quote Нас не толкают неумолимые силы прошлого и настоящего,
а притягивает то, чему еще только предстоит быть
Ирвин Ялом

Проблемы понимания и конфликты

СТРЕМЛЕНИЕ К ПОНИМАНИЮ, ЖЕЛАНИЕ БЫТЬ ПОНЯТЫМ И НЕПОНИМАНИЕ КАК ИСТОЧНИКИ КОНФЛИКТОВ

„Я хочу понять, почему ты ТАК поступила“ или „Я не понимаю, почему ты ТАКОЙ“… Фразы, подобные этим, являются нередкой причиной конфликтов и скандалов в отношениях между двумя людьми. Они напрягают, особенно если повторяются из раза в раз. А все происходит именно так, поскольку такие требования к другому – обращения к другому за „пояснениями“ – становятся часто едва ли не главным содержанием общения.

Не меньшую угрозу несут упреки типа „ты меня не понимаешь“. Человек будет стремиться донести до другого некую идею, касающуюся собственной личности. Настойчивое требование понимания, подобно капле, точит камень отношений. Другой воспринимается не как человек, который (как и все прочие люди) обладает весьма ограниченным потенциалом для понимания, а как некий аппарат, который ДОЛЖЕН понять, но который почему-то заклинило. Но если в этом случае речь идет о некой „поломке“, которую можно "исправить", то в другом случае дело обстоит еще хуже. Так, человек может считать другого упрямцем, , то есть "нарочно не понимающим" или "делающим вид, что он не понимает"...

Проблема „недопонимания“ или „непонимания“ одного человека другим усугубляется еще и тем, что каждый из участников общения не до конца понимает, вовсе не понимает или извращенно понимает один другого (см. также статью КОММУНИКАЦИЯ И ВЗАИМОПОНИМАНИЕ).

Взаимопониманию мешает как то, что один не может донести в своем сообщении, что он хочет от другого, так и то, что другой трактует это сообщение по-своему.

Причинами первой проблемы может быть следующее:

человек недостаточно четко может сформулировать свое сообщение, часто в силу неясности для него самого собственных желаний и мотивов и, соответственно, целей сообщения;

человек неполностью осознает (или вообще не осознает), что его понимание ограниченно теми мотивами и значениями, которые он вкладывает в свое СООБЩЕНИЕ (причину этого мы рассматриваем, в частности, в статье МНОГОФАСЕТОЧНОСТЬ СЛОВА) – в итоге мы имеем недостаточно осознанное использование значений ключевых слов и всего сообщения, предпочтительное использование слов в абстрактном, размытом значении (часто человек попросту не осознает, что то или иное слово разные люди – да и один и тот же человек в разных контекстах – могут трактовать порой абсолютно по-разному).

К группе причин второй проблемы отнесем:

не меньшую, чем для говорящего, проблематичность для слушающего четко осознавать значение сказанного;

трактовку услышанного через призму собственных страхов, опасений, ожиданий и ПРОЕКЦИЙ (см. ПОНИМАНИЕ: ВОСПРИЯТИЕ И ОСОЗНАНИЕ);

стереотипное восприятие того или иного контекста или сообщения, - либо в силу влияния предыдущего опыта, либо в силу ПРЕДРАССУДОЧНОГО отношения к источнику сообщения (к говорящему).

В результате мы можем иметь приблизительно такой диалог:

Он: “Что-то давно мы с дочкой не гуляли…”

Она: “Опять твои вечные упреки! Ты сам никогда палец о палец не ударишь! Только и можешь, что все на меня взваливать...”.

А он хотел всего лишь сказать: “Не прогуляться ли нам всем вместе немного вечерком”… Но в результате скандала все остались дома – обиженные и недовольные.

Гораздо сложнее обстоит дело, если в разговоре начнинает идти речь о понятиях абстрактных или крайне многозначных. Возьмем для примера попытки выражения друг другу своей любви.

Для одного любовь – это, прежде всего, "обнимашки-целовашки", для другого – совместная работа по дому, для третьего – посещение спектаклей и цонцертов и единодушие в их последующей трактовке. Поэтому каждый может воспринять проявления искреннейшей и глубочайшей любви другого как насмешку над собственными чувствами и потребностями, если понимание каждым понятия "любовь" существенно отличаются.

Еще меньше шансов на успех у попыток человека показать, что ему недостает тепла. Такие попытки часто трактуются другой стороной как упреки или черная неблагодатность, если эта другая сторона считает, что она выкладывается в своих проявлениях любви по максимуму.


***


Какой из всего этого следует вывод? Людям следует релативировать проблемы „понимания“. Я имею в виду следующее:

осознать, что полное понимание – это иллюзия, поэтому стоит позволить и себе, и другому понимать ровно столько, сколько понимается на данный момент;

оттачивать вербальную составляющую (стараясь максимально приблизить значение СЛОВА и сообщения к тому, что хочешь сказать - неважно, другому человеку или самому себе);

осознавать мотивации своего сообщения и ИНТЕНЦИОНАЛЬНУЮ его составляющую (“что я хочу добиться от другого своим сообщением?”);

разрешить другому человеку иметь свою “маленькую тайну” – то, что он не обязательно должен сообщать (особенно под давлением); это, с одной стороны, уважение СВОБОДЫ своего партнера, с другой, -  выражение ему ДОВЕРИЯ.

Часто другой даже и не знает, что у него есть эта “тайна”: просто на данный момент он не может или не хочет говорить на ту или иную тему (не в силу стремления ко ЛЖИ, а в силу недостаточного осознания этих тем и недостаточного формулирования для себя их значений).

 

***


В заключение я хочу привести цитату из работы Томаса Гоббса о речи - речь идет о "злоупотреблении речью":

"четыре злоупотребления речью:

Первое, когда люди неправильно регистрируют свои мысли из-за неустойчивого значения употребляемых ими слов, в силу чего люди регистрируют в качестве своих представлений то, что они никогда не представляли, и, таким образом, обманывают себя.

Второе, когда они употребляют слова метафорически, т. е. в ином смысле, чем тот, для которого они предназначены, обманывая этим других.

Третье, когда они словами объявляют как свою волю то, что ею не является.

Четвертое, когда слова употребляют, чтобы причинить боль друг другу. В самом деле, мы видим, что природа вооружила живые существа для причинения боли врагу: одних - зубами, других - рогами, а третьих - руками.

Далее Гоббс делает некое отступление, подчеркивая допустимость "боли" в воспитательных целях: „причинение боли человеку языком есть злоупотребление речью, кроме тех случаев, когда это относится к человеку, которым мы обязаны руководить; но в таком случае это уже не причинение боли, а наставление и исправление“.