quote Стремление к обладанию чем-либо связанo с иллюзией постоянства (и неразрушимости
материи). И хотя мне кажется, что я обладаю всем, на самом деле я не обладаю ничем,
так как мое обладание, владение объектом и власть над ним - всего лишь
преходящий миг в процессе жизни
Эрих Фромм

Процедуры и ритуалы

Эрик Берн („Игры, в которые играют люди“) считает процедуры и ритуалы простейшими формами социального взаимодействия и он не относит их к играм. Напомню, что описывая общение двух людей Берн подчеркивал, что взаимодействие осуществляется между составляющими человеческого я (ВЗРОСЛОЕ Я, ДЕТСКОЕ Я и РОДИТЕЛьСКОЕ Я). Таким образом, взаимодействие может осуществляться на равных (между ВЗРОСЛЫМИ Я), „сверху вниз“ (РОДИТЕЛьСКОЕ Я одного человека обращается к ДЕТСКОМУ Я другого) и „снизу вверх“ (когда ДЕТСКОЕ Я одного общается с ВЗРОСЛЫМ Я другого). Единицу взаимодействия между людьми Берн называет транзакцией.

Берн отмечает, что процедура представляет собой серию „простых „Взрослых“ транзакций, направленных на изменение действительности“. Иными словами, ВЗРОСЛОЕ Я берет осуществление той или иной процедуры (каждая из которых требует обучения) под свой контроль. Таковы, например последовательности действий при выполнении хирургической операции или вождении автомобиля.

Согласно Берну, процедуру можно оценивать по двум критериям: целесообразности ми эффективности.

„Мы считаем процедуру целесообразной, когда исполнитель наилучшим образом использует имеющиеся в его распоряжении данные и опыт, независимо от пробелов в своих знаниях. Если в обработку данных, проводимую Взрослым, вмешиваются Родитель и Ребенок, процедура будет менее целесообразной.

Об эффективности процедуры следует судить по достигнутым результатам.

Таким образом, целесообразность – это психологический критерий, а эффективность – материальный“.

Ритуал, по Берну,  представляет собой повторяющуюся серию простых трансакций (единиц взаимодействия между людьми), заданных внешними социальными условиями. Он выделяет неформальные ритуалы (например, прощание) и формальные ритуалы (например, католическая месса). Если неформальные ритуалы могут менятьСя в отдельных деталях, то формальные ритуалы осуществляются по жестким правилам, оставляющим мало свободы для изменений. Берн пишет:

„Общая форма ритуала определяется традицией, передающейся от Родителя к Ребенку. Некоторые формальные ритуалы имеют две фазы: 1) фаза, в которой транзакции совершаются под жестким Родительским контролем, и 2) фаза Родительского попустительства, в которой Ребенку предоставляется большая или меньшая транзакционная свобода, что приводит к оргиям“.

Итак, Эрик Берн, подчеркивая некоторое сходство ритуалов и процедур (в частности, их стереотипность, повторяемость) указывает на существенную разницу в том, чем предопределяется их ход: „процедуры программируются Взрослым, а ритуалы следуют схемам, заданным Родителем (РОДИТЕЛьСКИМ Я)“.

Конрад Лоренц, исследователь поведение животных, подчеркивает, что источником ритуалов является видоизмененная внутривидовая агрессия. При этом особи одного вида вместо нападения друг на друга обмениваются, например, приветствиями (см. РИТУАЛЫ КАК СПОСОБ СОВЛАДАНИЯ С АГРЕССИВНОСТьЮ).


***


Свяшенные ритуалы (представления) – не что иное как игра по жестким правилам, имеющая определенную цель, а именно вызвать с помошью высших сил некое изменение (будь то просьба о дожде, мольба о победе или удаче на охоте или о спасении души). Александр Демидов, ссылаясь на Й.Хёйзингу, обрашает наше внимание на особые место и значение, которое имеет священное (культовое) представление:

„Оно является чем-то большим, чем надуманный и символический "спектакль", это – мистическое преображение. Участники культа уверены, что их действо воплощает некое благо и высший порядок. По окончании обряда его действие не прекращается, а излучает свой свет на обыденную жизнь, обеспечивает порядок, безопасность, процветание группы. Священнодействие не только представляет некую космическую сущность, но и стремится привлечь ее к земному бытию“.