quote Чем сильнее мы пытаемся удержать прошлое, тем больший страх
испытываем перед преходящим...
Фриц Риман

Мужество и фундаментальные решения

В этой главе мы рассмотрим, как мужество проявляет себя в процессе совлаадания с тревогой при посредстве ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ.

МУЖЕСТВО И ИНТЕНЦИОНАЛЬНОСТЬ
Человеку не суждено "отсидеться" и не совершать никаких поступков, какой бы мучительной ни была его тревога. Он, можно сказать, "обречен" на действие (даже если это действие - бегство или минимальные "вылазки" из укрытия).

Пауль Тиллих заявляет, что "Я, отсеченное от соучастия в мире, – это пустой сосуд, чистая возможность. Оно вынуждено действовать в силу того, что живет, но оно вынуждено переделывать всякое действие потому, что деятельность вовлекает действующего человека в сферу того, на что он воздействует". Человек, действуя, по сути, превращает свои потенциалы в реалии (САМОАКТУАЛИЗАЦИЯ), а "все актуализированное обладает потенциями для дальнейшей актуализации" (Тиллих).

Пауль Тиллих отмечает, что человек "утверждает себя как способного преобразовывать реальность в согласии с требованиями разума: это борющееся, дерзающее мужество". Это - мужество пробиваться вперед, достигать поставленные цели. Прилагая волю, совершая ВОЛЕВОЙ АКТ, человек способствует реализации ОБРАЗА БУДУЩЕГО, которое, несомненно, включает и его самого - такого, которым он должен стать. То есть мужество требуется человеку для СТАНОВЛЕНИЯ.

Однако, подчеркивает Пайль Тиллих, "деятельность задает содержание и по этой причине ограничивает СВОБОДУ человека сделать из себя то, что он хочет". Это объясняется тем, что своими поступками, своим движением к определнным ЦЕЛЯМ, человек создает или получает определенный набор возможностей. Отсюда вытекает необходимость мужества, способного принимать те обстоятельства, в которых оказывается человек. Это мужество приятия СУДЬБЫ и РАМОК СВОБОДЫ.

Рамки свободы могут быть расширены, если обстоятельства это позволяют. Поэтому человеку может потребоваться мужество для преодоления препятствий. Благодаря мужеству преодоления человек устраняет и различные угрозы (включая угрозу утери или отсутствия смысла, угрозу вины), побеждая их своим мужественным действием.

Далее, понимая, что могут быть использованы только РЕАЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ, человек призывает мужество, чтобы выжидать наступления этих возможностей. Время ожидания может потребовать от человека мужества и для того, чтобы не поддасться влиянию ТРЕВОГИ ПУСТОТЫ, толкающий человека на какую угодно активность.

Мужество всегда проявляется в том или ином поступке, будь это действие или бездействие. Своим поступком человек берет на себя ОТВЕТСТВЕННОСТЬ как за этот поступок, так и за его возможные последствия. Эти последствия могут быть печальными, так что человеку грозит столкнуться с ЧУВСТВОМ ВИНЫ – и с реальной ВИНОЙ, если он нацеливался на полученный результат осознанно и НАМЕРЕННО. Если речь идет о нарушении заповедей, то мы сталкиваемся с понятием греховности. Как мужество помогает справиться с парлизующим переживанием вины и страхом перед наказанием и осуждением, мы рассмотрим ниже.

Немалое мужество человек может проявлять, добывая, преумножая, защищая свое имение (МОДУС ОБЛАДАНИЯ). Даже вору, грабителю, насильнику требуется определенная доля смелости, чтобы совершить то, что они затевают. Но, я думаю, это мужество лучше назвать дерзостью. Такие люди либо просто уверены в своей безнаказанности, либо они куражатся, пытаясь своим поступком утвердить себя в своей кажушейся исключительности. Стоит ли такая игра свеч и есть ли альтернатива обладанию? Но тут мы уже вплотную подходим к роли мужества в субстанциональном решении проблем тревоги.


МУЖЕСТВО И СУБСТАНЦИОНАЛЬНОСТЬ

Ролло Мэй пишет, что “каждый существующий человек обладает чертами самоутверждения, которые необходимы ему для того, чтобы сохранять свой центр. Это утверждение своего человеческого бытия мы называем "мужеством"“. Речь здесь идет о том, что мы называем ИДЕНТИЧНОСТЬЮ, о том, что человек считает самим собой.

Итак, мы подошли к рассмотрению того вида мужества, которое Пауль Тиллих назвал „мужеством быть собой“, подразумевая под этим самоутверждение „Я“ в качестве самого себя, уточняя, что „Я, которое утверждает себя,  - это то, что оно из себя делает"... Это мужество способствует „утверждению обособленного, самоцентрированного, индивидуализированного, единственного в своем роде, свободного, самостоятельного Я“.

Следует различать самоутверждение, основанное на интересах ПОДЛИНОГО Я и самоутверждение, „обслуживающее“ ИДЕАЛЬНОЕ Я человека. Если первое направлено на реализацию человеком своего ПРЕДНАЗНАЧЕНИЯ и на его СТАНОВЛЕНИЕ, то второе служит торжеству его ГОРДЫНИ. В первом случае самоутверждение осуществляется в МОДУСЕ БЫТИЯ, представляющего собой неостановимый процесс перемен. Во втором случае мы имеем дело с МОДУСОМ ОБЛАДАНИЯ, когда человек главной задачей своей видит „собирание“ и культивирование материальных и нематериальных „имений“, на которых он и строит свое самоутверждение.

О том, как люди могут укрепиться, следуя ИСТИННОМУ (БОЖЕСТВЕННОМУ) СМЫСЛУ можно прочитать в житиях святых, в священных текстах. "Страдания праведника могут быть для того, чтобы этот праведник дошел до очищения своих качеств", находим мы у известного исследователя и комментатора Торы З. Дашевского.

Есть и другое предназначения у праведника. Согласно толкователям Торы и мудрецам Талмуда, от каждого поколения требуется какая-то заслуга, за которую мир получает право на свое дальнейшее существование. Дашевский пишет по этому поводу: "Праведник должен быть демонстрационным объектом, чтобы люди видели, что можно сделать из человеческих качеств, либо праведник иногда может страдать за весь мир, который настолько слаб, что может не выдержать страданий".

Например, история Иова, который промолчал во время совещания у фараона, замыслившего уничтожить евреев. "Это страшная вина - молчать, когда совершается нечто столь чудовищное", - пишет З. Дашевский. В результате на Иова были насланы страшные страдания, которые он мужественно перенес. Одно из толкований этих событий указывает на то, что Иов своими страданиями отвел страдания от своего народа. Дашевский пишет: "Иов был настолько великим праведником, что, когда он услышал, что против Израиля замышляется такое, он понял, что Израиль в этом поколении не в форме". Иов понял, что народу Израиля не перенести столь жестоких испытаний и принял их на себя: Иов был единственным великим праведником в том поколении, и он молча принял страдания".

Во имя того, что человек считает своим СМЫСЛОМ, он в состоянии переносить многие страдания. По словам Ницше, кто знает «зачем жить», может вынести почти любое «как». Об этом говорит и Виктор Франкл, описывая время своего заключения в нацистском концлагере. Он отмечает, что для выживания важнейшую роль играл тот самый смысл, который человек видел в будущем, когда кошмар закончится.


МУЖЕСТВО И АКСИОЛОГИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ

МУЖЕСТВО - это не отсутствие страха и тревоги. это лишь средство реализовать что-то более ценное, чем то, что можно достичь прячась от страха и тревоги. Именно благодаря мужеству человек осуществлянт поступки, которые реализуют его ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ, способствуя РОСТУ и САМОАКТУАЛИЗАЦИИ.

Важнейший вопрос для человека, идущего по этому пути, будет: "а почему я именно так поступаю ради чего я делаю именно это?". Иными словами, мужество помогает человеку реализовать его СМЫСЛЫ. Также мужество требуется для утверждения важнейших ЦЕННОСТЕЙ или для их засшиты, если ценностям угрожает извне некая сила. Так как ценности составляют внутренний скелет человеческой личности, то мужество помогает человеку укреплять и сохранять собственную цельность и ИДЕНТИЧНОСТЬ.

Однако не всегда мужество может помочь в этом. Если опасность извне велика, то самой важнейшей ценностью становится собственная жизнь. Так, З. Дашевский, разбирая положения Торы, пишет, что „бывают такие времена, когда мудрый и мужественный поступок - это спасти свое…: бывают эпохи, когда невозможно подняться выше какого-то уровня…, и бывают такие злодейские поколения, где ты не можешь подняться выше какого-то уровня“. Так, на упомянутом выше совещании у фараона по поводу судьбы евреев (фараон надумал погубить их), на котором присутствовали три мудреца, „самым выдающимся героем из этих троих был человек, который встал и удрал: бывают такие времена, когда ничего лучшего ты сделать не можешь; когда зло так велико, ты не можешь ему противиться“. Такие времена нам хорошо известны из древней, новой и даже новейшей истории…

В целом же, мужество можно отнести к одной из важнейших ценностей человека. Ведь даже смелость грабителя будет неоценимым подспорьем в его, пусть и неблаговидном, но все же деле. Но дело это направлено на смыслы утилитарные, на шкурные интересы, попирающие интересы ближних, их благопулучие и достоинство. Поэтому истинной ценностью мужество может считаться, если оно направлено на реализацию „БОЖЕСТВЕННЫХ СМЫСЛОВ“ и отстаивание БАЗОВЫХ ЦЕННОСТЕЙ.



МУЖЕСТВО И ОТНОШЕНИЯ

"Человек как личность, способен участвовать во всем, но участвует он лишь посредством той составляющей мира, которая делает его личностью. Лишь в ходе постоянной встречи с другими личностями происходит становление и сохранение личности. Место этой встречи – сообщество", - пишет Паль Тиллих. Сообществом является и огромный коллектив, нация, и семья из двух человек, и отношения двух знакомых. Здесь человеку требуется мужество, которое Пауль Тиллих назвал "мужеством быть частью".

Мужество в отношениях обусловлена важностью признания свободы другого человека. Настоящее партнерство строится на свободном союзе людей, каждый из которых ответствен как за то, что он сам делает, так и за совместные решения и поступкки.

Двое людей лишь тогда смогут жить и действовать совместно, когда между ними существует ДОВЕРИЕ. Ревность, недоверие и чрезмерный КОНТРОЛЬ убивают отношения. Поэтому, радуясь партнерству и тому, что оно дает обоим, каждый из партнеров должен мужественно принять то, что другой имеет свои собственные чувства и потребности, не всегда понятные и удобные, каждый может совершать ошибки, каждый имеет право на свой собственный выбор и путь.

Мужество в отношениях двух людей может требоваться от человека, чтобы тот сумел смирить свои претензии, научился прислушаться к чувствам и инересам своего партнера. При соответствующих обстоятельствах человеку необходимо мужество, чтобы принять и пережить разрыв, трения, потери, чтобы переступить через свою ГОРДЫНЮ и сделать шаг к примирению, к ДИАЛОГУ. Порой мужество необходимо, чтобы совершить акт прощения и отпустить другого.

В любом сообществе человек переходит на новый уровень своей активности, соучаствуя в достижении целей большой или малой группы. "Соучастие означает в точности следующее: быть частью того, от чего человек в то же время обособлен“, - считает Тиллих.

Участие в группе (независимо от ее размера) предполагает принятие ее культуры и игру по ее правилам. "Бытие в качестве части свидетельствует о том, что самоутверждение обязательно включает утверждение себя как "участника"", - пишет Тиллих. Поэтому от человека требуется мужество приспособления, мужество КОНФОРМИЗМА, чтобы он мог действовать в составе группы.

Главное условие конформности - понимание и принятие того, ради чего человек становится частью сообщества. Конформность членов больших групп подогревается и поддерживается с помощью методов пропаганды и воздействия других массовых информационных технологий и технологий культуры.

Как мы уже говорили, любое действие чревато риском, ошибками, неудачами и виной. Коллективные решения и действия - не исключение. Вина группы становится виной каждого ее участника. Поэтому Пауль Тиллих предупреждает: "Самоутверждение внутри группы подразумевает мужество принять вину со всеми ее последствиями как публичную вину, независимо от того, на ком конкретно лежит ответственность. Группа решает, какую вину нужно искупить во имя группы, а индивид принимает ту систему наказания и расплаты, которую ему предписывает группа".


МУЖЕСТВО И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-СОЗНАВАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ

Человек может мужественно отстаивать иные свои УБЕЖДЕНИЯ и ИДЕАЛЫ. даже идти за них на смерть. Это свидетельствует об особой ЦЕННОСТИ таких убеждений и идеалов для человека (нередко о наличии у человека "сверхценной идеи"). Вопрос только - а действительно ли собственная жизнь не важнее таких идеалов и убеждений?

„Мужество быть собой есть мужество следовать доводам разума и не подчиняться власти иррационального…, мужество утверждать себя в движении от низшей к высшей ступени рациональности“, - заявляет Пауль Тиллих. Таким образом, зрелое мужество есть мужество осознанное. Отвагу, основанную на импульсе и стремлении покуражиться, вряд ли можно отнести к такому виду мужества.

Осознанное мужество является условием того, что человек будет вести себя разумно: не прятаться, если можно и нужно двигаться вперед; совершать взвешенные и разумные поступки, беря на себя за них ответственность; поступать в соответствие со своими ценностями и во имя открываемых и принимаемых на себя смыслов.

В то же время, человеку, как мы уже говорили выше, не суждено полностью предвидеть, каковы будут последствия его поступков, поэтому он всегда потенциально виновен или греховен. Казалось бы, руки должны опуститься (зачем что-то делать, раз такие опасности подстерегают?)… Казалось бы – не за что себя уважать, незачем утверждать себя – такого…

Но человек способен принять себя таким каков он есть (то есть потенциально виновного и греховного) и проявлять мужество и дальше, совершая СВОБОДНЫЕ и ответственные поступки. Так проявляется мужество ДОВЕРИЯ, основанное на том, что человек (каким бы он ни был) полагается на приятие и безусловное прощение некой высшей силой.

Для иллюстрации того, что означает мужетсво доверия приведу цитату из Пауля Тиллиха, который ссылается на учение Мартина Лютера:

„Самоприятие невозможно, если ты не принят в межличностное отношение. Сила приятия должна воплощаться в личности, которая способна понять вину, способна судить и способна принять ее вопреки приговору. Приятие тем, что не обладает качеством личности, никогда не может преодолеть личное самоотвержение. Но даже если ты принят как личность, необходимо самотрансцендирующее мужество принять это приятие, необходимо мужество доверия. Ведь приятие вовсе не означает, что вина отрицается.

У Лютера встреча с Богом создает основание не только для мужества принять на себя грех и осуждение, но и для мужества принять на себя судьбу и смерть. Ведь встреча с Богом означает встречу с трансцендентной надежностью и трансцендентной вечностью. Тот, кто соучаствует в Боге, соучаствует в вечности. Но для того чтобы соучаствовать в Нем, необходимо, чтобы Он тебя принял, а ты принял бы Его приятие тебя.

Итак, даже при безусловной вере в Бога и при полном доверии Ему, человек не освобождается от того, чтобы и самому активно действовать в мире, совершая ошибки, осознавая их, принимая свою ответственность и вину - и веря в то, что ты прощен, твои грехи прощены.

Ведь „мужество доверия не основано на чем-либо конечном, находящемся рядом с человеком, даже на Церкви. Оно основано на Боге и только на Боге, который постигается в опыте уникальной и личной встречи. Мужество, возникающее из этой встречи, есть мужество доверия. Мужество доверия отождествляется с мужеством ВЕРЫ“, - пишет Тиллих, - „и это право мужественно принять приятие имеет не тот, кто добр, мудр или благочестив, а тот, кому недостает всех этих качеств и кто осознает свою неприемлемость…, мужественно принять самого себя как принятого вопреки своей неприемлемости…, мужество принять прощение грехов не как абстрактное утверждение, а как опыт, на котором основана встреча с Богом“.

Итак, за этим мужеством стоит соучастие человека в том, что ТРАНСЦЕНДИРУЕТ его „Я“ (превосходит его в масштабах времени, пространства, смысловых значений). Ведь мужество доверия основывается не на доверии к самому себе, подчеркивает Тиллих: „Мужество доверия – это личное доверие, основанное на личной встрече с Богом (личное общение с источником мужества). Своему существованию человек может доверять лишь после того, как его доверие перестает основываться на нем самом“.

Конечно, такая встреча требует от человека, чтобы он свои НАМЕРЕНИЯ осознанно (СВОБОДНО и ОТВЕТСТВЕННО) соотносил с БАЗОВЫМИ ЦЕННОСТЯМИ и поступал в соотвествие с ПРИНЦИПАМИ СПРАВЕДЛИВОСТИ.


***


Пауль Тиллих утверждает, что описанные им три вида мужества (мужество быть; мужество быть частью; мужество быть собой) взаимосвязаны и влияют друг на друга, проникая друг в друга:

„Мужество быть по своей сущности всегда есть мужество быть частью и мужество быть собой в их взаимозависимости. Мужество быть частью – неотъемлемый компонент мужества быть собой, а мужество быть собой – неотъемлемый компонент мужества быть частью.

Тот, кто обладает мужеством быть частью, обладает мужеством утверждать себя как часть сообщества, в котором он участвует. Его самоутверждение составляет часть самоутверждения социальных групп, формирующих общество, которому он принадлежит.

Опасность утратить свое Я порождает протест против мужества быть частью и ведет к возникновению мужества быть собой – мужества, которому, в свою очередь, грозит утрата мира".