quote Сильная тревога и депрессия уничтожают время, делают невозможным будущее. Или напротив,
тревога пациента в отношении времени, его неспособность "иметь" будущее, вызывает тревогу
и депрессию. Так или иначе, самым неприятным аспектом затруднительного положения
пациента является то, что он не в состоянии представить что-то в будущем,
когда он уже не будет испытывать тревогу или депрессию
Минковски (цит. по Ролло Мэй)

От конформизма к тоталитаризму

Адорно отмечает, что в современных обществах за счет подавления и модификации ЖЕЛАНИЙ и ограничения сознания с помощью рекламы, СМИ и других инструментов массовой культуры , представляющих действительность через набор стереотипов, предрассудков и клише и экономических факторов (потребительство, все большая зависимость от работодателя, угроза безработицы и т. д.), достигается социальный контроль над гражданами, которые оказываются подвержены влиянию внешних сил, в первую очередь тех групп, в которые они входят, принимая некритично ЦЕННОСТИ этих групп и их нормы «правильного» и «неправильного».

Как пишет Отто Кернберг, массовая культура усугубляет незрелость и ригидность Я и СУПЕР-ЭГО, а нормативные группы перенимают функцию СУПЕР-ЭГО (по сути, функцию СОВЕСТИ) человека. Человек с ослабленным Я склонен искать ИДЕНТИЧНОСТЬ в групповых нормах: индивидуальная идентичность переходит в групповую или коллективную. Так формируется конформизм и подчинение групповым НОРМАМ.

В результате человек постепенно становится все более склонным к тому, чтобы совершать поступки, ориентируясь не на внутреннюю структуру ценностей, которая тонко регулирует его отношение с миром, помогая сознавать и принимать разные его аспекты и грани, а на полярные ценности своей группы. Итогом будет ригидная поляризация человеческого сознания, воспринимающего мир, как жестко разделенный на «хорошее» и «плохое».

В результате происходит регрессия - «падение» общества в примитивные моральные конструкции, где побеждает «добро» (свое), а «зло» (чужое, вражеское) оказывается наказанным. Отсюда склонность к регрессивно-параноидным и нарциссическим идеологиям в ущерб идеалам автономии, СВОБОДЫ и личной или социальной ОТВЕТСТВЕННОСТИ. В угоду рабскому подчинению авторитетам и групповым нормам еще больше ослабляются семейные и родственные связи.

Такие регрессии остаются на непатологическом уровне, пока не встретится фюрер, имеющий черты ПАТОЛОГИЧЕСКОГО НАРЦИССИЗМА, предупреждает Кернберг.


***


Нарцисситсы готовы подчиниться другим, которые воспринимаются как великие и всемогущие, заявляет Кохут. Фюрер, вождь всегда воплощает в себе идеализированные свойства всемогущества и величия, переносимые на него нарциссичными подчиненными.

Кернберг указывает на то, что через проекцию собственных идеализаций на всемогущего фюрера будут укрепляться собственные хрупкие ИДЕАЛЬНЫЕ Я его подданных. Согласно Кохуту, мы имеем дело с расширения грандиозной самости каждого отдельного человека, вплоть до того, что он включает в свою грандиозную самость образ вождя. Кохут называет это слиянием (или симбиозом) нарциссической личности с вождем (см. САМОСТЬ и ПАТОЛОГИЧЕКИЙ НАРЦИССИЗМ).

Даже люди без нарциссической патологии могут под нарциссическим фюрером (особенно если тот обещает возрождение личного и общественного благополучия после пережитого разочарования) нисходить к примитивным и агрессивным составляющим своей личности и к ПРИМИТИВНЫМ ЗАЩИТНЫМ МЕХАНИЗМАМ.

Иными словами, злокачественный нарциссизм вождя является ключевым фактором массовой регрессии подданных к агрессивным и примитивно-наказывающим составляющим личности. Тоталитарный контроль и силовые структуры подавляют волю и сознание индивида и дают еще большую свободу общественной регрессии, отмечает Кернберг.

Диана Диамонд подчеркивает, что политический вождь с параноидными наклонностями, агррессивной грандиозностью и антисоциальным поведением стоит на вершине массовых движений, которые дают свободу своим иррациональным ненависти и разрушительной ярости. В таких ситуациях примитивная агрессия (в норме подавляемая или видоизменяемая в обычную амбивалентность в рамках семейных или общественных отношений) оживает и выходит наружу.

Я называю этот процесс ФАСИЛИТАЦИЕЙ ЗЛА. Вождь как бы дает отмашку: „можно дать волю своей НЕНАВИСТИ в отношение врагов“.  В конце концов все выливается в геноцид тех, кто не обладает желательными личностными особенностями – то есть не вписывается в групповую идентичность. Андрей Кураев утверждает следующее: "Всегда побеждает в борьбе за умы та партия, которая разрешает свинство. Такова была методика партии большевиков, и с той поры за последующие сто лет мало, что изменилось. То есть, если разрешить людям быть немножко нелюдями, дать им право на НЕНАВИСТЬ, право на погром – отклик будет массовый и очень радушный и искренний".

Вождь поддерживает РЕГРЕССИЮ своих подданных. Они теряют все болеьше и больше человеческое, на место чему приходит звериное. Садизм, подавляемый при других условиях, вырывается наружу, служа способом возвыситься над "врагами" и, тем самым, ослабить собственную тревожность. Подданные вождя, чувствующие свою безнаказанность и творящие зло, становятся как бы "малыми божками", всемогущими, исключительными и великими - сродни своему фюреру.