quote Посредством рефлексии и всего, что сопряжено с нею, в человеке из тех же самых
элементов наслаждения и страдания, которые общи ему и животному, развивается
такой подъем ощущения своего счастия и несчастия, который может повести
к моментальному, иногда даже смертельному восторгу или также
к отчаянному самоубийству
Артур Шопенгауэр

Клинические проявления тревоги потери контроля

Адекватный контроль над своей ситуацией невозможен как без достижения определенной степени гармонии между двумя реальностями (ВНУТРЕННЕЙ и ВНЕШНЕЙ), так и достижения гармонии во внутренней реальности (в отношениях между "хорошими" и "плохими" объектами, в способности к интеграции разрозненных объектов в единые объекты). В противном случае мы непременно столкнемся с "клиникой". Как отмечет Мелани Кляйн, "у людей, у которых так сильно преобладает их внутренний мир, что их тревоги не могут быть удовлетворительно опровергнуты и нейтрализованы даже приятными аспектами их взаимоотношений с другими людьми, серьезные душевные проблемы неизбежны".


ДЕПРЕССИВНЫЕ СОСТОЯНИЯ

Депрессивные переживания возникают всегда, когда человек сталкивается с ощущением, что невозможно осуществлять контроль в важных него сферах. Депрессивные переживания всегда сопровождают крах уверенности в собственном всемогуществе, столь свойственном раннему нарциссизму и, как болезненный атавизм, продолжающемся в нарциссизме патологическом.

При срыве контроля (при нарциссическом кризе, в частности), конечно, возникает масса мощных эмоций (см. ТРЕВОГА НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ И ЧУВСТВА), человек сталкивается с ТРЕВОГОЙ ФРУСТРИРОВАННОЙ ГОРДОСТИ. Но депрессивные состояния большей или меньшей выраженности сопровождают такие кризы всегда.

Уже ребенок переживает депрессивные чувства, которые достигают своего расцвета непосредственно перед, во время и после отнятия от груди. Это состояние ребенка Мелани Кляйн назвала “депрессивной позицией”: "объект, о котором печалятся, есть грудь матери и все, что грудь и молоко представляют для детского ума: а именно, любовь, хорошие качества и безопасность; ребенок чувствует, что потерял все это, и потерял в результате своих собственных неконтролируемых жадных и деструктивных фантазий против груди матери". По мере взросления ребенка "круг любимых объектов, которые в фантазиях подвергаются нападению и потери которых, вследствие этого, опасаются, расширяется из-за амбивалентных отношений ребенка к его братьям и сестрам".

Итак, ребенок стремится к обладанию любимыми объектами и к безраздельному контролю над ними. Однако это оказывается невозможным в силу объективных причин. Мать не всегда может быть в распоряжении младенца; братья и сестры также предпочитают сами определять свою активность. Поэтому печаль от возможной потери контроля будет преследовать ребенка всегда.

С другой стороны, все внешние объекты представлены, как мы знаем, во ВНУТРЕННЕЙ РЕАЛЬНОСТИ человека. Но каждый реальный объект представлен поначалу несколькими внутренними объектами, отражающие как плохие, так и хорошие стороны реального объекта. "Плохие" объекты будут (как полагает ребенок) угрожать хорошим. Ребенок будет в своих фантазиях пытаться наказать или устранить плохие объекты. Но, чувствуя, что они все же есть часть любимого внешнего объекта, ребенок будет страшиться своей ненависти к этому объекту, мучиться от ЧУВСТВА ВИНЫ за эту ненависть. В результате ребенок будет обращать упреки и агрессию на самого себя. Эта аутоагрессия способствует усилению депрессивных состояний.

Во взрослом состоянии такие склонности находят свое дальнейшее развитие, проявляясь или усиливаясь при угрозе потери любимых объектов, по сути, - при потере контроля (или даже при угрозе потери контроля - см. ОЖИДАНИЯ) над этими объектами. Всегда здесь будет чередоваться чувство любви к объекту, стремление его удержать и ненависти к нему за то, что тот может "предать", уйти, выйти из-под контроля.

"Эта тревога также ответственна за СОМНЕНИЯ в хороших качествах любимого объекта, - пишет Кляйн. Как указывал Фрейд, сомнение является в реальности сомнением в своей собственной любви и "человек, который сомневается в своей собственной любви, может, или скорее должен, сомневаться в каждой меньшей вещи". То есть, депрессивность будет поддерживаться именно неуверенностью не столько в любви со стороны любимого объекта, но и в своей собственной любви - то есть, по сути, в неспособности контролировать важнейшие чувства (как свои, так и своего любимого объекта).

Самое сильное желание (хотя неосознанное) депрессивного человека - это слияние со своим любимым объектом в некую единую целостность. Поэтому одним из мезанизмов защиты от такой тревоги будет ИНТРОЕКЦИЯ любимого объекта - его "поглощение" и "встраивание" внутрь себя.


МАНИАКАЛЬНЫЕ РЕАКЦИИ

Использование механизмов МАНИАКАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ иногда может принимать болезненные формы, проявляясь в маниакальных (или, в более мягком случае, гипоманиакальных) синдромах. При этом человек чувствует себя чрезвычайно хорошо, ощущает себя в состоянии совершать великие дела. Реальность свою (включая свои реальные возможности) он при этом воспринимает некритично, порой вовсе от нее отрываясь и погружаясь в собственную реальность - в мир своих фантазий, которые он принимает за реальность. В этом мире ему все подконтрольно. Он могуч и велик. Здесь налицо отголоски примитивного защитного механизма "ВСЕМОГУЩЕСТВЕННЫЙ КОНТРОЛЬ".

Предпринимаемая человеком в маниакальной фазе деятельность носит экспансивный и авантюрный характер. Нередко такая деятельность наносит ущерб экономическому и социальному положению человека. С неуместной щедростью раздаривает он свое имущество, легко пускается в необдуманные финансовые авантюры, совершают серию глупостей и оказывается в результате без семьи, друзей, социального статуса или денег. К такому виду реакций, безусловно, можно отнести и погружение в азартные игры.

Приверженность МАГИЧЕСКОМУ МЫШЛЕНИЮ может приводить человека и к психотическим проявлениям собственного всемогущества - к бреду величия. Человек, веря в материализацию своих мыслей и слов, своих ритуальных действий, убежден в том, что он в состоянии повлиять не только на свою судьбу, но и на события в окружающем человека мире, будь то другой человек, целая страна или даже вселенная, а то и сам Господь Бог.


ПАРАНОИДНЫЕ СИМПТОМЫ

Согласно Мелани Кляйн, "в паранойе характерные защиты направлены главным образом на аннигиляцию “преследователей”" - то есть на уничтожение "плохих" внутренних объектов, угрожающих целостности Я (Эго). Тревога по поводу целостности Эго занимает главное место в этой картине, утверждает Кляйн (см. ТРЕВОГА ПОТЕРИ ИДЕНТИЧНОСТИ).

Для спасения от "плохих" внутренних объектов, которые вызывают в нем тревогу, человек прибегает к использованию "классической" защиты ПРОЕКЦИИ. При этом свойства плохих объектов выносятся вовне, приписываясь реальным (или выдуманным) объектам из внешней реальности.

Так вовне "создаются" враги - будь то люди или какие-то силы (например, инопланетяне, привидения, некие космические, вселенские силы). Это персонифицирует тревогу, делает ее источник осязаемым. И тревога перерастает в страх, с которым уже легче совладать (ср. СТРАХ И ТРЕВОГА, а также ФАБРИКА СТРАХОВ).

Мелани Кляйн приводит следующие причины параноидных реакций в связи с проблемами во внутренней реальности человека.

Первое - это недостаточная интеграция внутренних объектов, то есть раздробленность цельных объектов на хорошие и плохие. Плохие объекты кажутся крайне опасными и преследующими, что вызывает тревогу как за хорошие объекты, так и за само Я, которое оказывается также "разбитым", как и внутренник объекты.

Тревога преследования и подозрительность фантастической природы (см. ВНУТРЕННЯЯ РЕАЛЬНОСТЬ) слишком велики. Это вызывает большие сомнения также и в "хороших" объектах - как внутренних так и внешних (реальных). В результате у такого человека его "отношение к цельным объектам и к реальному миру находится под влиянием его раннего отношения к интернализированным частичным объектам как преследователям ", подчеркивает Мелани Кляйн: "для параноика характерно то, что, хотя по поводу своей тревоги преследования и своих подозрений он развивает очень сильную и острую способность к наблюдению за внешним миром и реальными объектами, это наблюдение и его чувство реальности тем не менее нарушены, так как его тревога преследования заставляет его глядеть на людей главным образом с точки зрения, являются ли они преследователями или нет".

Отсюда понятно, что параноидные реакции крайне негативно влияют на межчелоеческие отношения. Так, Мелани Кляйн, отмечает: "где господствует тревога преследования, полная и стабильная идентификация с другим объектом, в смысле видения и понимания его так, как он реально существует, и полная способность любить, невозможны".


ИПОХОНДРИЧЕСКИЕ СИМПТОМЫ

За чрезмерной фиксацией на страхах по поводу тяжелых заболеваний или поражений внутренних органов нередко прослеживаются параноидные реакции. Так, Мелани Кляйн отмечает, что "боль и другие манифестации, которые в фантазии происходят от атак внутренних плохих объектов против Эго являются типично параноидными". Эта группа ипохондрических состояний крайне упорствует попыткам лечения, ведь за страданиями и опасениями скрываются (часто неосознаваемые) атаки "плохих" объектов, готовых уничтожить человека через нанесение вреда его организму. "Контроль" над этими объектами достигается именно лишь через фиксацию на своих соматических жалобах и опасениях, что отвлекает внимание человека от "плохих" объектов его внутренней реальности.

Другая часть ипохондрических расстройств больше связана с депрессивными реакциями. то есть с попытками человека сохранить свои хорошие объекты от нападок со стороны плохих внешних объектов или со стороны БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО (Ид). В этой внутренней борьбе Я (Эго) "идентифицируется со страданиями хороших объектов", пишет Мелани Кляйн. Человек при этом буквально "нянчится" со своими органами и частями тела, стараясь спасти их от болезней и страданий, как будто они есть его самые близкие люди.

Мелани Кляйн приводит в качестве примера случай одного учителя, который был озабочен состоянием практически всех своих органов: "различные органы, которые он старался вылечить, идентифицировались с его ИНТЕРНАЛИЗИРОВАННЫМИ братьями и сестрами, перед которыми он чувствовал вину и которых он должен был непрерывно держать в порядке". Причиной такого состояния Кляйн называет разрушение в фантазиях этого человека его внутренних объектов, соответствющих его братьям и сестрам, что вызвало мучительнейшее ЧУВСТВО ВИНЫ и стремление исправить ситуацию.

 

НАРУШЕНИЕ СОМАТИЧЕСКИХ ФУНКЦИЙ

Нацеленность на контролирование своих физиологических функций, выражается в повышенной озабоченности сном, потенцией, стулом, другими выделениями.

Недоверие своему организму приводит к иррациональным стахам перед бессонницей, запорами, к страху импотенции и даже к стразу задохнуться или поперхнуться. 

Для "борьбы" с такими "нарушениями" необходима так называемая парадоксальная интенция, предлодженная Виктром Франклом. Она профвлеяется в "смехе в лицо страху". Так, при бессоннице человек должен желать нежелаемое - то есть вместо того, чтобы ворочаться, беспокоясь от того, что никак не удается заснуть, стараться во что бы то ни стало не спать!!! Рано или поздно природа возьмет свое, и придет сон.

При страхе недостаточной потенции Франкл рекомендует нацеленность на процесс отношений (на наслаждение близостью, теплом), а не на успех (то есть на непременную эрекцию и коитус). При этом - рано или поздно - совершенно естественным путем случится и то, и другое. Однако и тут не следует радоваться "успеху", оставаясь погруженным в наслаждение самим процессом.


СОМАТИЗИРУЮЩИЕ РАССТРОЙСТВА

Винникотт подчеркивает "опасность для Эго, исходящую от плохих внутренних объектов". Агрессивные, опустошенные и истощенные внутренние объекты могут постепенно опустошать и истощать также и самого человека, пытающегося взять их под свой контроль.

Стремление оградить себя, свою сущность от опасного воздействия своей внутренней и внешней реальности, заставляет человека постоянно концентрировать внимание на своем теле, пытаясь взять его состояние и функции под свой контроль. Но получается, что он "берет под контроль" все, что в организме происходит автоматически и, в принципе, не поддается никакому контролю.

Фокусировка внимания на каком-либо органе вызывает восприятие ощущений, которые в любом другом случае не вопринимаются, отфильтровываясь на полпути и не допускаяси в сознание. Так человек начинает ловить и анализировать сигналы "опасности". Так появляется симптом, который (как и описанная выше фобия) становится "реальным" врагом, отвлекая внимание от мучительного переживания тревоги.

Постоянный стресс и напряжение вследствие переживаемой тревоги может выливаться в появление и реальных соматических расстройств, например, ишемической болезни сердца, гипертонии.

Как отмечает Фриц Риман, "трудности и конфликты, которые подобные люди не могут преодолеть, переводятся в соматические симптомы; при этом соответствующая проблематика, относящаяся к органам чувств и органам, осуществляющим контакты, заменяется на признаки поражения кожи и дыхания в форме экзематозных и астмоидных расстройств, иногда встречающихся уже в раннем возрасте. Кожа есть орган, отграничивающий нас от внешнего мира, и если внешний мир вызывает беспокойство, отражающее трудности контактов, то это проявляется в преходящих кровотечениях, псориазе, потливости и пр.".

***

Близко к соматизирующим расстройствам и к депрессии стоит так называемый "burn-out" („синдром выгорания“). Он возникает от переутомления вследствие неустанных попыток помогать другим (недаром другое название - синдром помощника), контролируя чужие ситуации. Другая причина - чрезмерная активность для достижения наилучших результатов в своей работе или даже в любимом деле. Игнорируемые сигналы переутомления, постоянное подстегивание устающего организма приводят к сильному истощению и физических, и духовных сил.

Этот синдром может быть образно представлен как „провисание“ тросов, движущих механизмы, влекущие человека в будущее. Если мы вспомним, что НАДЕЖДА есть СВЯЗУЮЩЕЕ ЗВЕНО МЕЖДУ ВРЕМЕНАМИ, то это "провисание" будет еще означать и отсутствие надежной опоры в настоящем для старта в будущее. То есть ситуация становится как бы безнадежной. Здесь потеря ощущения контроля будет идти рука об руку с ощущением потери СМЫСЛА и значительным уменьшением или отсутствием ИНТЕРЕСА к тому, что происходит вокруг или ожидает в будущем.


ИСТЕРИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ

"Все хорошо, прекрасная маркиза
Все хорошо, все хорошо..."
Известная песенка

В основе этих (как, впрочем, и маниакальных реакций) лежит ОТРИЦАНИЕ – классический защитный механизм, заключающийся в отказе признать и принять существование проблемы. Здесь слышны отголоски древнего мышления, при котором непризнание или отрицание чего бы то ни было означает то, что оно попросту не существует.

И если все действительно так прекрасно и ничего плохого не случилось, то можно радоваться и порхать по жизни дальше. Можно выбирать то, что нельзя, но очень хочется. Ведь даже если что-то не получится, даже если возможности попросту не существует - что ж, не привыкать. На следующем этапе можно сквитаться с СУДЬБОЙ и взять "свое". Ведь у ИСТЕРИЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ "много жизней" - как у персонажа компьютерных игр.

Люди, прибегающие к отрицанию, попросту закрывают глаза на обстоятельства, не укладывающиеся в их жизненную концепцию. Например, они могут игнорировать первые (а иногда и вполне явные) признаки болезни, трудности на работе, проблемы во взаимоотношениях с близкими.

Примеры такой защиты, которые могут иметь весьма негативные последствия, приводит Нэнси Мак-Вильямс: алкоголик или наркоман, отрицающие свою болезненную зависимость; женщина, закрывающая глаза на опасность избивающего ее мужа; старик, который продолжает водить машину, игнорируя факты ухудшевшейся концентрации и способности к реакции.


ОБСЕССИВНО-КОМПУЛЬСИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА

НАВЯЗЧИВЫЕ РАССТРОЙСТВА, уже рассмотренные нами в других разделах, имеют в своей основе МАГИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ, означающего его веру в возможность контроля над своими мыслями и эмоциями, а также над событиями его жизни. Главная особенность магического мышления состоит в том, что человек убежден в возможности менять свою ситуацию, свою ВНЕШНЮЮ РЕАЛЬНОСТЬ с помощью контроля над своими мыслями. Более того, человек уверен, что с помощью своих мыслей (заклинаний) или неких ритуальных действий (часто он не осознает их ритуальный характер!) он может влиять не только на на свою текущую ситуацию, но и на будущее или прошлое.

Механизм защиты, который базируется на магическом мышлении, носит название АННУЛИРОВАНИЕ. Оно представляет собою бессознательную попытку взять под контроль нежелательные или неприятные эмоции и ситуации, а также мысли (которые, как он полагает, могут быть или уже стали причиной негативных последствий). Ведь не секрет, например, что мысли не подлежат прямому контролю человека, а в своих мыслях он может порой желать неприятностей или даже смерти своим близким, даже самым любимым людям. Это вызывает порой страшное беспокойство в человеке, а магическое мышление "подсказывает" ему, что этими мыслями он может навредить тем, кого любит.

С помощью аннулирования человек делает как бы не бывшим, не имевшим места, несостоявшимся какое-либо событие (в частности, вызванное его же поступком) или свои постылные или пугающие мысли. В результате и его эмоции в связи с этим событием (ВИНА, СТЫД или страх) будут также приглушены или вообще перестанут беспокоить человека.

Аннулирование "возможно" в результате использования магических мыслей или ритуалов (которые так же далеко не всегда осознаются таковыми).


ДИССОЦИАТИВНЫЕ РАССТРОЙСТВА

Диссоциативные переживания выражаются ощущением измененности своего тела и сознания (деперсонализация), непривычности и необычности окружающей реальности (дереализация). Тело кажется слишком легким или тяжелым, собственные движения могут казаться замедленными или, наоборот, ускоренными... Воспринимаемые звуки будут приглушены или чересчур громкими, образы предметов могут быть размыты, пропорции предметов изменены...

Диссоциация может клинически проявляться диссоциативными припадками (напоминающими эпилептические), мутизмом (патологическим молчанием) или глухотой, диссоциативным трансом (как во время гипноза или участия в шаманских ритуалах или в результате использования психотропных средств). Бывает диссоциативная амнезия (забывание того или иного события или даже целого временного отрезка) или дисслциативные фуги (при которых человек может совершать перемещения на довольно большие расстояния, не только не замечая этого, но и не будучи в состоянии вспомнить об этом впоследствии).

Механизм диссоциации состоит в следующем. Человек оказывается не в силах взять под свой контроль ситуацию, а сознание не в состоянии справиться с потоком негатива. И мозг как бы "отключается" - сознание уносится вдаль от мучительной реальности, туда, где хорошо, безопасно и уютно.

Защитный механизм, позволяющий человеку "бежать" от своей реальности, полной проблем и конфликтов, в ФАНТАЗИИ, называется ИЗОЛЯЦИЕЙ. Разумеется, такое бегство исключает возможность контроля человеком своей ситуации, опираясь на МАТРИЦУ СУДЬБЫ, его активного участия в решении своих проблем и формировании собственной СУДЬБЫ.

Мы рассматриваем этот метод защиты (ВРЕМЕННАЯ ДИССОЦИАЦИЯ) в нескольких главах, посвященных СМЕЩЕНИЮ ПО ОСЯМ БЫТИЯ.

Начинается все, как обычно, в раннем детстве - в экстремальных ситуациях насилия или смерти ближних. В дальнейшем такие приемы могут использоваться и в менее травмирующих ситуациях, достаточно лишь сигнала о том, что будет плохо. Этот механизм - сродни панике, которая тоже начинается от малешего "триггерного" воздействия пугающей мысли. Однако, если паника означает полное присутствие в пугающей ситуации, то диссоциация проявляется "уходом" из этой ситуации.


РАССТРОЙСТВА ПРИЕМА ПИЩИ

БУЛИМИЯ

При этой форме расстройства приема пищи одним из ведущих симптомов являются атаки чрезмерного поглощения всевозможной еды. Такие атаки являются ответом на непереносимые для человека конфликтые ситуации.

Для людей подверженных булимии характерны нацеленность на независимость, стремление подавить страхи и чувства печали при одновременной сильнейшей потребности в признании и заботе, склонность к совершенству (в частности, в то, что касается своего внешнего облика) и самоконтролю при одновременно сниженной самооценке (вплоть до ненависти к себе) и непереносимости чувства стыда.

Конфликты выливаются в слом систем контроля над собой и своими импульсами - и человек поддается искушению, набрасываясь на еду. После, однако, человек снова пытается взять ситуацию под свой контроль и нейтрализовать постыдную импульсивность. После булимической атаки нередко искусственное вызывание рвоты или злоупотребление слабительными средствами.

АНОРЕКСИЯ

Анорексией называется патологический отказ от еды. Причин у анорексии много, но мы отметим в свете рассматриваемой здесь темы лишь некоторые из них. Это перфекционистические черты характера, недовольство собой, стремление избежать или сгладить конфликты и стремление взять свою жизнь под свой полный контроль, выйдя при этом из-под чужого контроля (как правило, контроля со стороны родителей - неважно, реально чрезмерного или лишь воспринимаемого таким). При этом человек склонен к чрезмерным усилиям, что имеет целью подпитать собственную ГОРДЫНЮ, показав себе и другим, на что он способен (например, терпеть, переносить мучения и добиваться своего).

Ниже коротко опишем случай атипичной анорексии:

Девушка из неблагополучной семьи. Родители часто ссорились, отец злоупотреблял алкоголем, доминантная мать компенсировала проблемы тягой к порядку. С раннего детства пациентка опасалась развода родителей и старалась (ей доступными и понятными способами) сглаживать конфликты и предотвратить развод родителей. С началом учебы в школе ведущим способом стало стремление быть лучшей ученицей.

В возрасте 15 лет она не позволяла себе есть до тех пор, пока не осилит каждодневную добровольную повинность - занимться вечером после школы не менее 5 часов. Если ей не удавалось соблюсти это правило, она не разрешала себе прикоснуться к еде. Еда здесь превращалась в искушение. Очень редко девочка не выдерживала, стаскивала кусок торта или колбасы – и испытывала жуткое ощущение стыда за собственную слабость и бессилие перед лицом соблазнов.

И в наказание она брала бритву и наносила себе несколько довольно глубоких царапин на предплечье.

Здесь мы видим связь тревоги потери контроля с саморазрушительными действиями. Можно предполагать, что самоповреждения в этом случае (и в подобных случаях) могут носить и некий ритуальный характер – как некое магическое действо (в рамках МАГИЧЕСКОГО МЫШЛЕНИЯ), способное изменить ситуацию.


СУИЦИД

Мелани Кляйн описала механизмы, приводящие к суициду при депрессивных состояниях. Так, самоубийство может быть направлено против интроецированного "плохого" объекта. При этом Я (Эго), стремясь убить свои плохие объекты, "в то же самое время нацелено на сохранение своих любимых объектов, внутренних и внешних". При этом в своих фантазиях, лежащих в основе самоубийства, "нацелены на сохранение внутренних интернализированных хороших объектов и той части Эго, которая идентифицирована с хорошими объектами, и также на разрушение другой части Эго, которая идентифицирована с плохими объектами и с Ид (БЕССОЗНАТЕЛЬНЫМ); таким образом Эго получает возможность соединиться со своими любимыми объектами".

В других случаях, самоубийство может быть вызвано стремлением защитить и сохранить свои хорошие и любимые реальные объекты. Причем человек защищает их ни от кого иного, как от самого себя - от своего Я, которое идентифицируется им с его "плохими", ненавидимыми им внутренними объектами. И не только с ними, но и с его бессознательным. Это как бы месть им за то, что те "атакуют" хорошие объекты, угрожая им. В акте суицида проявляется борьба человека с его неконтролируемой ненавистью в отношение к хорошим внешним объектам. Человек боится такой ненависти, в результате он переносит ее на самого себя, стремясь себя наказать и, тем самым, искупить ЧУВСТВО ВИНЫ и спасти от "самого себя" свои любимые объекты.

Так, самойбийство можно рассматривать как акт контроля над своей ВНУТРЕННЕЙ РЕАЛЬНОСТЬЮ.

"Самоубийство является одним из способов бытия-в-мире", заявляет Ж.-П. Сартр, имея в виду, что даже этот акт - сфера полной ОТВЕТСТВЕННОСТИ человека и сфера его контроля. Иными словами, самоубийство, если оно конечно не совершается в состоянии замутненного сознания или импульсивно (при этом, как правило, человек не хочет себя убить, используя суицид как попытку контроля окружающих, как нечто манипулятивное, как крик о помощи), является выбором человека и способом контроля его реальности.

Имеется немало случаев так называемого сбалансированного суицида, когда самоубийство является результатом скрупулузного взвешивания всех ЗА и ПРОТИВ. Человек с ясным сознанием решается уйти из жизни, поскольку не видит для себя впереди ничего хорошего.

Вот один очень наглядный случай:

Пациентка 85 лет (ясный ум и хорошая память). Всю жизнь по словам дочери при проблемах прибегала к „суициду“ – таблетки или порезы запястья. Прибегала она к этому в ситуациях, в которых не могла контролировать отношения с мужем.

После смерти мужа 20 лет пациентка вела вполне нормальный образ жизни. Никаких суицидальных реакций не было. Женщина была самостоятельна вплоть до последних месяцев, когда возникла декомпенсация сердечной недостаточности. Вследствие одышки и слабости она не смогла выходить из дому.

Она была пару раз на стационарном лечении, но физическое состояние существенно не улучшалось. Тогда женщина поняла, что она не в состоянии дальше быть самостоятельной и держать свою жизнь под контролем. От отчаяния она приняла 50 таблеток из тех, что обычно принимала как снотворное в течение десятилетий.

Попытка самоубийства не удалась, о чем пациентка сожалеет. Она хорошо жила до последнего времени (последние 20 лет), однако сейчас она не видит возможности снова взять жизнь под свой контроль. Более того, дочка предлагает ей сиделку или даже перебраться в дом престарелых для ухода. Это означает для пациентки тотальную потерю контроля над своей жизнью.

Казалось бы, все взвешено. Но, как я уже говорил в других разделах, нередко человек, решающийся на самоубийство, все же не может (в силу суженности сознания) воспринимать свою реальность в широкой перспективе. Часто будущее, дающее энергию бытию, оказывается скрытым за негативными мыслями о настоящем, свойственными депрессии. Как часто бывает, что после неудачной попытки уйти из жизни человек находит новые мостки в будущее, открывает новые СМЫСЛЫ в своей текущей ситуации, так что она перестает быть безнадежной.


САМОПОВРЕЖДЕНИЯ

К таким действиям человек обычно прибегает не для того, чтобы лишить себя жизни, а, наоборот, чтобы почувствовать себя еще живым, способным воспринимать реальность (как внешнюю, так и ВНУТРЕННЮЮ). Частой причиной такого, казалось бы, нелогичного поведения является именно потеря контроля над цельностью своей внутренней реальности, когда привычные внутренние объекты вновь расщепляются, когда выходящие из них "плохие" объекты грозят захватить все рычаги контроля как внутри психики человека, так и вовне. Порождаемое такой ситуацией чувство отчаяния и ощущение внутренней ПУСТОТЫ "заставляет" человека нанести себе несколько порезов бритвой или потушить о собственную кожу окурок.

Конечно, не стоит сбрасывать со счетов и другие причины подобного поведения. Так, ЧУВСТВО ВИНЫ за то, что человек не сумел уберечь свои любимые внутренние объекты целыми и невредимыми или "преследовал" в своих фантазиях "плохие" объекты (являющиеся отражением некоторых сторон реальных, часто близких людей), заставляет человека наказывать себя таким образом.