quote Чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности,
человек должен его рассматривать в определенном аспекте: чем я был? –
что я сделал? – чем я стал?
С.Л. Рубинштейн

Тщеславие как иррациональность и некритичность


Надменная поза и соответствующее выражение лица отражают гордыню женщины, изображенной на картине Фрэнка Кадогана Каупера. Прикрытые глаза гворят о важной особенности тщеславия: оно не хочет видеть правды. Поговорим об этом…

Карен Хорни подчеркивает, что гордец считает, что он „имеет право“ на „букет из достоинств, которыми обладают все, кого он знает лично или, допустим, видел в кино“. Этому стремлению посвящает гордец порой всю свою жизнь. „Быть другим“ – это стремление гордеца. Но это одновременно завуалированное стремление "не быть самим собой" – тем ПОДЛИННЫМ Я, которым человек, по сути является. В своем воображении тщеславный человек обладает „всеми желаемыми и часто несовместимыми друг с другом совершенствами“.

Но чаще гордость привязана не к воображению, а ко всем сознательным процессам – интеллекту, рассудку, силе воли, пишет Хорни: „бесконечное могущество, которое человек приписывает себе – это, в конечном счете, могущество его разума… Непрерывная работа интеллекта и воображения, в основном бессознательная, идет ради поддержания личноцтью вымышленного мира, теми путями, которыми можно заставить вещи казаться не такими, какие они есть“. Таким образом, гордец не умеет видеть реальность непосредственно, он видит ее только в зеркале своих мыслей о мире и себе.

Карл-Густав Юнг также считает, что гордыню нельзя считать „сознательным самопревознесением“:

„Как правило, мы вообще напрямую не осознаем этого состояния, но можем лишь судить о нем по косвенным признакам. В число последних входит реакция нашего непосредственного окружения. Гордыня закрепляет шоры у нас на глазах. Явным симптомом служит здесь растущее нежелание обращать внимание на реакции окружения и считаться с этими реакциями“.

Эрих Фромм предупреждает, что опаснейшим свойством гордыни и тщеславия является потеря рационального суждения. Предмет интереса тщеславного человека рассматривается им как ценный (хороший, красивый, умный и т. д.), но не на основании объективной оценки, а благодаря тому, что речь идет о собственной персоне или о том, что ей принадлежит. Такая оценка есть предубеждение, она необъективна, подчеркивает Фромм: „Так человек приходит к колоссальному искажению вещей. Он сам и все, что ему принадлежит, переоценивается. Все, что находится вне его самого, недооценивается. Внешний мир (Не-Я) - неполноценен, опасен и аморален“.

Подобное ориентирование в мире мешает гордецу видеть действительность такой, какова она есть, то есть объективно. Другими словами, оно означает ограничение способностей разума, считает Фромм. Такой человек не способен переживать действительность во всей ее полноте, ему свойственно отсутствие подлинного интереса к внешнему миру.

Другой стороной нереалистичного восприятия действительности является нереалистичное и некритичное восприятие самого себя и своих собственных черт и свойств. Тщеславного человека можно узнать по очень чувствительной реакции на любую критику. Эта чувствительность может выражаться в том, что он не только оспаривает обоснованность критики, но и реагирует на нее гневно или депрессивно, отмечает Эрих Фромм.

В основе тщеславия (стремления к совершенству и превосходству) лежат неосознанные и нереалистичные требования к себе и жизни, считает Карен Хорни:

во-первых, – быть исключением (тщеславному человеку свойственно непризнание естественных ограничений, которые принимаются другими );
во-вторых, – быть предметом особой заботы провидения (человек – часто неосознанно - требует от судьбы и от других людей особой СПРАВЕДЛИВОСТИ по отношению к самому себе, понимая под справедливостью нечто совсем другое, чем справедливость на самом деле является).

Карен Хорни подчеркивает, что все требования гордеца нереалистичны. Она называет два основных аспекта нереалистичности требований, поскольку человек:

• заявляет о правах, которые существуют только у него в голове
• обращает мало внимания (если вообще это делает) на выполнимость своих требований.

Это очевидно в откровенно фантастичных „требованиях“ быть освобожденным от болезней, старости и смерти (см. ЗАЩИТЫ ОТ ТРЕВОГИ СМЕРТИ). Но это точно так же верно и для прочих требований.

МОДУС БЫТИЯ требует от человека постоянной готовности к изменениям. Тщеслабный же человек, проживающий в модусе обладания, считает себя вправе быть выше необходимости изменений. Он бессознательно отказывается видеть, что ему нужно изменить собственные установки и позиции в отношение себя и своего мира.

Неспособный встать лицом к хрупкости своей жизни, человек взращивает требование своей неприкосновенности, неуязвимости, требование быть „помазанником Божиим“.

Тщеславному человеку свойственны ожидания, что все должно прийти к нему без всяких усилий - вплоть до того, что ему "не надо" даже высказывать своего требования. Ему всегда должна сопутствовать удача, а жизнь должна быть легкой и без страданий.

Гордецы могут в душе отрицать, что с ними может случиться что-то плохое. В этом случае они склонны к безрассудным поступкам, живут так, словно никогда не состарятся и не умрут.

Если с гордецом случается неприятность, она становится для него бедствием, приводит его в панику. Однако он бессознательно отказывается видеть, что ему нужно изменить собственные установки, если он хочет стать независимым или менее уязвимым.

Карен Хорни подчеркивает, что все влечения к совершенству и превосходству „включают тягу к знаниям, мудрости, добродетели или силе, причем большим, чем те, которыми может обладать человек; цель здесь – абсолютное, неограниченное, бесконечное“. В силу принципиальной недосягаемости таких целей в реальной жизни, тшеславный человек погружается в наслаждение своими воображаемыми победами и достижениями. Если мысли и чувства человека сосредоточены в основном на созерцании вожделенных и уже как ба достигнутых целей, то он теряет чувство конкретного, ощущение «здесь и сейчас». В погоне за совершенством слабеют задержки воображения, которые призваны не позволить человеку оторваться от реальности, уйдя в мир ФАНТАЗИЙ.

Еще одна важная харктеристика гордеца, считет Хорни, состоит в его ожиданиях, „что к нему все должно прийти без всяких усилий“ (см. ЛЕНЬ В ФАНТАЗИЯХ И СКАЗКАХ).