quote Мы живём, ожидая, что когда-то наступит жизнь, а потом оказывается,
что мы не ждали – а жили…
Сахновский, "Насусшные нужды умерших"

Контроль, общество и политика

Вся политическая жизнь может рассматриваться как попытка контроля будущего - борьба партий и движений представляет собой попытку обеспечить контроль над будущим в своем собственном видении. Здесь имеет значение еще и СМЫСЛОВАЯ НАПОЛНЕННОСТЬ собственной жизни, и ощущение ИДЕНТИЧНОСТИ с идеями и единомышленниками, а то и с целой страной. Но нередко мы видим, что все крутится вокруг горстки заинтересованных лиц, которые хотят ВЛАСТИ для обеспечения себе лично (!!!) контроля, - точнее для ОБЛАДАНИЯ возможностью контроля ситуации в своих интересах.

Попытки обеспечить себе и "своим" приятное и безопасное настоящее и стабильное и уверенное будущее выливаются в то, что мы наблюдаем сейчас в России. Путинизм - это попытка обеспечить будущее горстки "своих" (относящихся к правящей элите) за счет настоящего и будущего миллионов „простых“ людей. По сути, - за счет благополучия, целостности и будущего страны, а то и целого мира. Ведь чтобы защищать свои шкурные интересы, находясь на самой вершине могучей пирамиды, приходится порой прибегать к реальным угрозам и даже к агрессии разного масштаба.

Мне как-то довелось познакомиться с одним исследованием, которое описывает функционирование гитлеровской Германии. Она существовала по принципу большой разбойничьей шайки. Бюджет мог работать на обеспечение большего или меньшего благополучия своего собственного народа исключительно за счет грабежа других народов (см. ссылку "НАРОДНОЕ ГОСУДАРСТВО ГИТЛЕРА").

Сначала ограблению подверглись евреи, проживающие в Германии. Но любые награбленные богатства рано или поздно заканчиваются, поэтому приходится искать новые источники. Поэтому позже фашистская Германия встала перед необходимостью отбирать богатства у соседних стран и народов. Ресурсы приходилось тратить уже на ведение войны, на удержание захваченного - поэтому бюджет трещал по всем швам. И от краха экономику Германии спасала все новая агрессия и присоединение и ограбление все новых территорий.

Так, контроль над текущей ситуацией “третьего рейха” осуществлялся за счет настоящего и будущего других народов – за счет страданий и смерти миллионов тех, кто не принадлежал к “арийской расе”.


***


Для того, чтобы можно было контролировать соседние государства, да даже и для того, чтобы добиться мало-мальских результатов внутри своей страны, от правителей требуется установление контроля над собственным народом. Необходим контроль над умами людей, составляющих население страны. Требуется некая идея, которая была бы принята людьми.

Такая идея должна укреплять чувство ИДЕНТИЧНОСТИ людей, помогая им отмежеваться от „врагов“ (нередко надуманных, выдуманных пропагандой – но от того не менее пугающих и вызывающих НЕТЕРПИМОСТЬ). Подобные идеи вызывают стремление людей к сплочению и приводят к ВООДУШЕВЛЕНИЮ. Власть „дарит“ тем самым людям, разделяющим ее идеологию, чувство ОСМЫСЛЕНОСТИ.

Пропаганда в пропитанном идеологией обществе базируется на ЛЖИ. При этом заведомая ложь подается под видом правды, чему служит профессионализм и бессовестность журналистов и прочих работников идеологического фронта. Таким образом, прямой контроль над СМИ является непрямой формой контроля над целым обществом.

Нередко пропаганда является проводником большой политики, направленной на ФАСИЛИТАЦИЮ ЗЛА (на освобождение низменных черт в людях), что должно помочь держать под контролем инакомыслящих - тех, кто не поддается контролю со стороны власти. В отношение них „разрешаются“ методы воздействия, которые в спокойные времена люди сочли бы преступлением или, по меньшей степени, подлостью, предательством. Таким образом, власть способна подменять истинные ЦЕННОСТИ (ценности общечеловеческие, ценности СПРАВЕДЛИВОСТИ и СВОБОДЫ) суррогатными ценностями, которые удобны ей, власти, и служат ее укреплению и расширению.

Подробнее о том, какую выгоду получает народ от своего фюрера, см. материалы БОЛЬШАЯ ГРУППА И ЕЕ ВОЖДЬ.


***


Необходимость решения определенных экономических и политических задач требует от стоящих у руководства людей профессионализма и умения контролировать зоны своей ответствености. В современном обществе контроль осуществляется с помощью сложных механизмов обратной связи. Приоритет отдается при этом самостоятельности хозяйствующих субъектов. Регулирование осуществляется с помошью системы законов, устанавливающих ограничения и вседозволенности (см. РАМКИ СВОБОДЫ). Каждый свободен в этих рамках и осуществляет контроль для собственной выгоды, не нанося при этом ущерба другим, и даже – больше того – работая с другими для взаимной выгоды (см. ИГРА КАК ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ВОЛЬ).

То же касается и личных свобод, включая свободу слова, собраний, объединений. Граждане, имея определенный набор рамок в виде законов, самостоятельно контролируют собственную ситуацию, а также осуществляут контроль тех, кто стоит у власти, и тех, кто дает работу (через свободные выборы, через СМИ, через прямые обращения, через коллективные протесты и манифестации, через перговоры и договоренности).

Кроме законов и внешних установлений, конечно имеет большое значение внутреннее регулирование. В СПРАВЕДЛИВОМ ОБЩЕСТВЕ люди поощряются быть МОРАЛЬНЫМИ ЛИЧНОСТЯМИ, поведение которых регулируется СОВЕСТЬЮ. В ответственности справедливой власти - поддерживать эти внутренние ЦЕННОСТИ.

Итак, контроль власть имущих состоит в том, чтобы обеспечить наилучшее функционирование этого сложного механизма свободных и самостоятельных людей и организаций. Тотальный административный контроль может нанести лишь вред и экономике, и благополучию граждан, и стабильности страны.

Задача же власти во имя власти состоит именно в том, чтобы обеспечить возможность этого контроля любой ценой. И эффективность управления в странах с такой властью должна оцениваться именно с позиции решения главной задачи (в данном случае – сохранение и укрепление власти). Все остальные задачи, которые в свободных странах направлены на обеспечение благополучия и будущности как для самих стран, так и для населяющих их людей, в странах с гипертрофированной административной вертикалью оказываются либо побочным продуктом основной задачи, либо вовсе игнорируются (по факту, конечно – ибо в речах политиков и в пропаганде благополучие народа будет всегда выставляться в качестве задачи номер один, за исключением случаев, когда народ начинают призвать к терпению и затягиванию поясов, потому что это нужно для того, чтобы выстоять в борьбе с "врагами").

Контроль над несогласными власть осуществляет с помощью введения все более жестких ограничений свобод граждан. Это осуществляется либо напрямую, либо в завуалированной форме, когда выступления и свобода дискуссий формально не запрещаются, но трактовка содержания высказываний или требований может быть настолько расширена, что непременно попадает под нарушение того или иного закона. Подконтрольные власти суды, надзорные и силовые структуры будут ревностно выявлять и нещадно пресекать подобные "нарушения".

Возможности контроля в ситуации „власть ради власти“ служит и мера вседозволенности и распущенности, которую власть (конечно, в определенных рамках) делегирует своему „электорату“. Людям могут разрешить организовывать комитеты и группы на местах, которые вправе выявлять и наказывать несогласных – с попустительства, а то и под защитой правоохранителей. Также попустительство праздничного многодневного разгула под разгуляевские телепрограммы и салюты с иллюминацией – это способ отвлечь внимание людей, нейтрализовать возможные искорки сомнений в праведности деяний власти. Этому служит и косвенная поддержка пьянства – тем более бесстыдная, что она осуществляется при полном осознании властью всей опасности его ближайших и отдаленных последствий.

Но что значит опасность в свете интересов тех, кто стоит у власти и стремится, во что бы то ни стало, сохранить контроль над своей вотчиной?

А еще власти, если она ради власти, не нужны самостоятельные граждане. Ей более выгодны люмпены, которые отличаются своей зависимостью от власти вперемешку с обожанием и преданностью (покуда власть дает им достаточно хлеба и зрелищ и не сильно пугает и мучает). Так, мы были свидетелями в недавнем прошлом, как массово закрывались ярмарки и ларьки, дававшие работу и доход сотням тысяч людей. Объяснялось все это антисанитарией, продажей нелицензированных товаров, воровством электричества, а еще негативным влиянием на эстетику городов. Ясно, что с такими негативными вещами можно справляться организационными методами. Значит, причина решения была иной. Я думаю - именно стремление люмпенизировать значительный пласт населения лежало д основе этой акции.

В отношениях между странами введение определенных стандартов на экспортируемые теми товары является одним из способом контроля и (если надо) запугивания соседей, методом давления на них. Так было с грузинскими и молдавскими винами, с продуктами из Украины и Белоруссии.

Принятие дискриминационных законов также может быть средством контроля ситуации в пользу власти, как например, это случилось с телеканалом "Дождь": запрет на рекламу поставил этот неудобный для властей канал на грань выживания.

Коррупция – это яркий пример стремления заручиться возможностью КОНТРОЛЯ НАД СВОИМ БУДУЩИМ в силу преумножения ОБЛАДАНИЯ (будь то деньги, дворцы, яхты, связи). В коррумпированном обществе коррупция служит перераспределению ресурсов по пирамиде чиновников и должностных лиц, позволяя тем, кто находится на вершине аккумулировать огромные богатства.

Но коррупция в массовых масштабах служит власти еще одну важную службу, давая власти рычаги контроля и влияния на отдельных ее представителей. Круговая порука и "замазанность" делают участников структуры управления соучастниками одного большого преступления. Но каждый из них, тем самым, становится удобной мишенью и объектом контроля. Если он перестает слушаться, то за совершенные преступления (которые до этого момента были частью "общего дела") легко может лишиться своего теплого местечка, а то и попасть в тюрьму.

О том, как опасение потери контроля в сфере власти связано с другими видами тревоги см. материал ТРЕВОГА И ОБЩЕСТВО.