quote Тревога представляет реалии свободы как сочетание потенциальных
возможностей до того, как эта свобода будет материализована
Серен Кьеркегор

"Классические" защиты фрустрированной гордости

“КЛАССИЧЕСКИЕ” ФОРМЫ ЗАЩИТЫ

Гордецу неизбежно становятся необходимыми все доступные средства ОТРИЦАНИЯ своих "неудач" перед самим собой, пишет Карен Хорни: „он должен бессознательно блефовать; ему нельзя никогда ни при каких условиях осознавать, что, по сравнению с его возвышенным я, он – лишь колосс на глиняных ногах“. 

В ход идет все, что может помочь ОБМАНУТЬ и себя, и других: сила воображения, высвечивание своих "хороших" качеств или пускание пыли в глаза „совершенством манер“, обесценивание других, вынесение вовне (ПРОЕКЦИИ), игнорирование РЕАЛЬНОСТИ или "забывание" того непроятного, что с человеком произошло.

По словам Хорни, забывая то, чем ему не приходится гордиться, приукрашивая неблаговидное или обвиняя кого-то другого, гордец хочет сохранить лицо, не признаваясь ни себе, ни другим в собственных ошибках. У всех этих механизмов Хорни видит общую тенденцию – отказ человека принять на себя ОТВЕТСТВЕННОСТЬ за то, что с ним происходит и за то, что он делает:

„Сказать что-то, что потом кажется нам глупостью – неуместным, бестактным, высокомерным, заискивающим, – и забыть сказанное, отрицать его или утверждать, что имели в виду совсем не это. Такое отрицание сродни искажению происшедшего – уменьшению нашей доли участия, опусканию определенных обстоятельств, преувеличению других, истолкованию в свою пользу – и в конце концов мы отмыты добела, и наша гордость невредима. Неприятное происшествие можно оставить в памяти, но отряхнуть с него грязь извинениями и оправданиями (или обвинениями кого-то другого)“.

Такие КЛАССИЧЕСКИЕ ЗАЩИТЫ как ВЫТЕСНЕНИЕ или ОТРИЦАНИЕ, применяемые при фрустрации гордыни, являются причиной того, что гордец, по словам Керен Хорни, „чувствует покой и довольство, потому что примирился с собой, несмотря на то, что ни одна из его внешних трудностей не отпала“.

Согласно Хорни, именно внутренние предписания (тирания "НАДО"), которые „включают все, что человеку НАДО делать, чувствовать, знать, кем ему НАДО быть, а также все его табу - как и что ему НЕЛЬЗЯ делать“,  ответсвенны во многом за отрицание или вытеснение очевидного и – как следствие – искаженное восприятие РЕАЛЬНОСТИ и существенное нарушение интеллектуальной обработки актуальной информации и о себе самом, и о мире.

Важным путем восстановления гордости, считает Карен Хорни, является „потеря ИНТЕРЕСА к ситуации в целом или к людям, как-то ранившим эту гордость“. Конечно, речь может идти не о потере интереса, как такового, а лишь о РАЦИОНАЛИЗАЦИИ того, что что-то уже не интересно. Так лиса вела себя в басне “Лиса и Виноград” – убеждая себя в том, что недоступный ей спелый и вкусный виноград зелен и кисл.

Ниже я приведу описанные Карен Хорни важные ошибки, которые делает сознание гордеца, подчиняясь требованиям гордыни:

Пренебрежение выполнимостью, которое пронизывает все стремление к воплощению идеального я в действительность. Многие из этих требований к себе таковы, что их не мог бы выполнить ни один человек. Они просто фантастичны, хотя сам индивид и не отдает себе в том отчета. И все-таки он не может не признать их у себя, когда его ожидания попадают в полосу ясного света критического мышления.

Другие требования к себе могут и не быть фантастичными по сути, но показывают полное пренебрежение к условиям, при которых они могли бы быть выполнены.

Внутренние предписания (НАДО и НЕЛЬЗЯ), в точности как политический произвол в полицейском государстве, действуют с совершенным пренебрежением к внутрипсихическому состоянию человека“.

Поскольку все НАДО есть результат погони гордеца за СЛАВОЙ, а их функция – переделать человека в его собственный ИДЕАЛ, „предпосылка их действия такова: для меня нет и не должно быть ничего невозможного“, отмечает Карен Хорни, - „а если так, то вполне логично, что существующие условия не нуждаются в проверке“.

Другая важная защита – это ПРОЕКЦИЯ (вынесение вовне). Она особенно эффективна в случае НЕНАВИСТИ к себе. Поскольку ненависть гордеца к самому себе так мучительна, человек предпринимаез бессознательные попытки избежать осознавания этой ненависти, отмечает Карен Хорни, подчеркивая, что для человека жизненно важно - не сознавать ее влияния. В этом – „главная причина того, что основная часть процесса обычно выносится вовне, то есть переживается как происходящее не внутри самого индивида, а между ним и внешним миром“.

Карен Хорни различает две формы вынесения ненависти вовне:

• активное – это попытка развернуть ненависть наружу, направив еена жизнь, судьбу, общественные институты или на людей; он ненавидит и презирает в других все, что подавляет и ненавидит в самом себе: их непосредственность, способность радоваться жизни, их склонность упрашивать, их уступчивость, то есть – "притворство", "глупость"; он навязывает другим свои нормы и карает их, когда они в них не укладываются.

• пассивное – ненависть продолжает быть направленной на самого человека, но переживается как идущая извне. В этом случае человек начинает ненавидеть свое окружение как источник угрозы своей ГОРДЫНЕ, своей ИДЕНТИЧНОСТИ...

Проекции – „это довольно радикальное средство разгрузить внутреннюю систему от напряжений, и его неизменная цена – внутреннее обеднение и растущие нарушения в межличностных ОТНОШЕНИЯХ“, подчеркивает Хорни.

 

СИСТЕМА ИЗБЕГАНИЙ

Карен Хорни указывает на то, что “гордость так уязвима и чувствительна, что требует мер защиты на будущее“. Гордец создает „искусную систему избеганий в надежде обойти будущие угрозы для его гордости; процесс этот касается и деятельности, и отношений с людьми, и может стать препятствием для реалистических стремлений и усилий“. 

В результате человек ограничивает себя в проявлении своих способностей, искусственно занижает планку своих устремлений. Его ОБРАЗ БУДУЩЕГО и его ЖИЗНЕННЫЙ ПЛАН становятся беднее. Вот как описывает такого человека Карен Хорни:

„Человек не начинает никакого серьезного дела, отвечающего его дарованиям, из страха, что ему не удастся дойти до самой сияющей вершины успеха. Он бежит от общества, чтобы не быть там неловким. Во многих смыслах он живет ниже своих возможностей. Со временем ему уже становится необходимо отходить от других все дальше и дальше, потому что он не может взглянуть в лицо тому факту, что он плетется в хвосте, избегает сравнений и вопросов о своей работе. Чтобы как-то выносить свою жизнь, ему необходимо тверже окопаться в своем вымышленном мире, в мире ФАНТАЗИИ.

Чаще избегания ограничены отдельными областями. Человека может пугать перспектива отсутствия из ряда вон выходящего успеха у противоположного пола. Женщина представляет собой угрозу, угрозу его гордости. Этот страх может быть достаточно силен, чтобы женщины перестали быть желанными для него, и он стал избегать гетеросексуальных отношений. Запрет такого происхождения – не единственный, отвечающий за поворот к гомосексуальности, но он вносит свой вклад в предпочтение людей своего пола.

Избегание может относиться к различным специфическим вещам. Наиболее вероятно, что в таких конкретных вещах человек осознает свое увиливание, но в более широких областях оно часто затуманено установкой "Я не могу" или "Мне все равно".

Во многих случаях избегания могут включать в себя наши желания (некоторые считают позорным поражением не получить желаемого). Само желание тогда становится слишком большим риском. Однако такая узда на желания означает резкое ограничение жизни“.

Хорни описывает два принципа, определяющих характер избегания:

Первый – безопасность через ограничение жизни. Безопаснее отказываться, уходить, отвергать, чем рисковать своей гордостью. Вероятно, ничто не демонстрирует столь впечатляющим образом, насколько сильна бывает гордость, чем готовность ограничить свою жизнь до убожества…

Второй принцип – безопаснее не пытаться, чем пытаться и потерпеть неудачу. Этот афоризм придает избеганию печать окончательности, потому что лишает человека даже шанса постепенно преодолеть свои трудности, каковы бы они ни были. Он сумеет найти оправдание. По крайней мере, он успокоит себя мыслью, что если бы попытался, то мог бы…“.

Все эти меры - только прикрытие, а не лекарство для гордости, указывает Хорни. Поэтому человек может „убегать“ в болезнь, делая ее своим алиби – оправданием отсутствия достижений, оправдания того, что человек отказывается от СТАНОВЛЕНИЯ САМИМ СОБОЙ.