quote Чтобы понять путь своего развития в его подлинной человеческой сущности,
человек должен его рассматривать в определенном аспекте: чем я был? –
что я сделал? – чем я стал?
С.Л. Рубинштейн

Стыд

Стыд, возникающий при фрустрации гордыни происходит от падения масок и фасадов, на которых начертаны названия совершенств, угодных человеческой гордыне. И человек стыдится, по сути, не того, что его достоинства оказались не на высоте, а того, что его ложь относительно как бы имеющихся у него достоинств оказалась раскрытой.

Гордец стыдится раскрытия правды о своей подлинной сущности, которая становится (реально, или лишь по его мнению) всем видна. Он стыдится своей подлинной сущости, проглядывающей из-под обрывков декораций – из-под мнимых достоинств, сфабрикованных его гордыней.

Переживание стыда зависит от неудачи в реализации тех качеств, которыми человек хотел бы непременно обладать. А это желание есть результат стремления человека равняться на других, с кем бы он хотел себя идентифицировать и которые служат ему неким ИДЕАЛОМ.

Именно стремление человека к идеалу делает человека столь податливым требованиям своей гордыни и столь презрительным к проявлениям своего ПОДЛИННОГО Я, своей подлинной сущности. Стремясь к идеалу, человек ставит себе цели, которых он и пытается достичь своими ВОЛЕВЫМИ усилиями. Однако требования гордыни способны больше ставить амбициозные цели, чем помогать человеку в их достижении. Более того, гордыня будет жестоко уязвлена, если эти цели не будут достигнуты.

Джон Ролз утверждает, что „именно наш ЖИЗНЕННЫЙ ПЛАН определяет, чего именно мы стыдимся, и поэтому чувство стыда соотносится с нашими устремлениями, с тем, что мы пытаемся делать и с кем мы хотели бы ассоциироваться. При наличии жизненного плана мы склонны стыдиться тех наших недостатков и жизненных неудач, которые указывают на отсутствие или потерю совершенств, существенных для исполнения наших более важных общественных целей“.

Люди, лишенные гордыни, принимают свою подлинную сущность как данность и не будут из кожи вон лезть, чтобы достичь недосягаемое. Так, „люди, не обладающие музыкальными способностями, не стремятся стать музыкантами и не испытывают стыда от своего недостатка“, пишет Ролз. Но если гордыня человека „делает“ его великим музыкантом на пике его жизненного плана, то крушение этих амбиций (по сути, ФАНТАЗИЙ, иллюзий) при их столкновении с реальными способностями человека (или с обстоятельствами его жизни) приводит к фрустрации гордыни и возникновению мучительного стыда.

***

МОРАЛЬНЫЕ ЧУВСТВА – такие, как ВИНА и стыд - являются аспектом наших отношений с другими людьми, пишет Джон Ролз, и каждое из них есть результат принятия человеком ПРИНЦИПОВ СПРАВЕДЛИВОСТИ. Важно различать источник и направленность каждого из этих чувств:

„В одном случае (ВИНА) мы концентрируемся на нарушениях справедливых требований других и на причиненном им ущербе, а также на их вероятном чувстве негодования или возмущения, если они обнаружат наши деяния.

В другом случае (СТЫД) мы страдаем от потери самоуважения и от неспособности выполнения целей: мы чувствуем умаление нашего „я" из-за опасения, что другие могут проявить к нам меньшее уважение, и из-за разочарования в себе в виду неспособности жить по нашим собственным ИДЕАЛАМ“.

Джон Ролз приводит в пример человека, который обманывает или поддается трусости, а затем чувствует и вину, и стыд:

„Он чувствует ВИНУ, так как действовал вопреки своему чувству правильности и СПРАВЕДЛИВОСТИ. Неправомерно преследуя свои интересы, он нарушил права других, и его чувство вины будет более интенсивным, если он связан дружбой и общественными узами с ущемленными сторонами.

Он также испытывает СТЫД, потому что его поведение показывает, что он не смог достичь блага самообладания, и оказался недостойным своих партнеров, от которых он зависим в утверждении чувства своего собственного достоинства. Он опасается, что они могут отвергнуть его, отнестись к нему с презрением, выставить объектом насмешек. В его поведении проявился недостаток моральных совершенств, которые он ценит и к которым стремится“.

 

ПРИМЕРЫ СИТУАЦИЙ, ВЫЗЫВАЮЩИХ ЧУВСТВО СТЫДА


Человек может испытывать стыд, если ему приходится обращаться за помощью к другому. Это отражает наличие у него гордыни, которая заставляет человека видеть себя чуть ли не всемогущим и всезнающим. Помошь со стороны другого человека разрушает эту иллюзию вдребезги.

Это – как и другие подобные обстоятельства – указывают на опасение, что правда об „истинной сущности“ человека выйдет наружу. При этом гордецу не важно, узнают ли эту ПРАВДУ другие или нет. Даже от одного того, что он сам видит эту правду, ему будет мучительно стыдно.

Можно с уверенностью утверждать, что чувство стыда будет возникать всегда, когда в той или иной мере будут воплощаться ИРРАЦИОНАЛьНЫЕ СТРАХИ, присущие тревоге уязвленной гордыни - или если гордецу будет казаться, что эти страхи стали реальностью.


ЧУВСТВО СТЫДА ЗА ДРУГОГО

Такая ситуация может иметь место, если человек переживает свой собственный позор в ситуации другого (который, - надо это подчеркнуть - может сам и не испытывать никакого стыда в данной ситуации, в которой он оказался).

Человек, можно сказать, проецирует на свое воображаемое будущее эту позорную (реально, или - нередко - лишь по его собственному мнению позорную) ситуацию, в которой оказался другой. Человек как бы "примеряет на себя" это неприятное и "позорное" будущее. Мы имеем здесь дело с проявлением ТРЕВОГИ ОЖИДАНИЯ.

Другой причиной стыда за другого может быть собственный стыд, если другой воспринимается человеком продолжением его самого. Это имеет место, когда другой является предметом гордости человека, продолжением его самого (как это бывает в симбиотических ОТНОШЕНИЯХ, когда другой является лишь инструментом или функцией). Или же это случается, если человек тешит свою гордыню, примазываясь к СЛАВЕ другого. В последнем случае нередко к стыду премешивается чувство досады или даже ненаивсти к другому за то, что он "не оправдал" ожидания гордеца.