человек, если он не может по какой-либо причине вести себя в той или иной ситуации привычным образом, чувствует себя растерянно или испытывает тревогу.

Получение и переработка нового опыта всегда требует от человека определенных эмоциональных и энергетических затрат. Кроме того, любой новый опыт вызывает в человеке ТРЕВОГУ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ, вселяет в него негативные ОЖИДАНИЯ. Для того, чтобы облегчхить себе жизнь, избавиться от тревоги, человек старается максимально структурировать свою реальность, превращая ее в некую застывшую схему. Этому служит и подведение новых ситуаций под классификацию уже пережитого опыта, и использование в совладании с этими ситуациями уже отработанных навыков.

С биологической точки зрения навыки (они же привычки) играют двоякую роль в адаптации, отмечает Маслоу: они так же необходимы, сколь и вредны, столь же полезны, сколь и опасны.

Маслоу далее указывает на адаптивное значение навыков и привычек: они помогают нам сберечь время, энергию и силы при повторном столкновении с похожей проблемой, снижают тревожные реакции в связи с неопределенностью будущего. При этом следует подчеркнуть, что привычки делают возможным автоматическое решение лишь несущественных проблем (почему, мы рассмотрим ниже).

Однако привычка имеет немало и негативных сторон. Так, еще В. Джеймс определил привычку как „консервативный механизм“, поскольку привычка уже самим фактом своего существования блокирует формирование других реакций на актуальную проблему. Помогая, с одной стороны, справляться с привычными ситуациями, навыки, по словам Маслоу, „ограничивают изобретательность и креативность мышления, то есть не позволяют нам приспособить мир к себе; позволяют нам лениться, подменяя собой истинное внимание, истинное восприятие, обучение, мышление.; по сути своей, навык – это сформированная реакция на ситуацию, это однажды найденное решение проблемы, готовый ответ на вопрос; с момента обретения навыка человек становится инертным, он сопротивляется изменениям“.

В этой связи Маслоу называет навык (привычку) "реакцией с условием, что мир статичен, неизменен и постоянен"и объясняет это следующим образом. Факт изменчивости мира, его непостоянства и движения признается многими только на словах и не вызывает у них радостного энтузиазма, отмечает Абрахам Маслоу. Человек, который, в силу своей ригидности, неспособен взаимодействовать с постоянно меняющейся реальностью, пытается с помощью использования своих привычек игнорировать эту изменчивость. При этом, человек искренне верит в то, что мир постоянен, неизменен, статичен.

Маслоу указывает на то, что попытка решить актуальную проблему с помощью привычек, проходит два этапа:

1) отнесение конкретной проблемы к определенной категории проблем, и
2) выбор решения (из уже готового набора решений) наиболее эффективного для данной категории проблем.

Иными словами, человек превращает живую действительность, в которой любая ситуация уникальна, в нечто застывшее, неизменное и повторяемое. Маслоу называет такой подход классификацией или рубрификацией, стремлением "заморозить, запретить постоянное изменение окружающей реальности, предпринимаемой для удобства взаимодействия с ней". Такой подход, безусловно, в какой-то мере, удобен человеку, однако он игнорирует тот факт, что „всякий опыт, всякое событие, всякое поведение так или иначе, в том или ином своем качестве (либо существенном, либо несущественном) отличаются от любого другого опыта, события и поведения, уже представленных или еще не представленных в реальности“. То есть любая ситуация или проблема похожа на какую-либо другую лишь на первый взгляд, а если проблема сложна, то привычные навыки все равно бесполезны.

Можно с нуверенностью утверждать, что человек, прибегающий в совладании с текущими ситуациями к готовым решениям, живет в МОДУСЕ ОБЛАДАНИЯ. Он копит привычки, становясь все больше и больше рабом приобретенных навыков. В итоге любой теющий опыт перестает быть живым переживанием, поскольку человек, решая проблемы, кажущиеся ему такими же, как и уже раз когда-то решенные, ограничивает себя лишь механическим воспроизведением прошлого опыта.

***

В этом мультике показано наглядно, как привычные способы "решения" проблем душат инициативу и прогресс...

ПРИВЫЧКА – ВТОРАЯ НАТУРА

Эта всем с детства известная формула имеет в свете рассматриваемой здесь темы особое значение. Человек, обрастающий привычками, стереотипными способами решения проблем, которые кажтся ему похожими на другие (уже пережитые и когда-то решеные) проблемы, перестает реагировать на живой опыт собственной жизн. Он не допускает внутрь себя дыхание бытия. Он гонит куда подальше мысль о том, что и он сам, по сути, неостановимый процесс изменений.

Тревожащийша человек „не может“ строить свою жизнь на таком „зыбком“ основании, как ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ. Его привычки дарят ему иллюзию внутренней стабильности. Они превращаются в ригидный скелет с заскорузлыми или вовсе неподвижными суставами – и это человек называет своей сущностью. И другие, глядя на такого человека, воспринимают его не что иное как совокупность его привычек и стереотипов. И говорят про этот скрипящий и малоподвижный “скелет” – вот это такой-то человек, такова его натура… Так, человек из раба собственных привычек превращается в находящее в его поведении выражение их совокупности.


ПРИВЫЧКИ И СТЕРЕОТИПЫ КАК ПРОЯВЛЕНИЕ ПСИХИЧЕСКОГО НЕЗДОРОВьЯ

Со времен Фрейда широко известны и хорошо изучены причины, которые порождают состояния, именуемые “неврозами”. Основным механизмом такого состояния является некий внутрипсихический конфликт, который возникает с ранних детских лет. Конфликт вызывает тревогу, которая порой оказывается непереносимой. Пытаясь поборроть эту тревогу, разрешить конфликт, человек прибегает к определенным действиям, которые когда-то (в далеком еще детстве) были эффективны.

Но дело в том, что тогда (в детстве) ситуация была для ребенка реально устрашающей. Представьте себе беспомощного малыша, который чувствует угрозу от огромных и всесильных взрослых, олицетворяющих собой для ребенка целый мир. Одители строги и надо всеми силами стараться им угодить, чтобы не случилось беды. И ребенок делает то, что, по его мнению, может его обезопасить перед лицом такого страшного мира.

При каждом конфликте имеется, конечно, своя внутрипсихическая динамика и свои “любимые” приемы борьбы с тревогой. Но в общем ми целом – внутренний конфликти тревога вызывают некую защитную реакцию. Эти реакции приобретают характер привычек (стереотипов) и возникают всегда, когда человек (давно уже не ребенок) переживает ситуацию, трактуемую им с позиций своего детского опыта как опасную. По сути, человек действует в текущей ситуации неадекватно, регируя стереотипно лишь на свои вновь разбуженные страхи.

Понятно, что такое привычное поведение может быть весьма деструктивным, нарушая налаживание и поддержание нормальных отношений с другимуи людьми, мешая работе, нанося вред окружающим и самому человеку. Излишне говорить о том, что такие стереотипные реакции на реальность не освобождают человека от тревоги, но лишь усиливают ее, служат почвой для возникновения других психических проблем (в том числе и других видов тревоги).


***


Другой вариант привычки – всевозможные зависимости (например, алкоголь, наркотики). Конечно, они поддерживаются в значительной степени (особенно на поздних этапах) на молекулярном и нейрональном уровне, вызывая мучительные симптомы абстиненции, которые заставляют человека снова и снова прибегать к “спасительному” зелью. Однако немалую роль играет здесь и привычка. А именно то, что человек в стрессовой ситуации (как когда-то – еше в начале пагубной зависимости) выпьет водочки или примет наркотик вместо того, чтобы, действуя по ситуации, разрешить возникшую проблему.

Зависимость становится привычным и легким путем к тому, что человеку не хватает (будь то покой, или смысл жизни, или спасение от мучительного ощушения одиночества). “Решение” проблемы оказывается краткосрочным и иллюзорным – вместе с похмельем возвращаются и усиливаются прежние тревоги и конфликты и возникают и множатся новые.


ПРИВЫЧКИ В УДОВЛЕТВОРЕНИИ ПОТРЕБНОСТЕЙ

И в этой сфере привычки льют воду на МОДУС ОБЛАДАНИЯ, оставляя МОДУСУ БЫТИЯ лишь скудный и все больше пересыхающий ручеек. Но обо всем по порядку.

Человек, как и животное, нуждается в удовлетворении БАЗОВЫХ ПОТРЕБНОСТЕЙ. Конечно, никто не может прожить без еды и питья, без защиты от стужи и зноя. Все стремятся к безопасному окружению (даже если это собственное гнездышко, нора или квартира). Сексуальные потребности (что уж греха таить) тоже требуют сволго удовлетворения. Тут уж, как говорится, против природы не попрешь. Однако, как подметил Шопенгауэр, "свои потребности, удовлетворение которых первоначально немногим труднее, чем удовлетворение потребностей животного, человек усиливает преднамеренно, чтобы возвысить наслаждение; отсюда роскошь, лакомства, табак, опиум, крепкие напитки, пышность и все, что сюда относится“.

Приведенное высказывание Шопенгауэра свидетельствует о том, что не только удовлетворение потребности, но и способ удовлетворения потребности имеет для человека решающее значение. Конечно, ни для кого не секрет, что чем вычурнее и изысканнее способ удовлетворения потребности, тем более он затратен. То есть, для того, чтобы предаваться определенным изыскам (которые очень легко входят в привычку – теша еше ко всему и САМОЛЮБИЕ и ГОРДЫНЮ человека, выделяя его на фоне других, “не дотягивающих” до него).

Итак, привычка “потреблять лучше” (еда, машины, одежда, квартиры, сексуальные партнеры) требует дополнительных средств и возможностей. Как известно, пределов совершенству нет – и “лучшее” потребление здесь также не исключение. Тут еше и азартная погоня за другими играет свою роль. Склонность поддерживать и развивать подобные привычки толкает человека к расширению своих возможноистей – сюда относятся наряду с деньгамки также и связи, и власть.

Иными словами, подобные привычки заставляют человека ИМЕТЬ все больше (а для этого приходится порой и отнимать чужое, и защишать свое). Да и сами привычки – это не что иное, как то, что человек ИМЕЕТ. Это такая же его собственность и он будет бороться не на живот, а на смерть, чтобы сохранить свое привычное хотя бы на имеющемся уровне.

СТЕРЕОТИПЫ ПОВЕДЕНИЯ И ОЖИДАНИЯ

Познанные и опробованные способы удовлетворения ПОТРЕБНОСТЕЙ (а также способы реагирования на какие-либо внешние воздействия) не только вызывают в человеке определенный эмоциональный фон, связанный как с результатом, так и с процессом его достижения, но и способствуют формированию стереотипов поведения - то есть привычных способов удовлетворения данной потебности.

В результате использования каждого из способов поведения человек испытал ту или иную эмоциональную реакцию (в экспериментальной психологии или в дрессировке она носит название "подкрепления" - подкрепления того поведения, которое ей предшествовало и которое экспериментатор или дрессировщик хочет закрепить). При формировании стереотипов поведения эти эмоциональные реакции будут также сохраняться в памяти человека, формируя ОЖИДАНИЯ, то есть возможность повторения таких реакций (а также их качество и количество) при повторении данного поведения в подобной ситуации.

Ожидаемые позитивные эмоции (подкрепление) имеют различную ЦЕННОСТЬ для человека. Кроме того, вероятность подкрепления также не в каждом конретном случае стопроцентна. Однако если человек в своих ожиданиях считает, что "подкрепление" возможно, то он выберет такой способ поведения, который в прошлом приносил более ценные подкрепления. То есть человек будет заинтересован в том, чтобы получить желаемое подкрепление.

Именно поэтому стереотипы поведения, согласно Джулиану Роттеру, неравноценны (имеют разный потенциал - разную вероятность и возможность реализации). Даже если раньше каждый из них был успешен, в той или иной ситуации они могут проявиться с различной степенью вероятности, поскольку человек имеет склонность к выбору такого поведения, которое наиболее полно соответствует его ожиданиям в данной конкретной ситуации.

Джулиан Роттер считает, что на основе сочетания этих критериев (ожидания и ценности подкрепления) можно прогнозировать в той или иной мере человеческое поведение в каждой конкретной ситуации. Хотя каждая ситуация индивидуальна и неповторима, в ней встречаются накопленные или выработанные в прошлом опыте ожидания и ценности подкрепления. Роттер утверждает, что чем выше ожидания и ценность подкрепления, связанных в определенной ситуации с некоторым (выработанным в прошлом) стереотипом поведения, тем выше вероятность того, что именно этот стереотип поведения будет выбран.

Однако человек, опираясь на свои ценности, склонности и интересы, в состоянии активно выбирать такие способы поведения, которые повышают возможность того, что он испытает положительные эмоции. Повторение и закрепление такого эффекта будет способствовать повышению уровня позитивных ожиданий и - как следствие - развитию ИНТЕРЕСА в отношении становящихся для человека все более ценными способов поведения по реализации той или иной потребности.

Важно при этом еще одно обстоятельство. В процессе социального научения (часто еще в глубоком детстве) человеку прививают мысль, что стыдно (а может быть и наказуемо)  получать поощрения за свое поведение (в частности, в форме переживаемого удовольствия или наслаждения от самого процесса или результата своего действия). Это существенно снижает заинтересованность (а следовательно и эмоциональную вовлеченность, и концентрацию внимания) человека в достижении тех или иных целей. А негативные ожидания (ожидания наказания и неприятностей) будут тормозить инициативу и душить творческий подход к данной деятельности.


***


Казалось бы, поведение человека детерминировано (предопределено) ожиданиями и стереотипами, которыми он буквально обрастает в течение жизни. Однако СВОБОДЫ человека никто не отменял. Осознавая свои потребности, самостоятельно определяя достижимые цели (исходя из РЕАЛЬНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ конкретной ситуации в ФОКУСЕ СВОЕГО БЫТИЯ), выбирая наиболее оптимальные (в том числе наиболее ценные с точки зрения эмоциональной значимости) способы поведения, человек в состоянии расширять сферу своих ИНТЕРЕСОВ и свою эффективность в удовлетворении потребностей в долгосрочном плане.