quote Если моё Я – это то, что я ЕСТЬ, а не то, что я ИМЕЮ, то никто не может
угрожать моей безопасности и идентичности
Эрих Фромм

Контроль над "внутренним"

"Несчастным или счастливым
человека делают только его мысли,
а не внешние обстоятельства.
Управляя своими мыслями,
он управляет своим счастьем"

Фридрих Вильгельм Ницше

Защитная функция контроля может распространяться на любую из сфер жизни человека (собственное тело, отношения с другими людьми, работа, политика). В первую очередь, конечно, человек стремится „взять под контроль“ наиболее значимые для него сферы, те, в которых тревога и неувереность проявляются ниболее сильно. Когда они взяты под контроль, человек может обрести больше уверенности и подавить, „забыть“, ВЫТЕСНИТЬ или игнорировать другие (не столь выраженные) виды тревоги.

Не секрет, что главный источник тревоги лежит „внутри“ человека. Тревога и страхи в связи с переживанием влияния на сознание объектов самости и содержаний БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО (перед которым человек трепещет и которое он часто ненавидит) постоянно толкают человека к попыткам (нередко неосознанным) взять под контроль свою „внутреннюю реальность”.

„Внутренняя реальность“, представляющая собой САМОСТЬ, состоит из множества внутренних объектов и черного ящика бессознательного (с желаниями, импульсами, влечениями и прочим содержимым). Содержание БЕССОЗНАТЕЛЬНОГО может быть пугающим (нередко наполненным ненависти даже к любимым людям). Влияние на человека его бессознательнго - нередко непредсказуемо, поскольку может вызывать импульсивные поступки (включая агрессию). Поэтому человек (его Я, Эго) старается накинуть на бессознательное и его проявления узду ИНТЕЛЛЕКТА, чтобы взять свою жизнь под полный контроль.

Главная причина стремления к такому контолю – это стремление сохранить внутреннюю целостность (инеграцию) и обеспечить неприкосновенность собственной ИДЕНТИЧНОСТИ. Тревога дезинтеграции возникает тогда, когда „плохие“ объекты выходят из-под контроля, когда перестает удаваться защитить от них или сохранить „хорошие“ объекты, когда целостные внутренние объекты снова распадаются на составляющие. Тогда во "ВНУТРЕННЕЙ РЕАЛЬНОСТИ" наступает хаос. И человек стремится, во что бы то ни стало, восстановить внутри себя порядок.

Мелани Кляйн подчеркивает, что контроль над преследующими внутренними объектами играет роль в формировании различных клинических проявлений, основными из которых будут параноидная и депрессивная тревога (см. также КЛИНИЧЕСКИЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ТРЕВОГИ ПОТЕРИ КОНТРОЛЯ). Кляйн, подчеркивая трудность их различия, предлагает важный критерий: если тревога преследования жестокими объектами вызывает стремление к сохранению целостности Эго, сохранению идентичности, то в этом случая она параноидная; если же она требует "сохранения хороших интернализированных объектов, с которыми Эго идентифицируется как целое", то это депрессивная реакция.

Иными словами, параноидными являются реакции, вызванные тревогой дезинтеграции. Невозможность контроля внутренних плохих объектов будет выливаться в бессознательные ПРОЕКЦИИ - в вынесение вовне всего плохого, что грозит изнутри целостности человека.

Попытки сохранить хорошие объекты, и интернализированные, и внешние, являются проявленем депрессивности - отсюда понятна настойчивая потребность склонного к депрессии человека исполнять самые строгие требования своих “хороших” объектов. Как отмечает Мелани Кляйн, "чем сильнее тревога потерять любимые объекты, чем сильнее Эго стремится сохранить их". См. материал САМОСТЬ КАК ВНУТРЕННЯЯ РЕАЛЬНОСТЬ.

ТРЕВОГА ПОТЕРИ ИДЕНТИЧНОСТИ возникает также при угрозе потери составляющих идентичности или при их реальной потере. Напомню, что к идентичности могут относиться многие "внешние" составляющие (например, родина, принадлежность к группе, статус и т.д). Что касается "внутренних" составляющих идентичности, то здесь речь может идти о таких вещах как ум, здоровье, привлекательность, хитрость, выносливость и другие качества и способности человека, которые он считает неотъемлемой составляющей самого себя, которыми он (как ему кажется) ОБЛАДАЕТ. Поэтому страх потери или ослабления этих составляющих идентичности будет заставлять человека контролировать их. Понятно, что обладание даже личными свойствами - вещь иллюзорная ("Бог дал - Бог взял"). Поэтому и контроль над ними будет лишь ИЛЛЮЗИЕЙ КОНТРОЛЯ.

Другая причина – страх перед „половодьем чувств“. Карен Хорни подчеркивает, что стремление к контролю может охватывать все импульсы и чувства – страха, обиды, гнева, ненависти, радости, дружбы, энтузиазма.

Привлекательные возможности разжигают желания, которые, в свою очередь, толкают человека на определенный поступок – на выбор этих возможностей. ТРЕВОГА ИСКУШЕНИЯ есть тревога перед возможностью поддаться сиюминутным эмоциям и желаниям. Человек понимает, что последствия этого могут быть порой самые печальные – от чего-то постыдного до грозящего материальными санкциями (например, алименты или штрафы).

Подчиненность своим импульсам или ведОмость своими желаниями может пугать возможностью совершить поступок, за который придется отвечать или быть наказанным (ТРЕВОГА ОТВЕТСТВЕННОСТИ), в частности, человека может сильно пугать возможность угрозы отношениям (близкий человек может осудить или обидеться и уйти). Поэтому человек стремится к контролю над своими чувствами и желаниями – чувства подавляются, прячутся, не выражаются, игнорируются.

Таким контролем человек неосознано пытается „подавить“ бессознательное. Карен Хорни отмечает автоматический характер контролирующего поведения:

„Основная функция контроля – наложить узду на чувства. В структуре, находящейся на грани дезинтеграции, чувства – источник опасности, потому что они, так сказать, неприрученная первобытная сила внутри нас.

Система автоматического контроля обуздывает не только импульсивные действия или выражения чувств, но сами импульсы и чувства. Она действует как автоматическая сигнализация, выдавая сигнал в виде страха, когда появляется нежелательное чувство“.

С одной стороны, подавить подсознание, невозможно. С другой же – этого делать и не стоит. Поскольку именно там содержится вся кладезь чувственного опыта и интуиции. Оттуда же берет свои истоки ЦЕННОСТНАЯ ориентация человека, базирующаяся в его СОВЕСТИ.

Если мы имеем дело со стремлением взять под свой контроль свои эмоции, потребности, желания, импульсы, то чаще всего речь идет об искаженных и подавленных воспитанием агрессивных и сексуальных побуждениях. Это те самые НАДО И НЕЛЬЗЯ, которые, как правило, во взрослом состоянии уже не имеют той актуальности, которую они имели в отношение маленького ребенка. Если человек продолжает жить под влиянием эти устаревших правил, то любое нарушение внутренних табу будет сопровождаться прорывом агрессии м отношение самого себя. Здесь сказывается как влияние карающих внутренних объектов, так и самонаказание за создание угрозы хорошим внутренним объектам или опасение ухудшения отношений с реальными внешнеми объектами (с другими людьми).


***


Еще одна попытка сферы контроля „внутреннего“ – это попытка контроля над мыслями, которые „мешают“ человеку. К таким мыслям могут относиться так называемые навязчивые мысли. Некоторые из них представляют собой, по сути, "голоса" неких внутренних объектов, обвиняющие и унижающие человека, комментирующие каждый его шаг, дающие ему приказы.

Также безудержно преследовать человека могут мысли из сферы МАГИЧЕСКОЙ, заставляя его искать благоприятные или угрожающие знаки или говоря "под руку" ("предупреждая" о возможной неудаче или опасности при любой попытке что-то предпринять).

Озабоченность проблемами и тревожными ожиданиями присуща ТРЕВОГЕ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ. Человек не может сконцентрироваться на ФОКУСЕ БЫТИЯ, поскольку фокус его внимания смещен на заботы или страхи (см. СМЕЩЕНИЯ ФОКУСА ВНИМАНИЯ). Такое смещение внимание может являться средством защиты от тревоги. Как пишет Владимир Янкелевич, "мотивированные заботы отвлекают от немотивированной тревоги; тревога, свертываясь и осаждаясь в виде конкретных забот, становится не страшной". Об этом подробнее в материале "ВРЕМЕННАЯ ДИССОЦИАЦИЯ: НЕГАТИВНЫЙ ГРАДИЕНТ".

Озабоченность проблемами и вечные жалобы на плохую долю не дают человеку сконцентрироваться на хорошем. В своих мыслях человек будет видеть жизнь безрадостной и серой, а себя несчастным. В результате так легко не разглядеть СМЫСЛ текущей ситуации и проглядеть свое СЧАСТЬЕ, которое всегда внутри. Но в человеческих силах взять подобные мысли под свой контроль, если он сознательно будет концентрироваться на своем БЫТИИ, уделяя внимание СТАНОВЛЕНИЮ и развитию своего ПОДЛИННОГО Я.

Самообвинения и самобичевания - еще одна весьма распространенная и крайне неприятная вещь. Человек все время возвращается к ошибкам своего прошлого, в частности к тому, что он недостаточно проконтролировал что-то, в результате чего и произошло неприятное или даже трагическое событие (см. ТРЕВОГА ВИНЫ и "КОНТРОЛЬ ВРЕМЕНИ").

Излишне, наверное, повторяться, что появление мыслей человек не может контролировать. Попытки заглушить мысли, остановить их поток, заставить себя "не думать", "прогнать" мысли обречены на неудачу. Встать на пути потока своих мыслей - это все равно, что пытаться остановить несущийся на всех парах скорый поезд.

Единственным способом решения здесь будет отстранение и концентрация фокуса внимания на настоящем моменте, на его задачах. То есть контролировать можно только свое внимание. И, конечно, свою установку в отношение содержания своих мыслей - подобно тому, как мы относимся (или должны относиться) к поступающей к нам извне информации (прислушиваясь к голосу своей СОВЕСТИ, опираясь на свои ЦЕННОСТИ и соотнося содержания со своими СМЫСЛАМИ). По отношению к нашему Я подобные мысли - нечто внешнее, чуждое. Поэтому и относиться к ним надо критично.

Например, при самообвинениях и самобичеваниях. Необходимо определиться, есть ли реальная ВИНА. Если вины нет, то стоит для себя расценить самообвинения как безосновательные. Если был реальный проступок - следует оценить, можно ли что-то исправить. Если в настоящее время есть возможность что-то исправить, сделать по-другому, то это стоит сделать. Если такой возможности нет, то необходимо (наряду с принятием своей ответственности за содеянное) раскаяться и определиться относительно того, как поступать в подобных ситуациях в дальнейшем. См. ОТВЕТСТВЕННОЕ ОБХОЖДЕНИЕ С ЧУВСТВОМ ВИНЫ.

К слову, мучительные самообвинения - это проявления "нечистой", безжалостно "грызущей" первичной совести (совести СУПЕР-ЭГО), когда "плохие" внутренние объекты "выходят на тропу войны", угрожая и самому человеку и его "хорошим" объектам. К укорам совести относится также (согласно Ьелани Кляйн) определенная жесткость или даже жестокость "хороших" объектов, выдвигающих к человеку очень высокие или строгие требования или обвинения. Такая неразбериха внутри крайне мучительна, поэтому человек будет стремиться взять ее под контроль, если содержания этих внутренних конфликтов не ВЫТЕСНЯТСЯ или не будут ОТРИЦАТЬСЯ с помощью бессознательных ЗАЩИТНЫХ МЕХАНИЗМОВ.

Контроль над первичной совестью может осуществлять только БЫТИЙНАЯ СОВЕСТЬ, формируемая при выборе человеком БЫТИЙНОГО МОДУСА проживания своей жизни. Поэтому следует брать под контроль своего сознания баланс между бытием и обладанием.

В общем, что касается обхождения с рассмотренными выше мучительными мыслями, то надо позволить им проноситься мимо, - как грузовикам по шоссе или поездам по рельсам. И понимать, что они - не плоть от плоти сам человек, они - нечто внешнее по отношению к его ПОДЛИННОМУ Я, к его сознанию. Это отголоски прошлого, которые "записаны" в памяти и живут своей жизнью, "не подозревая" что ситуация (которая когда-то их породила) давно изменилась.

Настойчивая преданность какой-либо идее или истине, называемое ДОГМАТИЗМОМ, представляет собой вариант потери контроля человека над своими мыслями, над картиной мира, над восприятием реальности. Здесь уже идея "контролирует" человека, а он, ради этой идеи, будет пытаться контролировать других людей, чтобы заставить тех изменить свои мнения и разделить его идею. В этом - причина многих конфликтов. Вспомним историю про лилипутов. Там поссорились два короля: один был убежден, что яйцо надо разбивать с острого конца, а другой - что с тупого. И началась война...

***

Страх и тревогу тоже можно взять под контроль. Только этот контроль не прямой, как и в случае с навязчивыми мыслями. Иррациональные страхи, которые, как мы знаем, служат нередко в качестве ЗАЩИТЫ ОТ ТРЕВОГИ, нельзя просто „выключить“ и отбросить. Зато с помощью различных техник можно с ними конфронтировать (то есть встречаться лицом к лицу) и жить, не взирая на него. Для этого нужно МУЖЕСТВО и ощущение СМЫСЛА того, ради чего человек действует, презирая страх, вместо того, чтобы прятаться и избегать встречи с ним.

С паническими состояниями (которые, как мы отмечали, представляют собой ТРЕВОГУ СМЕРТИ в чистом виде) также нельзя ни вступать в прямую борьбу и нельзя пытаться убежать от них. И в том, и в другом случае паника будет если не усиливаться, то оставаться на достаточно высоком уровне в тецехние долгого времени. Единственное, что непосредственно помогает при панике (которая прямо зовет к бегству) – это сохранять спокойствие (сесть или лечь, постараться расслабить напряженные мышцы, дышать не порывисто и часто, а глубоко и ровно).

Главное же средство контроля страхов и паники – это работа с тревогой, которая лежит в их основе.

***

Тревожные состояния являются, как я считаю, „внутренним голосом“ организма,  предупреждаюшим человека о том, что им должны быть предприняты какие-то шаги по изменению своего отношения к своей ситуации, по лучшей адаптации к рассмотренным выше СВОЙСТВАМ БЫТИЯ, по сознательному переходу к МОДУСУ БЫТИЯ, к поиску и открытию СМЫСЛОВ, к гармонизации межчеловеческих отношений, к принятию своей СВОБОДЫ и ОТВЕТСТВЕННОСТИ перед своим РОСТОМ и СУДЬБОЙ. Для этого важно понять, с каким видом БАЗОВОЙ или ВТОРИЧНОЙ тревоги мы имеем дело.

Бороться с тревогой бесполезно. Убежать от нее нельзя. Можно и нужно прислушиваться к ее голосу, стараясь понять, о чем она говорит и к чему она призывает. Тревога ослабевает или исчезает по мере того, как мы начинаем жить и действовать в верном направлении.

***

 

Ускользающее с годами ощущение контроля над своим окружением перерождается нередко в навязчивый контроль за собственным телом. Все более обильные опасения порождают в стареющем человеке стремление взять под контроль состояние своего здоровья.

Стремление взять под полный контроль своё собственное физическое самочувствие выражается порой в увлечении самыми немыслимыми схемами предотврашения болезней или укрепления здоровья. Здоровье, красота, молодость, сила, ловкость – это также попытка победить ТРЕВОГУ СМЕРТИ через магическую уверенность в вечности бытия, находящегося под собственным контролем.

Самое распространенным в пожилом возрасте является контроль  за выделениями, когда регулирование стула становится равноценным контроллированию в профессиональной сфере или в сфере межчеловеческих отношений. Если задержка стула затягивается, то это может вызвать жуткую панику или глубокую депрессию. Кроме того, подобные проблемы могут усиливать ТРЕВОГУ НЕБЫТИЯ И СМЕРТИ, ведь любые сбои в самочувствии могут означать притаившуюся за ними смерть.

Более того, как подчеркивает Карен Хорни, даже само стремление к чрезмерному контролю, в частности, к контролю над „внутренним“, над своим здоровьем негативно проявляться на физическом уровне: „соответствующие физические проявления широкой системы контроля – это мышечное напряжение, выражающееся в походке, позах, жестком выражении лица, затрудненном дыхании, запорах, и т.д.“.  Поэтому стремление взять под контроль состояние своего здоровья может иметь своим результатом постоянное напряжение, выливающееся в бессонницу, депрессии, и более серьезные душевные расстройства.

Стремление к контролю будет выражаться в чрезмерном мышечном напряжении (как проявление готовности к борьбе за тотальный контроль). Отсюда - ощущение тяжести в мышцах и чувство усталости, как если бы человек тащил на себе непосильную ношу. Причина тому – попытка контролировать то, что едав подвергается контролю, то есть проишодящее вне зависимости от сознания человека.

Соматические проявления (включающие расстройства практически во всех автономных системах аргонизма – дыхательной, пищеварительной, моче-половой, а также различные болевые синдромы) могут отражать потерю ощущения контроля над собственным телом. Хочу сделать акцент на слове „ощущение“.

Человек, склонный к гипертрофированию восприятия своих возможностей к контролю, стремится взять под свой полный контроль как собственное здоровье, так и функции собственного организма. И ему (рано или поздно) начинает казаться, что ему все по плечу (ИЛЛЮЗИЯ КОНТРОЛЯ). Но контролировать неконтролируемое невозможно. Именно поэтому в сознание человека постоянно прорываются импульсы из различных участков автономно функционирующего организма, не признающего никакого искусственного контроля и насилия над своей природой.

Сон, потенция, стул и тому подобное – это все примеры сложных физиологических процессов, которые относятся к функциям тела, сформировавшимся задолго до появления человеческого сознания. Организм регулирует все сам и так, независимо от того, нравится ли это человеку или нет. Человек может прибегать к лекарствам, к народным средствам или к разным уловкам – но все равно, решающее слово останется за самим организмом. Поэтому лучший способ контроля – это „отпустить“ свой организм в „свободное плавание“. Единственное, чем человек может помочь своему организму – это относиться к нему, как к другу, разумно поддерживая, где надо, не загоняя его работой или спортом, испытывая ДОВЕРИЕ к нему – и стараясь испытывать РАДОСТЬ от всего, что приходится делать на данный момент.