quote Фрагментарность жизни не умаляет ее смысла. Из длительности сроков
жизни мы никогда не сможем вывести меру ее осмысленности…
Мы должны основываться в оценке любой биографии
на богатстве ее содержания
Виктор Франкл

Проявления ненависти к себе

Ниже я приведы предложенные Карен Хорни проявления ненависти к себе (из книги НЕВРОЗ И ЛИЧНОСТНЫЙ РОСТ. БОРЬБА ЗА САМООСУЩЕСТВЛЕНИЕ. Перевод Е.И.Замфир. K.Horney. Neurosis and Human Growth: The Struggle Toward Self-Realization. N.Y.: W.W.Norton & Co, 1950. СПб.: Восточно-Европейский институт психоанализа и БСК, 1997):


БЕЗЖАЛОСТНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ К СЕБЕ

"Надо" разрушительны по самой своей природе. Они надевают на человека смирительную рубашку и лишают внутренней свободы. Даже если он умудряется достичь совершенства манер, это происходит только за счет его непосредственности и подлинности его чувств и верований. Цель НАДО, как и цель любой политической тирании, – в истреблении индивидуальности. Они требуют беспрекословного подчинения, которое человек даже и не считал бы подчинением.

Разрушительный характер многих НАДО ясен уже из их содержания (например, три НАДО, которые действуют в условиях болезненной зависимости и в этом контексте получают дальнейшее развитие: "Я ДОЛЖЕН быть достаточно великодушен, чтобы ни на что не возражать"; "Мне НАДО заставить ее любить меня"; "Я ДОЛЖЕН пожертвовать абсолютно всем ради "ЛЮБВИ"!"). Человек может взваливать на себя задачи, губительные для всего его существования. Ненависть к себе может обрушиться на нас за нарушение НАДО. Требования (НАДО) способствуют росту самоотчуждения, во-первых, вынуждая человека к фальсификации непосредственных чувств и убеждений, и, во-вторых, порождая всепроникающую бессознательную нечестность.


БЕСПОЩАДНЫЕ САМООБВИНЕНИЯ

Если нам не удается достичь абсолютного бесстрашия, щедрости, самообладания, силы воли и т.п. наша гордость произносит приговор: "виновен". Весь эффект от самонаблюдения сводится к тому, что человек чувствует себя "ВИНОВАТЫМ" или НЕПОЛНОЦЕННЫМ, и в результате его заниженная САМООЦЕНКА еще более занижается и затрудняет ему попытку постоять за себя в следующий раз. Самообвинения в мошенничестве и обмане (страх, который возникает у него в ответ на самообвинения – страх быть уличенным: если бы люди знали его лучше, они бы увидели, какая он дрянь).

Другие самообвинения ударяют не столько по существующим затруднениям, сколько по мотивации что-либо сделать (например, за неискренность намерений, за скытые намерения). Самообвинения могут быть сосредоточены на внешних неблагоприятных условиях, неподконтрольных данной личности. Эти внешние факторы не должны быть неподконтрольными. Следовательно, все, что идет не так, бросает на него тень и разоблачает его позорные ограничения. Если он выносит самообвинения вовне, то уверен, что все окружающие приписывают всем его поступкам нехорошие мотивы. Это чувство, как мы уже упоминали, может быть настолько реальным для него, что он негодует на окружающих за несправедливость.

Тщетность самообвинений, их всего лишь обличающий характер - потому что он выстраивает ее в духе ненависти к себе. Человек может обвинять себя за действия или установки, которые при внимательном рассмотрении кажутся безвредными, законными и даже желательными (тот, кто гордится своим аскетизмом, обвинит себя в "обжорстве"; тот, кто гордится смирением, заклеймит уверенность в себе как эгоизм). Самое важное в этом виде самообвинений то, что они часто относятся к борьбе против проявлений подлинного я. Необходимость обороняться против любых самообвинений препятствует развитию способности к конструктивной самокритике и тем самым снижает вероятность, что мы научимся чему-нибудь на ошибках.

СОВЕСТЬ неусыпно охраняет главные интересы нашего ПОДЛИННОГО Я (она представляет по Фромму "призыв человека к самому себе"; это реакция истинного я на должное или недолжное функционирование личности в целом). Самообвинения же исходят из гордости и выражают недовольство возгордившегося я тем, что личность не соответствует его требованиям. Они не служат истинному я, а направлены против него, на то, чтобы его раздавить.



ПРЕЗРЕНИЕ К СЕБЕ

Это общее название для разнообразных путей подрыва самоуважения, уверенности в себе, куда входят самоумаление, пренебрежение к себе, сомнение в себе, недоверие к себе, высмеивание себя. Недоверие к себе часто прославляется другими людьми как "скромность" и ощущается таковой самим человеком.

Человек слишком мало ценит свое время, проделанную или предстоящую работу, свои желания, мнения, убеждения, утратил способность относиться серьезно к любому своему делу, слову или чувству; циничное отношение к себе (может распространиться на мир вообще). Более откровенно презрение к себе проявляется в приниженном, раболепном или извиняющемся поведении.

Четыре следствия презрения к себе:

Первое – навязчивая потребность определенного невротического типа сравнивать себя с каждым встречным, и всегда не в свою пользу (невротическая гордость также требует: тебе НАДО превзойти всех и во всем.).

Второе – уязвимость в человеческих взаимоотношениях. Презрение к себе делает невротика сверхчувствительным к критике и отвержению. Неспособный принять себя таким, каков он есть, он не может поверить, что другие, зная его со всеми его недостатками, могут принять его дружески или уважительно; может доходить до непоколебимой уверенности, что другие просто презирают его; может дойти до неспособности принимать за чистую монету любые добрые чувства к нему других людей; принимает за реальность свою идею о том, что другие смотрят на него сверху вниз (невротик бессознательно заинтересован относиться к другим, как к своим оскорбителям; хотя считать, что его отвергают и пренебрегают им, болезненно, но все же менее болезненно, чем взглянуть в лицо собственному презрению к себе. Это долгий и трудный урок для любого человека – усвоить, что другие не могут ни отнять наше самоуважение, ни подарить нам его).

Если человек реагирует мстительностью на то, что показалось ему неуважением, в картине преобладает раненая гордость; если в результате той же провокации он становится жалким и пытается снискать расположение – это наиболее ясное проявление презрения к себе.

Третье - человек часто "проглатывает оскорбления" (может даже не понимать вопиющего издевательства над собой, будь то унижение или эксплуатация; склонен сгладить или оправдать поведение обидчика. Это случается только в определенных условиях, например, при болезненной зависимости, и представляет собой исход сложной внутренней расстановки сил - беззащитность, происходящая из убеждения человека, что он не заслуживает лучшего обращения).

Четвертое – это потребность облегчить или уравновесить презрение к себе вниманием, уважением, признанием, восхищением или любовью других. Поиск такого внимания компульсивен, потому что на него толкает потребность не быть отданным на милость презрения к себе. Его питает, кроме того, потребность в торжестве, и он может доходить до всепоглощающей жизненной цели. Его результат – тотальная зависимость от других в своей самооценке: она поднимается и падает вместе с расположением других к нему.

Пока его презренный образ себя реален для него, его я кажется ему достойным лишь пренебрежения. Пренебрежение к своему уму, в результате которого человек чувствует себя глупым, соответствует гордости всемогуществом своего разума. Человек не заинтересован в том, чтобы освободить себе доступ к собственному уму; его интересуют абсолютные возможности "образцового ума".

Гордость и презрение к себе действуют совместно, порождая ЗАПРЕТЫ и ИРРАЦИОНАЛьНЫЕ СТРАХИ. И запреты, и страхи – итог дилеммы, а ее суть – потребность в широком признании с одной стороны, и активное пренебрежение собой (или самоуничижение) – с другой.


ПРИВЫЧКА ФРУСТРИРОВАТЬ СЕБЯ

Гордецу свойственна активная фрустрация самого себя, совершаемая по велению ненависти. Тиранией НАДО он лишает себя свободы выбора. Самообвинениями и презрением к себе отбирает у себя самоуважение. Табу на радость могут быть скрыты за фасадом "сознательности", социальной ответственности: " Пока люди умирают с голоду, я не могу тратиться на всякие яства...". Часто простой вопрос проясняет ситуацию и убирает фальшивый нимб: отправил бы он посылку нуждающимся на те деньги, которые не потратил на себя? Определенный тип может радоваться чему-либо, только деля это с другими. Другие могут быть скупы на траты для себя, но щедро тратятся на вещи, нужные для престижа (много жертвуют на благотворительность, устраивают вечера, покупают антиквариат) - как будто ими управляет закон, повелевающий рабски прислуживать славе, но запрещающий все, что "только" увеличивает их удобства, счастье, духовный рост. Наказание за нарушение табу – тревога или ее эквиваленты. НЕЛЬЗЯ, налагаемые на радость - это сокрушение надежд и устремлений.

Слово "никогда" со всей его грозной окончательностью. Когда сокрушение надежд распространяется на все сферы жизни, возникает чувство мрачной обреченности. Дантовом ад: "Оставь надежду, всяк сюда входящий" (например, пациент, который отказался от всего существенного в жизни, впадает в жестокую панику и находится на грани самоубийства каждый раз, когда осознает в себе ценное качество). Если бессознательная решимость задержать свое развитие укоренена глубоко, пациент может отвергать любые заверения, делая саркастические замечания.

Табу на любое свое устремление: не только на возвышенные фантазии, а на любое стремление, подразумевающее, что человек обратится к собственным ресурсам или станет лучше и сильнее. Здесь стирается граница, лежащая между фрустрацией себя самого и пренебрежением к себе. "Кто ты такой, чтобы хотеть играть, петь, иметь жену? Ты никогда ничего не будешь из себя представлять".Фрустрацию самого себя можно увидеть в экстернализованном виде (если бы не его жена, начальство, безденежье…, он был бы счастливейшим человеком на земле).


ПРИЧИНЕНИЕ СЕБЕ МУЧЕНИЙ

Терзание себя – тоже побочный продукт ненависти к себе, отчасти неизбежный. Пытается ли человек подхлестнуть себя к достижению невозможного совершенства, швыряет ли себе обвинения, пренебрегает ли собой или фрустрирует себя, он всем этим мучает себя.

СОМНЕНИЯ в себе могут быть результатом внутренних конфликтов и проявляться в бесконечных и бесплодных внутренних диалогах, в которых человек пытается защититься от собственных обвинений; они могут быть выражением ненависти к себе, чья цель – подорвать почву под ногами человека; они могут быть самым главным мучением.

Промедление (могут быть ответственны общая инертность или всесторонняя неспособность на чем-то остановиться, выбрать свою позицию). Когда из-за своих отсрочек он действительно попадает в неприятную или угрожающую ситуацию, то иногда говорит себе с явным торжеством: "Так тебе и надо" (скорее это радость постороннего, наблюдающего).

В случаях ипохондрии можно выделить один фактор, запускающий механизм мучения самого себя: ипохондрики считают, что у них должно быть абсолютное здоровье, уравновешенность и бесстрашие; малейший знак противоположного делает их беспощадными к себе.

Садистские фантазии и импульсы могут происходить из садистских импульсов, направленных против себя (экстернализация влечения мучить себя). У других пациентов страх перед мучениями возникает, когда возрастает ненависть к себе, и представляет собой реакцию на пассивное вынесение вовне влечения мучить себя.

Склонность к мазохизму: в первом случае человек испытывает мстительное наслаждение, мучая себя; во втором – он отождествляет себя с презренным я и может только так достичь полового удовлетворения. Фактически он всегда и мучитель и жертва, и получает удовольствие, как унижаясь, так и унижая. Намерение мучить себя - спросить себя, не возросла ли в этот момент ненависть к себе, и почему это могло случиться.


НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ САМОРАЗРУШИТЕЛЬНЫЕ ИМПУЛЬСЫ И ДЕЙСТВИЯ

Они могут принимать форму обострений или быть хроническими, открыто насильственными или медленно подтачивающими, сознательными или бессознательными, могут осуществляться или оставаться воображаемыми. Они могут касаться главных или второстепенных вопросов. Их конечная цель – физическое, психическое и духовное саморазрушение.