quote Посредством рефлексии и всего, что сопряжено с нею, в человеке из тех же самых
элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается
такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести
к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также
к отчаянному самоубийству
Артур Шопенгауэр

Другие формы защиты уязвленной гордыни

СМЕЩЕНИЯ ПО ВРЕМЕННОЙ ОСИ

Человек с фрустрированной гордостью (или опасающийся ее фрустрации) может находить себе защиту, "соскальзывая" по ОСЯМ БЫТИЯ. Гордец может черпать силы в размышления о былом величии – даже не самого себя, а своих предков. Например, прадедушка был знаменитым актером или прапрабабушка была прислугой у самого императора. Человек может выдумывать себе подобных предков. Порой он даже сам начинает верить в свои ФАНТАЗИИ. В патологических случаях мы можем иметь дело с симптомами бреда величия.

Величие в прошлом может касаться и того, что играет роль в формировании ИДЕНТИЧНОСТИ человека. Например, люди, которых он считает своими ИДЕАЛАМИ, на кого он равняется И кому подражает. Или великое прошлое группы, к которой человек принадлежит. Это может быть партия, учреждение и целая страна. Мы видим немало примеров того, как люди черпают свою самооценку, укрепляют свою гордыню из ощущения принадлежности к этому (пусть и былому, но все еще для них актуальному) величию

Другой вариант – фантазии о великом будущем, о грядущей СЛАВЕ. По словам Карен Хорни, в таких фантазиях гордец сравнивает себя с другими: „он бесконечно лучше "их" и всегда будет лучше; он станет великим, и им будет стыдно; он им покажет, как они его не ценили и гадили ему; он живет ради "дня расплаты".


ГОРДЫНЯ И ФУНДАМЕНТАЛьНЫЕ РЕШЕННИЯ

О том, как гордеч защищается с помощью ОТНОШЕНИЙ и ИНТЕЛЛЕКТА, мы говорим в отдельных статьях. Здесь же мы остановимся кратко на том, как другие ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ РЕШЕННИЯ служат защите от ревоги ущемленной гордыни.

Для того, чтобы не чувствовать мучительных переживаний от фрустрации гордыни, человек старается всеми силами укреплять свою внутреннюй СУБСТАНЦИЮ, то есть ту самую гордыню, которая задает ему масштаб для САМООЦЕНКИ. Этим же целям служит и склонность гордецов к самооправданию.

Верная служба своим НАДО и НЕЛЬЗЯ ради торжества гордыни определяет кратко- и долгосрочные цели и, тем самым, влияет на ВОЛЕВУЮ сферу поведения гордеца. Он будет упорно стараться удовлетворить все требования своей гордыни, стараясь брать под свой КОНТРОЛЬ все что можно и нельзя контролировать. Неудача в последнем грозит неизменными разочарованиями и новыми ударами по гордыне.

На путях достижения таких „высоких“ целей гордец зачастую не останавливается ни перед чем. То, что человек себе позволяет (включая и средства, и цели), регулируется системой ЦЕННОСТЕЙ. Нередко эти ценности, стоя слишком далеко от ценностей общечеловеческих, служат оправданию поступков, лъющих воду на мельницу ЗЛА. Такие ценности я называю „ЦЕННОСТЯМИ ОТ ЛУКАВОГО“.

Человек делает своим СМЫСЛОМ достижение результатов, которые служат укреплению его гордыни. По сути, высшим смыслом для него является быть тем, кем хочет его сделатьего гордыня.

Запреты и требования (НАДО и НЕЛЬЗЯ) вкупе с системой ценностей становятся ядром нравственности гордеца, его навязанными самому себе, НОРМАМИ. Не стоит, наверное, много говорить о том, что эта нравственность не имеет ничего общего со здоровой МОРАЛЬЮ.