quote Воображение есть один из путей прорыва из этого мира в мир иной.
Вы вызываете в себе образ другого мира
Николай Бердяев

Слава

"Всего легче обмануть самого себя
и, надмеваясь пустой славой,
почитать себя чем-то, будучи ничем"
Святитель Григорий Богослов

Мы уже говорили выше о том, что ГОРДЫНЯ побуждает человека алкать превосходства и исключительности. Причем он стремится к тому, чтобы окружающие признали за ним это превосходство и исключительность. Карен Хорни назвала такое стремление ТЩЕТНЫМ СТРЕМЛЕНИЕМ К СЛАВЕ. Здесь же мы поговорим о реальном признании и славе.

Престиж, репутация, авторитет и УВАЖЕНИЕ являются формами признания на уровне некой группы, в которой человек работает или проводит свое время на досуге, занимаясь обшественной деятельностью и т.д.. В основном это признание исходит от людей, которых человек знает лично и с которыми он общается.

Слава же, предполагающая широкую популярность, известность, восхищение и особое внимание поднимает человека над его группой, вознося в заоблачные выси – так что дух захватывает. Миллионы своих почитателей знаменитость не знает и не может знать.

Для гордецов игра стоит свеч. В погоне за славой не ленивая фантазия движет человеком, а, как и всегда (чего бы гордец ни добивался), - стремление преодолеть чувство собственной неполноценности. Во имя этого гордец не жалеет сил, потом и кровью пробивает он себе дорогу к вожделенным вершинам славы.

Удача и определенный талант являются здесь необходимыми условиями. Хотя решющую роль играют связи и деньги. Продюсеры и спонсоры во имя своих доходов раскручивают карусель славы, вкладывая в будущую знаменитость порой сотни миллионов.

Гордецы, которым не удается завоевать собственную славу, могут делать предметом своей гордости приближенность к знаменитостям. Душу этим гордецам будет греть свет чужой славы, повышая их САМООЦЕНКУ.


***


Человеку свойственно стремиться к расширению внешних границ своего “Я”.  Он переходит, тем самым, из МОДУСА БЫТИЯ в МОДУС ОБЛАДАНИЯ, приобретая, создавая и накапливая различные материальные и нематериальные подпорки, которые призваны избавить человека от тревоги и страхов, с которыми неминуемо связано его существование. Слава - одна из таких вожделенных "подпорок".

Преходящесть всех этих уловок не принимается во внимание. Азарт погони за миражом затуманивает самые острые глаза, потому что одной из важнейших целей человека в этой погоне является – быть важным, нужным и любимым, быть знаменитым, быть лучше других. Это последнее, пожалуй, является главным для гордыни. Внешние атрибуты (признание и слава) способствуют поддержанию высокой САМООЦЕНКИ. Однако значение славы этим не ограничивается.

Рассмотрим ниже разные ее аспекты, имея в виду, что в лучах славы можно разглядеть и истинные НАМЕРЕНИЯ человека, ее добившегося, и самую его глубинную сущность. Ведь известность, по словам Карлейля, – "всего лишь свет от свечи, показывающий, каков человек".


Л.Е.Гринин, например, считает наиболее важными компонентами славы следующие:

"а) достоинство и заслуженность – с точки зрения данного общества или группы – целей, мотивов, действий и результатов (каждая эпоха и каждое общество в зависимости от своей социальной структуры, основных форм занятий, религии, морали и т. п. прославляет особые качества в человеке);

б) известность (даже заслуженный и отмеченный герой может не иметь нужного уровня славы; наиболее яркий пример – судьбы законспирированных разведчиков);

в) почет, уважение, престиж и другие нематериальные блага, которые прямо или косвенно вытекают из обладания славой для данной персоны;

г) материальные блага, которые являются наградой за славу или могут быть получены благодаря ей;

д) привлекательность прославленной персоны для других людей и желание быть с ней рядом".


***


СЛАВА И МОРАЛЬ

Начну со слов Иоанна Лествичника. "Есть слава от Господа, и есть слава, происходящая от дьявольского коварства... Явно познаешь первую, когда будешь взирать на славу, как на вредное для тебя, когда всячески будешь от нее отвращаться... Вторую же можешь узнать тогда, когда и малое что-либо делаешь для того, чтобы видели тебя люди".

Современная культура поддерживает миф о том, что знаменитостям все прощается. То есть слава становится синонимом вседозволенности, что, безусловно, подпитывает гордыню и придает гордецу сил и смелости, чтобы добиваться признания любой ценой.

Путь к славе нередко идет через предательства, обиды и боль, которые гордец наносит другим. Он не задумывается над этим, поскольку ему "дозволено все" (ведь на пути к славе он представляет себя в своих ФАНТАЗИЯХ уже заслужившим эту славу). Погоня за славой, таким образом, неизменно сопровождается снижением моральной планки. Гордец нарушает ПРИНЦИПЫ СПРАВЕДЛИВОСТИ и (НАМЕРЕННО или походя) творит ЗЛО.

Добившись известности и денег, гордецы нередко погрязают в пороках. Ведь, с одной стороны, с большими деньгами это "легче" осуществимо, с другой - пороки, о которых трубят газеты или телевизор, добавляют славы. Ведь «иные недостатки, если ими умело пользоваться, сверкают ярче любых достоинств», - пишет Ларошфуко. И получается, что Иоанн Лествичник прав, утверждая, что "гордый подобен яблоку, снаружи блестящему красотою, а внутри сгнившему".

Но есть еще очень важная причина порочности знаменитых гордецов. Это возможность показать и другим, и самому себе собственную исключительность и вседозволенность, что способствует снижению различных видов тревоги (будь то тревога смерти или одиночества).

Немало имеется примеров в истории, когда слава достигалась исключительно преступлениями. Вспомним Нерона и Герострата, иных серийных убийц. Современным ловцам славы упоминание об их злодеяниях в газетах служит лишь чем-то вроде наркотического кика, толкая к новым преступлениям. В поисках известности и славы соискатели рекордов Гиннеса могут жертвовать здоровьем и рисковать жизнью.

Александр Ельчанинов отмечает, что человек, корый  жадно ищет славы и известности, хотя бы скандальной, мстит этим самым миру за непризнание, беря у него реванш. Его цель — посрамить или поразить других. Душа его "становится темной и холодной, в ней поселяется надменность, презрение, злоба, ненависть, помрачается ум, различение добра и зла делается спутанным, так как оно заменяется различением "моего" и "не моего"...".


СЛАВА КАК СРЕДСТВО ОТ ОДИНОЧЕСТВА

Попытки избежать одиночества через расширение своей влиятельности, известности, круга почитателей, да и просто «друзей», падких на что-то заманчивое (приобщенность к сильным и славным мира сего, веселые тусовки, пирушки, всяческие блага), довольно распространены. Однако отношения, на этом основанные, - это лишь иллюзия: купленные таким образом „друзья“ не более долговечны, чем то, на что их приманили. А уж об искренности и теплоте такой дружбы приходится и вовсе забыть.

Слава и величие, способные вознести человека над суетным миром, над другими людьми, могут наивно рассматриваться им как возможность избежать изоляции. Человек как бы оказывается в перекрестье прожекторов. На него обращены тысячи и миллионы глаз. Но эти тысячи и миллионы остаются, увы, по ту сторону огней рампы и софитов, по ту сторону его одиночества, и ощущение слияния с ними оказывается лишь сном наяву. А реальность – непреходящие ПРЕДЕЛЬНОЕ ОДИНОЧЕСТВО и изоляция – пытается достучаться до человека при свете дня или врываясь к нему в ночных кошмарах.


СЛАВА КАК СТРЕМЛЕНИЕ К БЕССМЕРТИЮ

«Желание славы свойственно всем людям.
Мы как бы умножаем свое существо,
когда можем запечатлеть его в памяти других»
Шарль Монтескьё

Эрих Фромм указывает также на одно важное значение славы. "Страстное стремление к славе – это не просто выражение мирской суеты: оно имеет религиозное значение для тех, кто больше уже не верит в традиционный потусторонний мир. Стремление к славе отражает стремление к бессмертию" (см. ЗАЩИТЫ ОТ ТРЕВОГИ СМЕРТИ).

Желание посмертной славы, являющейся особой формой памяти общества, включает в себя представление человека, стремящегося к славе, о каком-то суррогате личного бессмертия, отмечает Л.Гринин. При этом, подчеркивает он, посмертная слава далеко не всегда связана с престижем при жизни. Мы можем назвать немало людей, вошедших в историю лишь благодаря своим преступлениям.


СЛАВА, БОГАТСТВО И ВЛИЯНИЕ

Леонид Гринин подчеркивает сходство между обладания известностью и богатством: "в конечном счете источник обретения богатства может перестать быть значимым, важнее, чтобы богатство было. В отношении славы также может остаться в тени ее заслуженность и выйти на первое место факт известности. А известность, если она сама по себе приносит выгоды, будет уравнивать во многих отношениях обладателей достойной и скандальной известности, как деньги уравнивают их обладателей в отношении возможности приобретения товаров и благ, неважно, заработаны они производством полезной услуги или мошенничеством".

В силу коммерциализации славы, вследствие того, что она (особенно в наши дни) сопровождается немалыми материальными подпитками, стремление гордеца к ОБЛАДАНИЮ получает значительное финансовое подкрепление. В итоге, к сожалению, часто славы добиваются именно гордецы (нередко бесталанные, однако не отягрщенные моральными тормозами и потому идущие напролом), а настоящие таланты остаются в безвестности.

В современном обществе слава и ивестность (а особвенно вкупе с деньгами и связями, им сопутствующими) могут существенно повышать возможность влияния на других людей. Поэтому стремление к славе может отражать стремление к ВЛАСТИ.


***


"Домогаться славы не есть слава"
Притч. 25, 28

Карен Хорни указывает на тщетность и нереалистичность погони за славой с точки зрения СТАНОВЛЕНИЯ (то есть реализации ПОДЛИННОГО Я). СТРЕМЛЕНИЕ К УСПЕХУ, как мы знаем, является лишь СУРРОГАТОМ СМЫСЛА, поскольку основывается на стремлении к приобретению и ОБЛАДАНИЮ:

"При некоторой удаче честолюбцам действительно удается достичь славы, почестей, влиятельности. Но они, вместе с тем, приходят к ощущению полной тщетности своей погони. Они не достигают мира в душе, внутреннего спокойствия, довольства жизнью. Внутреннее напряжение, ради ослабления которого они и гнались за призраком славы, не ослабевает ни на йоту".


***


"Дух тщеславия веселится,
когда видит умножение добродетелей,
ибо дверь ему — изобилие трудов"
Иоанн Лествичник

Бывает, однако, что люди добиваются известности и за выдающиеся результаты своих скромных трудов, за свои кротость, и святость, за высокую мораль и нравственность, за свою борьбу за СПРАВЕДЛИВОСТЬ. Вспомним, например, Андрея Сахарова или Дмитрия Лихчева.

Именно слава становится важным испытанием для таких людей. "Святой остается святым до тех пор, пока не узнает об этом", - любил говаривать Энтони де Мелльо, а Иоанн Лествичник писал: «похвалы возвышают и надмевают душу; когда же душа вознесется, тогда объемлет ее гордость, которая возводит до небес и низводит до бездн».

Если человек проходит это испытание с честью, то это значит, что он не предал свое ПОДЛИННОЕ Я, оставаясь МОРАЛЬНОЙ ЛИЧНОСТЬЮ, сохраняя верность МОДУСУ БЫТИЯ и не поддаваясь на иллюзию ОБЛАДАНИЯ. "Людям великим свойственно переносить обиды мужественно и с радостью, святым же и преподобным — выслушивать похвалу без вреда", - читаем мы у Иоанна Лествичника.


***


ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СЛАВЫ

«Бывают заслуги без почестей,
но не бывает почести без какой-нибудь заслуги»
Ларошфуко

Есть масса примеров того, как слава пришла к певцам, музыкантам или актерам в их молодые или юные еще годы. Не сказать, что известность и слава эти были ими не заслужены. Напротив, их талант и обаяние, кропотливый и нелегкий труд заставили миллионы людей восхищаться ими.

Просьбы автографов, мешки писем, премьеры, концерты, миллионы поклонников – вот страшное испытание, которому подвергаются неокрепшие еще души юных знаменитостей. И это ИСКУШЕНИЕ многие просто не выдерживают. У них развивается искаженное представление о самих себе как о гениях и баловнях судьбы на веки вечные. Такой образ не высосан из пальца, это не фантазия: вот же он - реальный, успешный, купающийся в лучах славы… Но все же фантазии здесь находится место - ФАНТАЗИИ юной звезды о том, что слава досталась ей навеки. И нередко гродыня берет юные знаменитости в свои смертельные тиски – и ничто не имеет больше такого значения как слава и известность.

При благоприятных обстоятельствах (как внешних, так и личностных) дети, вырастая, продолжают успешно заниматься теми или иными видами творчества, с большим или меньшим успехом, иногда оставаясь на вершине славы. Но бывает, что жизнь складывается по-другому...

Проходят годы – и у публики появляются новые кумиры, и режиссеры не приглашают больше юную звезду на съемку, потому что у нее „прошло очарование“ юности, а другого таланта, как выяснилось и не было; и пение не получается уже – голос „сломался“… Да мало ли причин для того, чтобы взрослеющий человек оказался забытым и не востребованным теми, кто им недавно восхищался и продвигал к славе…

Действительность (даже и не суровая, а такая, как и у всех) оказывается убийцей той иллюзии, которую питали о себе юные знаменитости. Но это бы еще полбеды: жизнь, как говортится, всегда вносит свои коррективы. И если гордыня не настолько сильна, то человек в состоянии найти себе жизненный путь, соответствующий его задаткам и РЕАЛЬНЫМ ВОЗМОЖНОСТЯМ. Например, он продуктивно удовлетворяют свои амбиции в иных сферах (например, занимаясь бизнесом). Дни славы, конечно же, не забываются, однако воспринимаются как этап жизни.

Другие, воспринявшие такой удар судьбы как личное оскорбление, будут продолжать служить своему ИДЕАЛЬНОМУ Я, находя для его „реализации“ подходящие пути – будь то самоутверждение в собственной семье, отыгрывание своих обид на слабых, попытки компенсировать отсутствие славы материальным достатком, зарабатывая порой нечестным путем или участвуя в криминальных делах.

Для некоторых же, идентифицировавших себя со своим „образом во славе“, крах иллюзий оказывается равносильным настоящей катастрофе, разрушению образа собственного будущего. А нередко происходит и полное обессмысливание будущего, да и всей жизни. И тогда на помощь приходят СУРРОГАТЫ СМЫСЛА со всеми их разрушительными последствиями.

 

По телевидению показывали немало фильмов о том, какая судьба сложилась у когда-то знаменитых юных актеров или певцов. Вот, например, ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СЛАВЫ. Или же короткие жизненые истории о бывших юных звездах "ДЕТИ-АКТЕРЫ И ИХ СУДЬБЫ" или "ДЕТИ-АКТЕРЫ. ЖИЗНЬ ПОСЛЕ СЛАВЫ".