quote Если моё Я – это то, что я ЕСТЬ, а не то, что я ИМЕЮ, то никто не может
угрожать моей безопасности и идентичности
Эрих Фромм

Нарциссизм и общество

Отто Кернберг считает общество в современных развитых странах обществом НАРЦИССИСТОВ. Рассмотрим - почему так происходит.

Высокомобильное и технологичное общество приводит к усилению эгоцентризма, формально давая своим членам широкие возможности выбора, тем самым ослабляя и разрывая родственные и вообще межчеловеческие связи. Это приводит к ослаблению родительского авторитета и в результате – к неспособности детей к идентифицированию со своими родителями, что должно является главным механизмов формирования здоровой социализации ребенка.

ИДЕЛЬНОЕ Я возникает не из конфронтации и идентификации с отцом или матерью, а за счет недоразвитости Я или влияния различных сил вне семьи. Самосохраняющая функция Я при этом не исчезает, однако она отщепляется от сознания и не может быть разумно использована. Ослабленное Я будет без труда подвергаться влиянию со стороны внешних (тоталитарные движения, культурная индустрия) или внутренних сил (инстинкты, импульсы).

Ослабление внутрисемейных связей приводит к подверженности Я манипулированию со стороны СМИ, школы, групп сверсников, политических лидеров. Ориентирование на внешние авторитеты приводит к растворению в идеализируемых фигурах, которые воспринимаются как расширение собственной личности или ИДЕАЛЬНОГО Я.

Вследствие этого интеграция семейных или групповых норм и ценностей подменяется идентифицированием с сиюминутными псевдоценностями, которые тиражируются СМИ. Такое идентифицирование импульсивно и не подвергается рефлексивному контролю. Засилье СМИ с тиражируемыми ими упрощенными представлениями о жизни и обществе подменяют сложность человеческой индивидуальности нивелирующими стереотипами мышления и чувствования.

В то же время бюрократизация, особенно ее внедрение в частную жизнь, ухудшает инициативу и самостоятельность людей, порождая инфантильность и загоняя людей в мир фантазий о всемогуществе. Способность активного влияния на реальность сокращается, а на смену ей приходит пассивное подчинение человека реальности.

Дух потребительства достаточно агрессивно изменяет привычки человека, весь его опыт и систему ЦЕННОСТЕЙ, ставя на превое место возможность ИМЕТЬ и КОНТРОЛИРОВАТЬ.

Все это способствует расцвету нарциссических свойств личности.

Кернберг отмечает, что определенные политические и бюрократические структуры позволяют именно нарциссическим личностям с их душевной пустотой и недостаточной эмоциональной глубиной успешно функционировать, так как избегание глубоких отношений гарантирует им собственное выживание и открывает доступ к высшим позициям. Так происходит "естественный отбор" нарциссистов в современом обществе.

Пережитые народом в прошлом "исторические травмы" также способствуют прорыву и расцвету общественного нарциссизма. Интернализированные образы поражения и преследования (например, проигрыш в войне, покорение другим народом) порождают в людях чувства ОБИДЫ и ГНЕВА, отражая ТРЕВОГУ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ, которой оказываются пожвержены миллионы людей. Неотреагированные когда-то в естественной реакции агрессии стыд и унижение вследствие понесенной когда-то потери неосознанно "делегируются" следующему поколению. Дети в результате заботятся не столько о том, чтобы компенсировать страдания родителей, сколько о восстановлении поврежденной групповой ИДЕНТИЧНОСТИ, осуществлямую, как правило, через идеализацию группы и вождя.

Эрих Фромм заявляет, что нарциссизм убежденного в своем величии вождя, которому чужды сомнения,- это как раз то, что привлекает подчиняющихся ему нарциссичных личностей по принципу „чем значительнее вождь, тем значительнее его последователь.“

Вождь восхищает группу, которая проецирует на него свой нарциссизм. В акте подчинения всемогущему вождю (речь идет об акте симбиоза и ИДЕНТИФИКАЦИИ) кажый член группы переносит на него свой нарциссизм...

По словам Кернберга, потребность масс в нарциссической идеализации может выливаться в случае предшествующих исторических травм в общественное насилие. Особенно опасно слияние общественного нарциссизма с нарциссичным вождем, который не тол’ко разрываем теми же чувствами, что и простой народ, но и страдает от ФРУСТРАЦИИ СОБСТВЕННОЙ ГОРДЫНИ, что может быт’ чревато для него тяжелыми психическими расстройствами.

Так, Эрих Фромм утверждает:

„Для человека, нарциссизм которого находится под угрозой, существует вариант решения проблемы, который для него лично является более удовлетворительным, а для других - более опасным. Он состоит в попытке преобразовать действительность таким образом, что она до известной степени будет соответствовать его нарциссическому представлению о себе. Человек любыми средствами пытается получить одобрение со стороны другой личности или миллионов людей. Последнее относится к личностям, активно участвующим в общественной жизни, тем самым опережая вспышку потенциального психоза гарантированными аплодисментами и одобрением миллионов сограждан“.

Согласно Фромму, удовлетворение общественного нарциссизма обеспечивается „с помощью общей идеологии превосходства собственной группы и неполноценности всех других групп“. При этом, наиболее очевидным и частым симптомом общественного нарциссизма Фромм считает недостаток объективности и способности к разумному суждению. Поэтому, „когда политические акции базируются на нарциссическом самопрославлении, то этот недостаток объективности часто приводит к разрушительным последствиям“.

Об этом - в следующих материалах.